Праймериз Народного фронта выигрывают одни "паровозы"

Здесь и сейчас
10 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

У "Единой России" появился еще один паровоз. Сегодня прошли праймериз Народного фронта в Москве. Победу одержал мэр города Сергей Собянин. Вполне ожидаемо - именно главы регионов выигрывают предварительные выборы во фронт практически везде.

Как проходят праймериз - обсуждаем с депутатом Госдумы Надеждой Школкиной.

Зыгарь: Мы вот уже успели немножко пообщаться перед началом этого выпуска и узнали, что Надежда Школкина теоретически могла поучаствовать сразу в двух праймериз – и в Рязанской области и в Мордовии, но поскольку уже выиграла в Мордовии, снялись…

Школкина: Не выиграла, вошла в список участников, кандидатов, которые могут выбираться в Госдуму. Но еще впереди выборы.

Зыгарь: Объясните, что это значит? Потому что, честно говоря, Народный фронт окружен такими загадками, такими тайнами, так непонятно, как происходят там процедуры. То есть, праймериз, это не состязательная какая-то история, в которой можно выиграть, а?..

Школкина: Это все правильно. На самом деле надо сказать, что праймериз для России не является чем-то таким новым и совершенно неизученным. На самом деле праймериз «Единая Россия» уже использует с 2007 года. Вот особенность сегодняшнего праймериза то, что партия «Единая Россия» проводит это совместно с Общероссийским народным фронтом. То есть, иными словами, любая общественная организация, которая вошла в ОНФ, могла выдвинуть своего кандидата на праймериз. Более того, любой гражданин, пришедший с интересными идеями в Народный фронт, мог выдвинуть себя в качестве самовыдвижения.

Зыгарь: А теперь расскажите конкретно. Вот, скажем, Мордовия, есть 700 человек, которые решили принять участие в праймериз в Мордовии и войти в будущий список кандидатов от «Единой России».

Школкина: К счастью, надо сказать, что в Мордовии в общенародном праймеризе решили принять участие 16 кандидатов.

Зыгарь: В Москве, мне кажется, было 700.

Школкина: На самом деле, мне кажется, любой кандидат, он тоже должен понимать ответственность, что ему придется публично, открыто, при всех доказывать свою программу.

Зыгарь: Ну, и как это было? Расскажите. Мы не присутствовали… ДК какой-то в Саранске и все 16 человек как один?..

Школкина: Да, все 16 человек.

Зыгарь: Прямо как вот в американских телешоу?

Школкина: В общем-то, да, можно сказать и так. Я могу сказать, что это та, ну, вот институт, который я прошла, он сегодня очень сильно востребован и должен развиваться в дальнейшем. Почему? Объясню: нигде таких ощущений, кроме, наверное, защиты кандидатской, я не получала. Я вам это искренне говорю. Правильно вы говорите, представляете ДК, в нашем случае, от 220 до 250 человек в зале – это выборщики, наблюдатели, люди, которые могут придти со стороны.

Зыгарь: Откуда они взялись?

Школкина: Как правило, выборщики, это те активные люди, которые принимают активное участие…

Зыгарь: Это сотрудники управ, мэрии?

Школкина: Нет, почему? Это были и сельхозпроизводители, в нашем случае, в районах, это были и руководители предприятий, это были и просто простые люди, были профсоюзные представители работников профсоюзов, это была молодежь.

Зыгарь: То есть, партактив.

Школкина: Нет, это не партактив. Я еще раз возвращаюсь. В праймериз выборщиками были как и партийные люди, так и обязательно представители общественных организаций. В этом и заключалась вся суть. Вы представляете, вы приходите перед этими выборщиками, вы фактически, ну, извините, раздеваетесь перед ними, потому что вы лицом к лицу с теми людьми, с той аудиторией, которым вам нужно доказать. Вам нужно доказать свой профессионализм, доказать состоятельность свой программы, вам нужно достучаться до каждого из них отдельно, почему они должны именно из достойнейших… Вот я уверена: все 16 кандидатов – это люди более, чем достойные.

Зыгарь: А сколько было из 16 кандидатов действующих депутатов Госдумы?

Школкина: Три.

Макеева: Послушайте, вы же в Думу избирались, вы же сейчас депутат Госдумы, разве все не точно также происходило, когда вы избирались? Разве вы не стояли перед вопросом достучаться до сердец?

Школкина: Я еще раз говорю, что сегодняшняя особенность, это то, что сегодня и члены партии идут, и идут общественные организации. Эта площадка стала намного шире.

Макеева: Более конкурентная среда?

Школкина: Да. И надо сказать, что сегодня, по мнению очень многих людей, что очень много именно общественных деятелей выигрывают в этом праймериз.

Зыгарь: То есть, селебрити. Понятно, почему они выигрывают, понятно, почему Владимир Машков выиграет, как общественный деятель, а не как член партии «Единая Россия».

Макеева: Иосиф Кобзон.

Зыгарь: Иосиф Кобзон, про него понятно.

Школкина: Я хочу сказать еще раз. Я могу как бы ориентироваться на себя. То есть, моя тема, я вообще член аграрного комитета, моя главная тема – это аграрная политика в нашем государстве. И вот моей задачей было донести до своих избирателей, собственно говоря, что я делаю, чем я могу быть полезна и какие изменения я конкретно готова привнести в жизнь. И вот моя эта суть, нужно же достучаться. Я вам говорю, что мы реально видели отдачу этих людей. Я прекрасно понимала, где я могу большинство голосов собрать, а где, я понимала, я уже чувствовала аудиторию, что мои голоса будут меньше, чем у моих оппонентов.

Макеева: Они что-то вам выкрикивали в ответ?

Школкина: Они, во-первых, задавали вопросы. Вопросы были абсолютно разные. Я же, как депутат, я часто также встречаюсь с избирателями, минимум раз в месяц мы на региональной неделе обязаны встречаться. Мне несколько легче, что ли, на региональной неделе, потому что я, как член аграрного комитета, естественно, больше встречаюсь с сельхозпроизводителями, с селянами и так далее. Я понимаю, чем они живут, я знаю, чем они дышат, я знаю законодательство в этой области. А что такое придти на праймериз общий? Ты должен вообще как бы доказать, что ты лучший, что ты сильный и должен ответить практически на все вопросы из разных сфер – ЖКХ, социальные вопросы…

Зыгарь: Извините, вот, не то, чтобы злые языки, но можно сказать, что злые языки, рассказывали мне лично о том, как проходили праймериз в другом регионе, не в Мордовии, поскольку вот эти, упомянутые мною злые языки, присутствовали на этом праймериз в одном из, скажем так, крупных российских городов. Так вот они утверждают, что вопросы им раздавали. Просто был список вопросов, раздали в зале, и там было прописано, у какого участника праймериз что спросить.

Школкина: Я не могу отвечать за все регионы, но я это видела на деле – это невозможно сделать.

Зыгарь: То есть, вы переживали, что вам зададут жесткие вопросы?

Школкина: Это невозможно сделать. У тебя идет диалог, у тебя идет доверительный диалог, у тебя идет жесткая дискуссия и люди, хотят или не хотят, они задают тот вопрос, который животрепещущий. Я не знаю, я не видела ни одной бумажки, причем здесь присутствует камера, ящик опечатывается, то есть, эта урна, куда бюллетени, везде достаточно открытый доступный режим. То есть, все это происходит на глазах. Я вам еще раз говорю, у тебя настолько диалог идет лицом к лицу, глаза в глаза, что я прекрасно понимаю, что вот сегодня я достучалась до этих людей, и я знаю, что у меня будет хороший сегодня рейтинг. А вот в этом городе я не достучалась до людей, потому что, ну, возможно, им моя аграрная тема не очень интересна, возможно, я как бы что-то не так сказала, но я сразу понимала, что есть диалог, нет диалога, интересна эта тема, неинтересна. Но самое важное, на самом деле, здесь двухсторонний диалог. С одной стороны, ведь выборщики имеют право, то есть, они имеют право выбрать уже на начальном этапе своих кандидатов, то есть они уже изначально, первоначально выбирают кандидатов в депутаты, потом будет основная выборная кампания. То есть, это такой предварительный этап.

Зыгарь: Сколько из 16 кандидатов у вас в Мордовии вошло в итоговый список?

Школкина: Я думаю, что 7-8 человек.

Макеева: Как вы свои шансы оцениваете?

Школкина: Вы знаете, как обычно: 50 на 50.

Зыгарь: Но трое действующих депутатов ведь вошли в этот список?

Школкина: Вы знаете, я не могу сказать, потому что были депутаты из других регионов, я вам не могу за них сказать. Я точно могу сказать, что сегодня один действующий депутат, который работал в Мордовии и очень много сделал для Мордовии, он будет в этом списке. Ну это, в общем-то, на самом деле правильно. Я вам говорю, что я готова была участвовать в праймериз в Рязанской области, которую сейчас представляю, а выбрала Мордовию. Выбрала только по одной причине, что я хотела вернуться на родину, то есть, где я выросла, где я росла. И я хочу для своих людей сделать что-то полезное. Но вместе с тем, что что-то полезное, у меня большая ответственность. То есть, это радость и ответственность. Представляете, во-первых, приехать в республику, которая без меня уже сильно, динамично развилась, очень активна, ну, как, никому не слышно, чтобы Мордовия все время на слуху. А во-вторых, представляете, мне некуда сбежать, у меня там друзья, родители, близкие.

Зыгарь: Знаете, что мне это напоминает, это как при поступлении в ВУЗ: подать документы можно сразу в два, и куда первый поступишь, тот и выберешь.

Школкина: Нет. Во-первых, надо сказать, что когда я пошла на праймериз, мне вместе с этим пришло предложение. Я честно отказалась от праймериз в Рязанской области в пользу своей родины. То есть, здесь никаких блефов абсолютно не было.

Зыгарь: Что дальше будет?

Школкина: Вместе с тем, я обязана, пока я представляю Рязанскую область, я обязана работать, я езжу на региональные недели, я честно выполняю и помогаю рязанцам. Я к ним неравнодушна, как, в общем-то, и к своим землякам.

Зыгарь: Что дальше? Ну, вот теперь объявили списки, в Москве победили достойные люди, в Мордовии тоже достойные, а как теперь из всего этого будет формироваться?..

Школкина: А дальше – выборы.

Зыгарь: Нет. «Единая Россия» должна теперь сформировать свой список. Какие выборы? Внутри «Единой России» еще одни выборы?

Школкина: Нет. Дальше у нас пойдут основные выборы. Мы должны будем доказать и собрать максимальное количество голосов.

Зыгарь: А как список-то теперь формируется?

Школкина: Список у нас будет окончательно сформирован из 600 человек на съезде «Единой России», который будет в конце сентября.

Зыгарь: То есть, в общем, праймериз, они как бы своим чередом, а список все равно формирует генсовет?

Школкина: Во-первых, праймериз – это очень важная составляющая, на которую мы все опираемся. То есть, если человек не востребован, то, по большому счету, зачем он и партии? Поэтому, если сегодня человек получил высокий рейтинг, то, естественно, он должен как бы попасть и в список депутатов, кандидатов в депутаты. Это абсолютно нормально. Праймериз – это такой первоначальный, отсеивающий этап, куда попадают лучшие из лучших, это факт. Это нормальная конкурентная борьба, причем открытая борьба, где, я еще раз повторяю, на камере в общем режиме на равных условиях доказывали, что ты – лучший. Представляете, когда все вот эти 16 кандидатов, мы между собой уже все подружились, мы друг друга очень уважаем, ценим и уже знаем, что они, как сказать, добились все своим трудом, это вообще очень трудно. Вы представляете, что ты должен доказать в какой-то степени, что ты – лучший из лучших, хотя ты понимаешь, что ты бы свой голос отдала бы всем 16.

Зыгарь: Простите. У нас тут у одного из наших зрителей вопрос. На сайте в ленте комментариев один из зрителей спрашивает: «Вы говорите про камеру. А где можно посмотреть видео?». Это транслировалось?

Макеева: Почему-то, как в Америке, это не показывалось. Это тоже очень волнует.

Зыгарь: «Ссылочку на видео можно?», - спрашивает нас зритель.

Школкина: Думаю, наверное, это можно. Я знаю, что наш праймериз, как и в любом регионе, они показываются по телевидению по местному каналу.

Зыгарь: В Москве совсем не показывали. Никто даже не в курсе, где это происходило, кто, когда.

Школкина: Вы представьте, ну, мордовский праймериз будут показывать по московскому – это неинтересно.

Зыгарь: Это понятно. Но в Москве московский праймериз можно было показать. Я бы с удовольствием посмотрел, кто голосует, например, против Собянина, кто за, какие вопросы ему задают.

Школкина: Я знаю, что праймериз, который по республике Мордовия, он показывался по телевидению, и я знаю, что очень многие потом, ну, люди близкие, друзья меня встречали, они уже знали, о чем я говорила в тех районах, где я была. То есть, это было достаточно очень прозрачно. Я еще раз хочу сказать, что данный институт, я бы очень пожелала, чтобы он и дальше развивался и совершенствовался. Потому что я считаю, что это правильно и востребовано, этот механизм отбора кандидатов на выборные должности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.