Председатель УИК: «Впервые у нас «Яблоко» проходит»

Здесь и сейчас
5 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Егор Низамов, корреспондент «Дождя», рассказал, как его заставляли подписать протокол с недействительными цифрами.

Низамов: Самое интересное, естественно, велось во время подсчета голосов. Во-первых, в урнах для голосования находились пачки с аккуратно сложенными бюллетенями, и когда я попытался посмотреть, за какие партии там отмечены галочки, мне этого сделать не дали. А во-вторых, начались странности с подсчетом голосов, отданных за ту или иную партию.

Я, например, хорошо помню, сколько было отдано голосов за «Справедливую Россию» их было 116. Хорошо помню, что за партию КПРФ отдали свои голоса 202 избирателя, за партию «Яблоко» проголосовало 60 человек, за «Патриотов России» - 11. Недействительных бюллетеней было -12. В общем, если сложить все бюллетени, отданные за все партии, кроме «Единой России», получалось 514. Всего бюллетеней было - 1064. Таким образом, за «Единую Россию», можно посчитать, было отдано 550 голосов.

Председатель Булатская Мария Григорьевна внезапно посчитала, что эти результаты ее не устраивают и, видимо, вкралась в подсчеты какая-то ошибка. Я начал ей задавать вопросы: «В чем проблема?». После этого она отвела меня в отдельный кабинет. Сейчас вы услышите запись нашего интересного разговора.

Булатская: Впервые у нас «Яблоко» проходит. Я боюсь, что у нас протоколы ГАС «Выборы» вообще могут не принять, понимаешь? Надо нам раскидать так – ЛДПР, КПРФ. Понимаешь меня, в чем дело? По твоей же партии. Чтоб был у этих партий выше процент. Я могу сказать: «Так, я просматриваю галочки». Пойми. А ты не понимаешь. Ты лезешь не туда, куда надо. Ты хочешь, чтобы они управляли – «Яблоко»? Партии уже давно между собой все решили. Восьмипроцентный рубеж должны были пройти только крупные партии. Если бы вы не кричали, «Яблоко» бы столько даже голосов не набрало. Я сейчас спокойно пойду, пересмотрю, скажу «галочки», где-то заберу лишние голоса, добавлю их куда-то. Понимаешь?

Низамов: Я не позволю вас это сделать

Булатская: Ну вот, видишь?

Низамов: В общем, фактически Мария Григорьевна предлагала вступить с ней в преступный сговор. Я от этого отказался, и стал ждать дальнейшего развития событий. После этого она опять удалилась в комнату, где велись работы с книгами, кстати, вне поля зрения наблюдателей, и вернулась оттуда с новыми цифрами.

Эти новые цифры оказались в итоговом протоколе. Я сейчас вам их зачту. У партии «Яблоко», например, оказалось 58 голосов место 60-ти, у «Патриотов России» 6 вместо 11-ти. Испорченных бюллетеней оказалось 5 вместо 12-ти. В итоге так получилось, что у «Единой России» вместо 550 оказалось 580.

Я сказал, что не стану подписывать копию протокола с этими цифрами, и попросил все пересчитать. Но другие члены комиссии сослались на то, что уже слишком поздно, им не хочется там больше задерживаться, поэтому «ну, что решают 2-3 голоса, давайте уж отправим цифры такие, какие хочет председатель комиссии».

Я написал жалобу и мне выдали решение по этой жалобе. И там сказано, что «жалоба была вынесена на рассмотрение комиссии и члены комиссии единогласно решили, что жалоба не обоснована, так как избирательные бюллетени были подсчитаны неоднократно разными членами комиссии».

Подумайте, при таком желании принести победу одной из партий, все равно результаты могут сфальсифицировать на любом уровне, будь то участковая избирательная комиссия, территориальная или центральная.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.