«Пробку на «России» создало государство». Оценка главы профсоюза водителей

Здесь и сейчас
3 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Водителям-дальнобойщикам сегодня снова придется ночевать на обочинах трассы М10 «Россия». Новые пробки появились в понедельник в Тверской области. По сообщениям очевидцев, к этому времени ее длина превысила 100 километров.

В местной ГАИ пеняют на плохую дорогу в районе Торжка и на несознательность дальнобойщиков, которые занимают трассу на ночевку.

«Днем причиной одной из заторных ситуаций было то, что одна фура просто поломалась и осталась на проезжей части. Водители большегрузных автомобилей, стоящих за ней, подумали, что опять застопорилось движение, и стали передавать друг другу по рации свои домыслы. Поскольку у всех водителей есть рации, они это все транслируют, тем самым поднимая панику», – заявил представитель областной Госавтоинспекции. У нас в гостях председатель Межрегионального профсоюза водителей-профессионалов Александр Котов и волонтер Наталья Киселева.

Казнин: Кто-то из профсоюзов присутствовал на встрече, проведенной сегодня?

Котов: Из профсоюзов и, насколько я знаю, из общественных организаций, объединяющих переводчиков, никто не присутствовал на этих встречах.

Казнин: Но обвинили, в первую очередь, водителей. Что они не готовы к зиме, создают сами подобную ситуацию, ломаются, останавливаются.

Котов: У нас любят искать крайних. Найти и наказать ведьму – развлечение не только российское. Водители в этой ситуации явились заложниками. Никто не собирался выезжать на транспорте, который, возможно, сломается на трассе. Такое понятие, как зимняя резина для грузовых автомобилей, не существует. У нас применяются  в тяжелых участках на подъемах цепи, но на цепях можно пройти до 500м. При этом, если впереди какая-то машина ломается, то не только попутный транспорт информирован о том, что сломалась машина, но, как правило, водители, которые идут во встречном направлении, говорят, что на обочине стоит машина, и это слышат люди в радиусе 30 км. Это не паника, это нормальное рабочая обстановка.

Казнин: Не виноваты водители совсем.

Котов: И среди водителей есть товарищи, которые любят объехать пробку по обочине, по встречной полосе. Но когда встает вся трасса на протяжении 700 км, сейчас люди стояли под Валдаем в 30-километровой пробке, только два часа назад она тронулась. Сейчас в ночь опять пойдет снег. Говорить, что виноваты только водители в такой огромной пробке – это абсурд.

Арно: На заседании комиссии похвалили полицию сегодня. Благодаря им пробка рассосалась. Так ли это?

Котов: На вчерашний день у нас под Тверью, перед Торжком стояло 10 человек, членов профсоюза, с которыми я лично общался. Водители не боялись говорить в прямом эфире, что сотрудников ГИБДД они почти не видели, а МЧС – видели только в определенных местах. МЧС решало вопросы с пробкой с помощью совковой лопаты – смешно. Нужна тяжелая техника.

Казнин: На МКАД фуры не могут подняться на небольшую горку, как только выпадает снег. А вы говорите про цепи всесезонку. Зная, что такая ситуация будет, все равно выходят в рейсы, потому что есть путевые листы и нельзя их нарушать. Выходит, зная, что застрянет и остановит движение на городской трассе. Разве этого нет?

Котов: Нет. На самом деле у водителей есть руководство. Оно считает деньги, нахождение машины  в пробке прибыли не приносит. Многие перевозчики не выпускают машины на линию по маршрутам Санкт-Петербург – Москва и обратно в связи с тем, что экономически невыгодно стоять в пробке, загружать эту машину, держать ее в неопределенном месте неопределенное время. Когда ситуация рассосется, тогда машины пойдут по этой трассе. Винить водителя, что он самовольно выезжает на эту трассу, глупо.

Арно: Волонтерская помощь была нужна в эти критические дни, потому что цены на еду и воду невероятно возросли.

Киселева: Вы правы, Татьяна, цены возросли в 5 раз. После Крымска и после Дербента сделали волонтерское движение «Гражданский корпус». И мы будем делать обращения ко всем людям, хозяевам точек на трассах, чтобы они снизили цены до начальной точки, потому что сейчас пачка сигарет стоит 250 руб. Волонтерская помощь была оказана до вчерашнего вечера, потому что вчера произошел конфликт с местными властями, и волонтерам запретили оказывать  помощь.

Казнин: Это Тверская область?

Киселева: На отрезке именно Тверской области. Я сама из Твери, я хотела поехать, за полчаса до эфира созванивалась с ребятами, волонтерами, которые там. У них две «Газели» с провизией, они говорили, что дальнобойщики очень скромно берут гуманитарную помощь, между ними действует некая солидарность. Эти «Газели» сейчас просто стоят, мы взяли тайм-аут до завтра, до 10.00.

Арно: Что за конфликт произошел?

Киселева: Волонтер, работающий на трассе, - а там ничего вечером не видно, идет снег – подвергает себя опасности, если он не в спецодежде со светоотражающими полосками. Если у него нет рации. Волонтер – это доброволец, человек, который взял машину, купил тушенку и воду и поехал. Но его может сбить машина. Это одна часть истории. А вторая – я не могу понять, почему в нашей стране всегда между волонтерами и власть держащими происходят конфликты.

Казнин: Александр, скажите, это происходит каждый год, и складывается ощущение, что это неизбежно…

Котов: На самом деле право на обслуживание этого участка дороги принадлежит какой-то коммерческой структуре, которая выиграла тендер. А тендер выиграла, потому что предложила за меньшие деньги определенный объем услуг. Но за малые деньги хорошего качественного обслуживания не получается. В советские времена через определенный интервал трассы стояло здание – как правило, это было двухэтажное здание, рядом был гараж, котельная, - люди, проживающие в этом здании, обслуживали этот участок дороги. Они обслуживали его днем и ночью, знали, когда выпадет снег, когда выводить технику. Техника была слабее, чем сейчас, но она была привязана к дороге. Сейчас эти здания полностью разрушены, как после Второй Мировой войны. На эти дороги выезжают непонятно откуда, непонятно какие люди. С кого спросить? Тогда можно было спросить с конкретных людей.

Казнин: Виноваты те, кто обслуживают?

Котов: Организаторы. Как организовать обслуживание  этой дороги? На самом деле организаторы – это государство.

Казнин: Это какая-то компания. «Росавтодор»?

Котов: Какая-то компания, которой принадлежит этот участок дороги. Мне сообщили о том, что существует пробка до Уфы, но там трое суток выпадает снег до полуметра. Там-то машины идут, и там подъемы не такие, как на Валдае или на МКАДе. На самом деле на МКАДе есть проблемные участки, которые обязательно при определенных погодных условиях покрываются тончайшей коркой льда. Это ТЭЦ, из которых идет изморозь. Вовремя посыпать это место, и фура никому мешать не будет. У нас две полосы движения, фуры не имеют права ехать далее этих полос. На этих полосах как раз съезды, заезды в торговые центры. Машина, преодолевающая тяжелый подъем, должна идти на определенной скорости. А если водитель  легковой машины чуть притормозил, кто-то из легковых машин ему подрезал дорогу, то она встанет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.