Поможет ли суд Дагестана не платить Михалкову?

Здесь и сейчас
14 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Татьяна Арно

Комментарии

Скрыть
Тему авторских прав вообще и иск певца Магомедрасула Курбанмагомедова к Российскому союзу правообладателей обсудили с Дмитрием Головановым, доцентом кафедры истории и правого регулирования отечественных СМИ факультета журналистики МГУ.
Арно: В этом противостоянии между Магомедрасулом и Никитой Сергеевичем вы на чьей стороне?

Голованов: Спросить юриста на чьей он стороне - всегда означает получить ответ, что он на стороне закона. Другого варианта нам, юристам, не дано. Хотя история эта выглядит несколько не очень понятной. Я бы не говорил о том, что есть 100% возможности для подачи иска у этого человека, чью фамилию я, к сожалению, не смогу выговорить.

Лобков: Курбанмагомедов.

Голованов: Спасибо. Так же я не стал бы говорить о том, что подача такого иска невозможна. Конечно, не видя решения, который вынес суд, нельзя говорить какая сторона была права, но, конечно же, аргументы исполнителя, обратившегося в суд, понятны.

Лобков: А мне не понятны эти аргументы. Если есть мировой опыт, что есть некий уполномоченный агент Правительства и он собирает эти деньги. Это как налоговая инспекция, только по авторским правам. Я правильно понимаю?

Голованов: По сути правильно, но, с одной стороны, это не налоговая инспекция, потому что это не государственный орган, с другой - это не частная организация, потому что это общественное объединение. То есть это некая организация, которая должна быть заинтересована только в том, чтобы авторы, которые не могут получить свое вознаграждение напрямую, то есть не могут пойти к производителю, который осуществил запись их контента тот или иной носитель…

Лобков: То есть нет дорогого адвоката.

Голованов: Конечно. Особенно если контент записан где-нибудь в Махачкале, а исполнитель, например, живет в Москве. Ему, наверное, совсем неинтересно передвигаться по всей стране в поисках того, кто мог незаконно получить его контент. Поэтому и существуют такие организации - они признаны законом, в том числе и в России. Поэтому такие организации, как "Российский Союз Правообладателей", имеют право собирать денежные средства с определенной категории компаний, которые осуществляют деятельность по ввозу на территорию РФ различных устройств, на которых может записываться что-либо.

Лобков: Знаменитые пустые болванки.

Голованов: Не только пустые болванки. Там еще и мобильные телефоны, флэш-накопители. В общем, выбор достаточно большой.

Лобков: Да так и на общественное телевидение собрать можно.

Голованов: Как отметил ваш корреспондент, было собрано 10 миллионов долларов, а планировалось собрать 100 миллионов. На общественное телевидение хватило бы.

Лобков: Почему общественность так ярко отреагировала на то, что именно Михалков этим занялся?

Голованов: В идеале, эти организации, которые собирают отчисления в пользу авторов, действуют в интересах тех правообладателей, которые напрямую заключили с ними договор. Этот исполнитель, который подал в суд, наверное не заключил такой договор.

Но есть одно исключение: появление аккредитованных организаций. Они аккредитованы Правительством и одна организация может быть аккредитована в одной сфере. Михалковская организация аккредитована в сфере сбора, условно говоря, с болванок. Хотя, как я уже сказал, это не только болванки. Аккредитация дает возможность собирать отчисления в пользу всех авторов, в том числе и тех, которые не заключили договор. В этом причина, по которой многие авторы выдвигают претензии к такого рода организациям.

Лобков: В Дагестане не очень известный исполнитель выдвигает обвинение с очень хорошей аргументацией. Дагестанский суд это рассматривает. Вам не кажется это странным?

Голованов: С юридической точки зрения, мне это не кажется странным, потому что логику этого процесса я могу понять. Тут же этот исполнитель говорит не о том, что нарушили его авторские права и он потерял на этом какие-то деньги.

Лобков: А он забрал их.

Голованов: Он за то, чтобы эта организация действовала в полном соответствии с законом. Вопрос в том, как эта организация, своим учреждением, нарушила его права. Вот этот вопрос лично для меня непонятен. Я бы очень хотел посмотреть на решение Дагестанского суда, которое было принято.

В целом, логика подачи этого заявления - это даже не иск, а заявление - о нарушении прав в результате принятия Министерством Юстиции решения о регистрации этой организации, понятна. То есть заявитель считает, что его права нарушены. Так как речь идет о публичном правовом акте, то есть о решении государственного органа, заявитель может обжаловать там, где он хочет. Собственно отсюда появляется Дагестан.

В целом, говорить о том, что есть какое-то движение против михалковской организации можно и это, в общем, достаточно публично. Было несколько процессов, когда конкурирующая организация пыталась отменить аккредитацию, про которую я говорил. А сейчас последовало такое вот заявление. Я не решаюсь предвосхищать решение следующего суда, хотя абсолютно уверен, что оно будет обжаловано. Я думаю, что успешность этого обжалования будет высокой.

Арно: Михалков, в свою очередь, сможет как-то отстоять свою правоту?

Голованов: Я об этом и говорю: Михалков обжалует это решение.

Арно: А другие шансонье, по примеру Курбанмагомедова, смогут подать похожие иски?

Голованов: Попробовать они смогут, так как у нас не прецедентная система, и если суд что-то решил, то другой суд может решить по-другому. Если же в этом споре будет поставлена точка в каком-то высоком суде, например, в Верховном суде, то любому другому исполнителю будет трудно с той же аргументацией оспаривать деятельность этой организации. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.