Посол Южной Осетии в РФ: референдума о присоединении Южной Осетии к России не будет – это идея лишь одной партии

Здесь и сейчас
10 января 2014
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Чрезвычайный и полномочный посол республики Южная Осетия в России Дмитрий Медоев прокомментировал Никите Белоголовцеву новость о возможном референдуме в Южной Осетии о присоединении к России.

Фото: РИА Новости/Михаил Фомичев

Людвиг Чибиров, первый президент Южной Осетии: Я обеими руками за то, чтобы Север и Юг объединился с Россией. Это наша историческая задача. В этом я вижу залог нашей безопасности на будущее и на веки веков. Обязаны России своим спасением в итоге, своим существованием на этом свете. В 2008 году, если бы не Россия, сегодня военно-политического конфликта в Южной Осетии не было  бы. Если бы не Россия. Российские политики смогли сделать очередной шаг, и  мы окончательно решили этот вопрос. Это наша вековечная мечта - быть вместе с Россией, чем она быстрее осуществится, тем больше радости будет среди осетинского населения.

Белоголовцев: Насколько можно говорить об идее референдума в Южной Осетии, как об официальной идее? Насколько высока, с вашей точки зрения, вероятность проведения подобного мероприятия уже этим летом?

Медоев: Во-первых, с вашего позволения, я бы немножко изменил акценты. Дело в том, что Южная Осетия никакого референдума проводить не собирается, никаких решений на этот счет не принято. И обсуждения, как вы сказали, на официальном уровне нет. Дело в том, что одна из политических партий, которые существуют в Южной Осетии перед выборами в парламент республики, которые состоятся примерно через полгода, этих партий около 17. Одна из них заявила о том, что она хотела бы видеть Южную Осетию в составе России. Это воля любой партии. Тем более, перед выборами это популярная тема.

Вы правильно говорите, что идея воссоединения витает в умах осетинской интеллигенции, осетинского народа очень давно. Конечно, я не удивляюсь, что первый президент нашей страны Людвиг Алексеевич Чибиров так же горячо это поддерживает. Но реалии на самом деле таковы, что Южная Осетия является на сегодняшний день признанным государством, в первую очередь, РФ, имеет свою Конституцию, свои законы. В первой статье Конституции прямо записано, что Южная Осетия является независимым суверенным государством. Я еще напомню, что в силе итоги референдума, который был проведен как раз в декабре 2006 года, где был вынесен на всенародное обсуждение единственный вопрос – о независимости Южной Осетии. Естественно, что 90 с лишним процентов принявших участие в голосовании сказали «Да» независимому развитию своей страны.

Белоголовцев: Позвольте уточнить. Я правильно понимаю, что действующая власть Южной Осетии не рассматривает вопрос о проведении референдума и не готова даже обсуждать этот вопрос, например, с представителя партии «Единая Осетия»? Насколько возможен такой вопрос? Партия же говорит, что если руководство республики не поддержит, то они будут самостоятельно добиваться проведения подобного референдума. Переговоры об этом возможны? И насколько быстро это может произойти?

Медоев: Я прямо сейчас нахожусь в столице Южной Осетии в городе Цхинвал, только что вернулся с одной рабочей встречи из Дома правительства. Я могу абсолютно ответственно вам заявить, что этот вопрос нигде, ни в каких коридорах власти не обсуждается. Это инициатива одной из многих югоосетинских политических партий. Кстати, партия недавно создана, ей чуть более года. Это партия даже не парламентская, не представлена в парламенте, набирающая обороты. Она претендует действительно быть на предстоящих выборах на первых ролях, претендует стать парламентской. Вот и все. То есть никаких обсуждений, никаких консультаций, насколько мне известно, находясь здесь, я не увидел.

Белоголовцев: А изменилась ли как-то ситуация во взаимоотношениях Южной Осетии и Москвы после назначения Владислава Суркова, бывшего главы кремлевской администрации, на пост советника президента, в том числе по вопросам взаимодействия с Южной Осетией? Потому что название «Единая Осетия» просто автоматически вызывает ассоциации с «Единой Россией», одним из идеологов которой был как раз Владислав Сурков. Возможно, это новое веяние, связанное с назначением таким в московской политике?

Медоев: Я начну с конца вашего длинного вопроса. Дело в том, что у нас есть политическая партия под названием «Единство», которая действительно имеет договорные отношения с российской политической партией «Единая Россия». И эти отношения заложены в 2008 году, уже 6 лет этим отношениям межпартийным, которые крепнут, расширяются, к нам приезжают гости из этой партии, наши партийные деятели едут в Москву на различные  мероприятия по приглашению и так далее. Что касается партии «Единая Осетия», повторюсь, это новая партия, ее появление не связано ни с появлением в орбите осетинских дел Владислава Суркова, абсолютно нет.

Что касается деятельности Суркова, то могу сказать, что наоборот, динамика улучшения и развития двусторонних отношений прибавила в темпе. Все эти поездки, консультации, визиты в нашу страну господина Суркова прибавили оптимизма, прибавили работоспособности органам государственной власти. Эти поездки и работа господина Суркова здесь связана именно с дальнейшим развитием  двусторонних российско-осетинских отношений.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия