Лимонов, Рыжков и Рассудов о будущих выборах

Здесь и сейчас
29 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня Дмитрий Медведев дал старт избирательной кампании в Госдуму - выборы пройдут 4-го декабря. Случилось это на встрече президента с лидерами тех семи зарегистрированных российских партий, которых пустят в парламент.

Речь на встрече шла только о предстоящем голосовании. Президент попросил не использовать темы межнациональных и межэтнических отношений, и даже рассказал, что его особенно расстроит - это "две вещи: административный произвол чиновников, и бездоказательные обвинения в фальсификации, которые довольно часто звучат со стороны тех, кто проиграл".

Лидеры приглашенных партий выступили со своими предложениями. Так, "Справедливая Россия" считает нужным установить во всех избирательных участках веб-камеры, чтобы не допускать фальсификаций. "Яблоко" попросило предоставить каждой партии по 10 минут эфира на федеральных каналах в течение последних двух недель.

"Правое дело" выступило с предложением ограничить места в парламенте, которые может занимать партия, до 50%. Михаил Прохоров считает, что это решит проблему политической монополии.

Представителей незарегистрированных партий на встречу не позвали. Телеканал ДОЖДЬ пригласил к себе тех, кого в парламенте видеть не хотят.

Владимир Рыжков - Сопредседатель партии ПАРНАС

Эдуард Лимонов - лидер "Другой России"

Павел Рассудов - председатель "Пиратской партии России"

Монгайт: Как выглядит жизнь партий после того, как их уже не допустили на выборы. Что происходит дальше?

Лимонов: Ничего не меняется. У меня предыдущая партия – Национал-большевистская партия - запрещена с апреля 2007 года, только количество репрессий, наверное, увеличилось, удвоилось, утроилось количество судов над членами партий якобы за принадлежность к партии, которая уже не существует. А регистрация никак на нас не повлияла. Я в моей долгой политической жизни, уже шестой раз мы подавали документы на регистрацию. Оружие нашей системы власти – это ложь. Если у Сталина это было насилие – неприкрытое и горделивое такое, опиравшееся хотя бы на диктатуру большинства, а здесь - это наглая ложь. Никаких других оружий у них нет.

Суханов: Вас опять не позвали в парламент, не позвали к выборам. Значит ли это, что вы сглотнете и пойдете дальше, и вообще что это – политическая система или же поддержки среди людей действительно у вас нет такой, какая должна была бы быть?

Рыжков: Я могу сказать, что у «Партии народной свободы», у ПАРНАСа, по данным «Левада-Центра», в Москве электоральный рейтинг, то есть число людей, которые готовы в это воскресенье прийти и проголосовать – 12%.

Суханов: Это кто замерял?

Рыжков: «Левада-Центр». Поэтому говорить о том, что у нас, присутствующих здесь, нет народной поддержки – это лукавство. Это говорит власть. Потому что единственный способ проверить, у кого есть поддержка, у кого нет – это свободные, честные выборы. ПАРНАС имеет рейтинг и в Москве, и по всей стране, и то, что ПАРНАС не зарегистрировали, как и наших коллег, присутствующих здесь, означает только одно – что власть боится оппозиционных партий. А то, что будет происходить в декабре, мы вообще за выборы не признаем, мы считаем, что это будет фарс и обман, потому что в стране, где оппозиция не может участвовать в выборах, в стране, где главные телевизионные каналы закрыты для оппозиции, и «Яблоко» клянчит 10 минут, в стране, где одна партия танком давит всех остальных, это партия воров и жуликов, «Единая Россия», и где фальсифицируются итоги выборов – говорить о выборах просто смешно. Кстати, по «Левада-Центру» свежие данные, 53% граждан России ответили, что они не считают декабрьские выборы честными и свободными, больше половины, а 70% требуют вернуть графу «против всех», чтобы послать их всех подальше.

Монгайт: Я слышала, что вы подали жалобу в Минюст, да?

Рыжков: Мы подали в суд, но, я думаю, мы вместе с Эдуардом и с Павлом ходим по этим судам многие годы, выиграть в России суд невозможно оппозиционерам. Мы, наша Республиканская партия, выиграли в апреле этого года Европейский суд по правам человека, который признал, что партия была закрыта незаконно. Эдуард Лимонов тоже ждет решения, я думаю, оно будет такое же. Но пока это решение не вступило в силу, потому что правительство Российской Федерации опротестовало его в Верхней палате суда. Когда оно вступит в силу, я буду требовать восстановления Республиканской партии. Когда это произойдет – не знаю.

Суханов: А что будет дальше? Вы говорите, что выборы нечестные…

Рыжков: Это вообще не выборы.

Суханов: Что будете делать дальше? Опять история про белого бычка?

Лимонов: Причем здесь белый бычок? Я в своей политической жизни пробовал любые методы борьбы, за некоторые методы отсидел в тюрьме. Все будет в порядке – в нашей стране будет в порядке и в нашей политике. Мы будем следовать примеру всех стран мира, и восточных, и западных. Будем выходить на улицы, будем пытаться мирным, ненасильственным путем заставить эту власть уйти. Это единственный выход, и никто другого не придумал, за последние десятилетия мы не видим ничего другого. Так называемые «бархатные революции», «цветные революции», революции в арабском мире – это суть одно и то же: выходят граждане, и самим своим присутствием говорят: «Мы тут, мы против вашей системы, уходите подобру-поздорову».

Монгайт: Скажите, а «Пиратская партия» будет выходить на улицу?

Рассудов: «Пиратская партия» будет проводить выборы альтернативные в интернете, потому что в принципе мы считаем, что Госдума - это несостоятельный орган, который не соответствует современным реалиям. На самом деле…

Монгайт: То есть туда и баллотироваться не надо?

Рассудов: На самом деле, государством должны управлять граждане посредством прямой электронной демократии. Для того, чтобы люди научились пользоваться своим правом управлять государством, мы будем проводить альтернативные выборы в интернете, для того, чтобы люди научились пользоваться и интернетом, и использовать эти технологии. Сегодня на выборы тратится - в этом году будет потрачено 9 миллиардов рублей - фактически столько, сколько было потрачен на детские сады в бюджете. Нам такие выборы не нужны, все может быть проще.

Монгайт: А вы не боитесь, что вот в выборах, которые проводят в интернете, выиграет одномандатник Навальный?

Рассудов: На самом деле, пускай он выиграет. Наш задача в том, чтобы обеспечить всем равные возможности, как зарегистрированным, так и незарегистрированным партиям, и поэтому здесь победит сильнейший. Но вне зависимости от того, победит Навальный или кто-либо другой, граждане должны сами непосредственно принимать участие в управлении своей страной.

Суханов: У меня еще один вопрос. Скажите, пожалуйста, уважаемые наши гости, вы знаете, что оппозиция действительно сама не умеет договариваться? Я хочу привести пример с правыми, когда перессорились там Явлинский и компания, и Союз Правых Сил, и вы…

Лимонов: А я с кем перессорился? Я ни с кем не ссорился.

Суханов: Вы с госпожой Алексеевой тоже 31 число не поделили. Может быть, в этом проблемы?

Лимонов: Госпожа Алексеева, начнем с того, что она не политик.

Суханов: Подождите, вот, опять начинается. Понимаете, может быть в этом проблема, что нет объединения в самой оппозиции?

Лимонов: Не нужно, чтобы лидеры объединялись, люди должны объединяться. Лидеры, они могут быть вздорными, амбициозными, неуживчивыми, ревнивыми, какими угодно.

Суханов: Мне кажется, так лучше жить со спокойными лидерами, а не вздорными.

Лимонов: Давайте начнем, прежде всего, с того, что у нас полицейское государство. Не надо сваливать на оппозицию «не можете объединиться». Объединитесь в полицейском государстве!

Суханов: Я сейчас говорю как избиратель. Это моя точка зрения.

Лимонов: Если бы у меня была мотострелковая дивизия, я бы с этой властью разговаривал очень просто. У меня ее нет, поэтому я чту закон, и ненасильственное сопротивление, и Ганди на нашем знамени. Начнем с Ганди, посмотрим, до чего мы дойдем.

Монгайт: А стоит ли объединяться с той системной оппозицией, которая, собственно, прошла этот фильтр и сейчас участвует в выборах, то есть, КПРФ, «Справедливая Россия», «Правое дело»?

Лимонов: А зачем им объединяться?

Монгайт: Против «Единой России» стать единым фронтом.

Лимонов: Они не хотят, они партии-сателлиты.

Суханов: А они против мам и пап будут объединяться?

Рыжков: Знаете, Владимир Путин служил в Дрездене советским шпионов и в ГДР, кто забыл, была тоже якобы многопартийность. Там была СЕПГ и были партии-сателлиты - аграрии были какие-то, христианские демократы. Путин воспроизвел у нас дрезденскую систему. То есть, есть «Единая Россия» и есть сателлиты, ее как бы союзники и спутники, которые изображают борьбу нанайских мальчиков. Вот у Петра Первого были потешные полки, а у Путина - потешные партии. Объединяя их, разъединяя, никто из них не встал на твердую оппозиционную позицию - это все потешные партии, поэтому никакой роли они не играют. Будет у одних 10 мандатов больше, у других 10 мандатов. Нам часто говорят: «Вот в таком-то городе коммунисты победили». А я всегда задаю вопрос: «И что изменилось?». Как правила там «Единая Россия», так и правит. Поэтому речь идет о том, что нужна настоящая политическая конкуренция, а для этого нужны настоящие оппозиционные силы.

Лимонов: В 93-м году у коммунистов была огромная фракция.

Рыжков: Самая крупная.

Лимонов: Что они сделали? Ничего! Они сейчас опять наращивают.

Суханов: Простите, пожалуйста. К моему вопросу о способности оппозиции договориться между собой.

Рыжков: Так мы договорились. Во-первых, ПАРНАС объединяет четыре партии - РНДС Касьянова, «Демвыбор» Милова, «Солидарность» Немцова и Республиканскую партию. В вопросе честных выборов у нас Эдуард Лимонов выступал 25 июня на митинге. Мы участвовали в маршах несогласных и в акции 31 числа. То есть, когда речь идет о конкретном деле, мы объединяемся и выступаем вместе. Я вообще здесь не вижу никаких проблем.

Лимонов: Проблемы объединения давным-давно нет. Есть только проблема полицейского государства, которое не хочет уходить, хочет править нами средневековыми методами. Есть огромное количество граждан, которые смотрят на эту власть уже с отвращением. Этого не было в 2007 году, а в 2011 они просто не знают, каким путем пойти.

Рыжков: Особенно в больших городах «Единая Россия» сейчас имеет 30%, рейтинг снижается. Поэтому для них это катастрофическая ситуация: им нужно показать 60% на выборах. Реальный рейтинг «Единой России» по стране меньше 40, а в таких больших городах как Москва, Питер, Нижний Новгород меньше 30%, поэтому нас ожидает тотальная фальсификация 4 декабря.

Суханов: С этим как-то связано то, что до сих пор не могут определиться, кто будет баллотироваться?..

Рыжков: Это связано, потому что они думают, как им половчее сделать, и как им половчее сфальсифицировать. И с этим связано создание Народного фронта, чтобы изобразить видимость всенародной поддержки.

Рассудов: Мне кажется, что совершенно правильно коллеги говорили о том, что вот, кстати, проблемы появляются именно в представительной демократии, когда несколько человек представляют мнение якобы большинства или всего народа. На самом деле, каждый гражданин сегодня может изъявить свою волю фактически в ежедневных референдумах и делегировать свой голос динамично, в зависимости от того, кому он хочет сегодня делегировать свой голос или по какой-либо проблеме. То есть, по одной проблеме, по свободе собраний, я хотел бы делегировать свой голос Эдуарду Лимонову, по вопросам экологии - Чириковой, а там еще по какому-то – Навальному, а по каким-то отдельным вопросам, по IT- тематике, по вопросам авторского права, я бы проголосовал самостоятельно. Поэтому нужно вернуть всю власть гражданам, которые являются носителями этой власти по Конституции.

Суханов: Вы в курсе, что сегодня у Центризбиркома собрались лидеры, представители оппозиции во главе с Сергеем Удальцовым по следам сегодняшней встрече в Сочи?

Лимонов: Да, я знаю. Они задержаны, Косякин задержан, Удальцов.

Монгайт: А вы собираетесь как-то реагировать на это?

Рыжков: Мы реагируем каждый день. У нас давно уже любое выступление в защиту Конституции приравнивается к экстремизму. Власть, которая узурпировала все полномочия и действительно построила полицейское карательное государство, оно изображает из себя носителя законности. У нас все наоборот: у нас главным преступником является власть, а главными борцами за Конституцию являются те граждане, которые выходят на улицы и выступают за свои права.

Монгайт: Вы пойдете на выборы 4 декабря?

Лимонов: Я пойду на Триумфальную площадь, и уже призывал всех придти туда 4 декабря, поскольку это такое место намоленное, туда мы выходили уже раз семнадцать. Нет ни одной площади в Москве с такой репутацией отличной, поэтому надо идти туда и постараемся там доказать, что у нас в России тоже есть сильные храбрые люди, которые хотя бы пришли выразить свое отвращение к этим выборам. Мы, если надо, если сможем, будем и на следующий день там стоять.

Монгайт: А на избирательный участок?

Лимонов: Нет, на избирательный участок я не пойду. Я предложил очень интересный новый метод: надо идти. Конституция позволяет идти и заставить изъять себя, вычеркнуть из списка избирателей. Это есть в нашей Конституции, есть право у гражданина голосовать, но нет обязанности.

Суханов: Я совершенно этого не знал.

Рыжков: У нас позиция, у нас была конференция 2 июля партийная - ни одного голоса партии воров и жуликов, ни одного голоса ее сателлитам (как раз те потешные партии, которые сегодня летали в Сочи). Пока ни одна из них принципиальную позицию не заявила. И дальше два варианта. Одни у нас за то, чтобы вообще не ходить на эти выборы, а другие, как я, например, считают, что нужно придти, получить бюллетень, расписаться, чтобы за вас никто не расписался и испортить бюллетень. То есть, поставить крест на партии воров и жуликов и поставить галочки во всех окошках для того, чтобы он точно был недействителен. Фактически это замена голосования «против всех», той самой графы, которая была исключена «Единой Россией» из бюллетеней.

Рассудов: Мы предлагаем участвовать всем политическим партиям, в том числе и зарегистрированным, в альтернативных выборах и попробовать себя в этой честной конкурентной борьбе. То, каким образом поступать на самих выборах 4 декабря, это уже право каждого гражданина.

Рыжков: Мы «за», потому что ПАРНАС в большинстве таких интернет-голосований побеждает. Поэтому у нас там хорошие шансы в этом виртуальном парламенте оказаться.

Лимонов: Я считаю, что никакие альтернативные, виртуальные выборы не заменят личное участие. Надо посмотреть в блудливые глаза власти лично. Пойти и посмотреть на всю эту милицию, на всю эту похабщину и самим своим присутствием декларировать, что мы «против». Вот сколько нас есть - 200, 300, 20 тыс. - мы все «против».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.