Правозащитник защищал избитых заключенных – изуродовали автомобиль

Здесь и сейчас
28 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Правозащитники против работников тюрем. В Татарстане разгорается скандал вокруг Казанского правозащитного центра. Началось все еще месяц назад: в конце июля сотрудники центра посетили исправительную колонию в городе Нижнекамске. И нашли там биты с издевательскими надписями.

«Средство от геморроя», «адвокат», «путевка в Сочи» и «анальгин». По мнению правозащитников, этими дубинками били заключенных. Едва эта новость облетела Интернет, как правозащитникам закрыли доступ во все тюрьмы Татарстана. А сегодня одному из сотрудников центра – Владимиру Рубашному – разбили автомобиль.

Несмотря на запрет ходить в колонии, Рубашный с коллегами все-таки выяснил, что заключенных били не только в Нижнекамске, но и в Казани, в штрафном изоляторе местной колонии №2. Сегодня проверку в этой колонии начал следственный комитет. Сам Владимир Рубашный у нас на прямой связи из Казани.

Казнин: Расскажите, как сейчас развиваются события?

Рубашный: Пока никак в связи с тем, что посещения учреждений в республике Татарстан ограничены. Занимаюсь пока сегодняшним инцидентом с машиной.

Казнин: Проверка-то Следственным комитетом начата.

Рубашный: Нас в курс дела не ставят. Я все-таки больше общаюсь с родственниками избитых ребят. Они настроены активно, мы, как можем, помогаем. Пытаемся связаться со свидетельницами, которые из окон комнаты свиданий видели момент избиения.

Кремер: Вы участвуете в следствии? Вы все-таки свидетель.

Рубашный: Нас пока не привлекали к следственным действиям.

Кремер: Какие основания полагать, что инцидент с машиной связан с вашей правозащитной деятельностью?

Рубашный: В ряду соседских автомобилей, которые здесь во дворе стоят, выбрали именно мою, ничего не украли, нанесли максимум вандальских действий. Последние недели взаимоотношения с руководителями учреждений уголовно-исполнительной системы республики Татарстан не укладывается ни в какие рамки: с собаками ловят в Казани сотрудники уголовно-исполнительной системы, осматривают, обыскивают и составляют протоколы в течение 5-6 часов, а на все общение с осужденными дают около 30 минут – в таком режиме общественным контролем заниматься невозможно. Они могут легко избивать осужденных.

Казнин: Владимир, судя по дубинкам – это обычная практика, наверное, не только для Татарстана. А вы контактируете с властями Татарстана, которые могли бы, наверное, каким-то образом вам содействовать.

Рубашный: У нас все мирно начиналось, мы договорились о каком-то сотрудничестве с уголовно-исполнительной системой, наши акты направлялись начальникам учреждений. Но это не возымело действий, нарушения продолжались, сильнее сгущались. Мы обращались в управление федеральной службы исполнения наказаний, в прокуратуру по надзору – в рамках Федерального закона. Нас сейчас пытаются обвинять. Но мы полтора года с видеотехникой проходили, и биту эту сфотографировали не тайным образом. Сейчас у нас никакой возможности нет. Если бы я в Интернете фото избитых людей выложил, фурор был бы больше, чем с битой. Сейчас разворачивается другая ситуация, которую будет проверять Следственный комитет, там преступление все-таки произошло.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.