Премьер-министр «Донецкой народной республики» Александр Бородай о батальоне «Восток», бывшем начальнике Малофееве и будущем «ДНР»

Здесь и сейчас
29 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тимур Олевский

Комментарии

Скрыть

В Донецке сегодня проходили прощальные мероприятия с погибшими во время столкновений между противниками киевских властей и украинскими военными, когда шел бой за аэропорт, а армия обстреливала ракетами сторонников «Донецкой народной республики» с вертолетов и самолетов. Специальный корреспондент Дождя» Тимур Олевский смог поговорить с премьер-министром самопровозглашенной Донецкой народной республики Александром Бородаем, политтехнологом, он был консультантом главы Marshall Capital Константина Малофеева. 

Олевский: Как сейчас организована судебная власть, правоохранительная система? Вы можете вкратце описать?

Бородай: Как она обычно организована в любой нормальной стране, в частности в РФ, естественно, с учетом положений российских.

Олевский: У вас есть, о чем попросить президента сейчас?

Бородай: Мы уже просили президента России. Вчера было сделано официальное обращение. Больше я ничего к этому добавить не могу.

Олевский: Когда вы здесь находитесь, летают самолеты, вы под прицелом, вы испытываете страх? Я вас прошу ответить не как герой революции, а по-человечески.

Бородай: Я бы не назвал себя героем. По-человечески некоторые опасения я испытываю, но есть ответственность и обязанности. У нормального человека чувства должны подавлять страх. Это и происходит, я надеюсь.

Олевский: Все время говорят о существовании батальона «Восток», но это же миф в том смысле, что есть название «Восток», оно у журналистов ассоциируется еще с тем «Востоком», который воевал в Чечне? Что такое батальон «Восток»? Почему это название присутствует? Кто эти люди?

Бородай: Батальон «Восток» - это не миф. Он реально существует. Никак с батальоном «Восток», который воевал в Чечне, он не связан абсолютно.

Олевский: Это просто совпадающее название?

Бородай: Абсолютно. Батальон «Восток» сформирован, прежде всего, из местных добровольцев. Добровольцы в батальоне есть, но их очень немного – меньше 10%.

Олевский: Вы верите, что в Донецке на улицах может война пойти?

Бородай: Если власти киевские, даже не киевские. Если господин Коломойский под прикрытием военнослужащих Украины попытается сюда войти, ему будет дан отпор. Я думаю, что, скорее всего, они будут остановлены на подступах, по крайней мере, искренне на это надеюсь. Война может затронуть город, мы сделаем все для того, чтобы этого не произошло, для того, чтобы мирная жизнь города продолжалась.

Олевский: Если вдруг, не дай Бог, придется стрелять на улицах, будет какой-то коридор для тех, кто захочет уйти?

Бородай: Мы сделаем все для того, чтобы мирные жители не пострадали. И мы сделаем все, чтобы коридоры, по крайней мере, с нашей стороны были налажены.

Олевский: Константин Малофеев очень жалеет, что вы больше не его советник, он о вас отзывался самым лучшим образом. Вы будете с ним работать, когда вы закончите?

Бородай: Посмотрим. По крайней мере, я надеюсь, что мы будем поддерживать дружеские отношения. Точнее – я не надеюсь, я в этом уверен.

Олевский: У меня лично существует путаница. Я знаю, что вы сейчас здесь, с вами бойцы. Существует Славянск, существуют другие города. Какая-то координация существует, есть начальник?

Бородай: Координация существует. Что касается оборонной политики, что касается военных, главным начальником является Игорь Стрелков. Да, он находится в Славянске, не здесь, но руководство осуществляется, прежде всего, им. Существуют еще другие министерства силовые – Министерство госбезопасности. Министр госбезопасности здесь.

Олевский: Вы верите в то, что может быть ситуация, что Россия не возьмет Донецк в часть своей территории. Какой у вас план на этот случай?

Бородай: Я очень надеюсь на первый вариант.

Олевский: Но план есть?

Бородай: Конечно.

Олевский: А вы можете его огласить?

Бородай: План Б – это существование как независимого государства, точнее – федерации, коя уже организована и объявлена. Федерация, которая называется Новороссия, в которой пока есть две составные части – это «Луганская народная республика» и «Донецкая народная республика», но могут быть и другие.

Олевский: Вы можете сказать российским зрителям и украинским, что бы вы хотели сказать им в эти дни?

Бородай: Зрителям в России и зрителям на Украине я хочу сказать только одно – держитесь, мужайтесь, я надеюсь, все будет хорошо, я надеюсь, что нам удастся не допустить гражданской войны, когда представители не то что братских народов, а, по сути дела, одного народа, убивают друг друга. Я надеюсь, что все будет в порядке, несмотря на то, что уже произошло.

- Вы знаете, где находятся представители из ОБСЕ?

Бородай: Насколько я знаю, они вчера объявились и сообщили, что у них были выключены телефоны. Это, конечно, загадочная история, почему-то у людей из ОБСЕ выключаются телефоны, и они тогда пропадают, когда их присутствие наиболее необходимо. Мне сообщили, что они нашлись.

- Это вторая группа, а первая…

Бородай: Нет, тогда я не знаю, где находится первая группа. Вторая группа уже нашлась. Я очень раз за них. Меня только поражает то, что телефоны у господ из ОБСЕ выключаются тогда, когда их присутствие более всего необходимо. Например, происходит бой в аэропорту, бой с применением авиации, вертолетов, в принципе, надо было останавливать, гибнут люди мирные, местные жители, гражданские невооруженные. ОБСЕ были бы очень кстати, но у них отключены телефоны. Вот у меня в районе аэропорта телефон работал, а у них нет. Удивительно!

- Пономарев сказал, что эти четверо в Славянске.

Бородай: В Славянске, насколько я знаю, никаких наблюдателей из ОБСЕ не находится. С Игорем Стрелковым разговаривал, у него никаких наблюдателей нет.

- Где тогда они?

Бородай: Понятия не имею. Мы попробуем их найти. Я думаю, что найдем, в конце концов, но где они, я не знаю. Как вы понимаете, у противоположной стороны большой соблазн этих людей взять к себе и украсть, а потом объявить, что это действия сепаратистов. К сожалению, я не имею ни малейшего понятия, где они. Очень хотелось бы, чтобы они нашлись в самое ближайшее время.

Олевский: А когда возможен обмен задержанных с двух сторон? Существуют ли у вас списки тех, кто по каким-то причинам задержан?

Бородай: Он регулярно происходит. Точнее не регулярно, но происходит практически постоянно. Как вы понимаете, сейчас ситуация такая, что неразбериха и дезорганизация, причем не только с нашей стороны, а с обеих сторон, очень велика. Списки постоянно формируются. У нас есть человек, который за это отвечает.

Олевский: С ним можно как-то связаться?

Бородай: Леонид Баранов, связаться можно. Вы его можете найти. Я не располагаю телефонной книгой, но найти его не так сложно. Он занимается этим вопросом, занимается фундаментально, и у него очень много по этому поводу дел. Обмены происходят часто.

- А сейчас ведутся переговоры со стороной украинской?

Бородай: Сейчас нет. А нам никто ничего не предлагает. Если выйдут более-менее серьезные посредники, поймите, что все время возникают какие-то люди, которые говорят, что они готовы попосредничать и посотрудничать, а потом выясняется, что это все пустышка и фикция, к сожалению, что эти люди хотят заработать себе какое-то влияние, организовать себе пиар. Не знаю, в конце концов, с добрыми намерениями приходят, что не способны ничего осуществить. Поэтому в настоящее время переговоры не ведутся.

Олевский: Что нужно сделать новоизбранному президенту Украины, чтобы вы сели за стол переговоров с кем-то из его представителей, звонок должен последовать или шаг совершить?

Бородай: Вообще-то он должен отвести все подчиняющиеся ему подразделения с территории «Донецкой народной республики» и Луганской тоже.

Олевский: Это единственное условие?

Бородай: Да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.