Помощи инвалидам будет меньше после изгнания USAID

Здесь и сейчас
3 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Работе европейских культурных центров в России не грозит участь американского Агенства USAID» – заявил сегодня Министр иностранных дел Сергей Лавров. Но такая участь постигнет не всех – многие благотворительные организации лишаться финансирования.

Эту тему мы обсудили с Джудит Хьюманн – советником Хилари Клинтон по делам инвалидов.

Казнин: Цель вашего визита в Россию?

Хьюманн: Это третий город, который я посещаю за последние три недели. И когда я ездила в Санкт-Петербург, до этого были Хельсинки, задача моя была встретиться с официальными лицами и посмотреть, что здесь происходит. Я за это отвечаю в Госдепартаменте. Также, я хотела обсудить проблемы инвалидов здесь, в России, посмотреть, что делает гражданское общество. Я поработала здесь с перспективой. Встречалась и с представителями, говорила с ними и утром, и вечером. Обсуждала  с участниками встреч ту работу, которую мы проводим в США.

Малыхина: В связи с произошедшими событиями и невозможностью американского агентства USAID работать на территории России, - мы все знаем, что часть программ, которые поддерживало USAID, в том числе, были направлены на поддержку организаций, которые помогали инвалидам, - как вам кажется, что будет дальше? Будет ли возможность помогать этим обществам и организациям другим путем? Планируется ли это?

Хьюманн: Я уже говорила о том, что меня беспокоит, что не будет больше финансирования, и многие организации не получат этих денег. Я как раз пыталась изучить этот вопрос: есть ли какие-то другие возможности и программы, благодаря которым можно получить поддержку этих организаций. Я уверена, что это очень важно для российского правительства. В данный момент – улучшить и увеличить поддержку этих организаций. Мне хотелось бы сказать, что они делают очень важную работу. Они выступают за права людей с инвалидностью здесь, в России. Думаю, что мы должны посмотреть на целый ряд вопросов и возможностей в этом плане.

Казнин: Вы не в первый раз в России. Какие-то изменения вы видите? Стала ли среда более дружелюбной для людей в инвалидных колясках?

Хьюманн: Да, думаю, есть определенный прогресс. В частности, мы видим больше организаций, которые занимаются правами людей с инвалидностью. Они организуют различные форумы. Работа идет и в направлении законодательства. Например, есть новый проект закона о воздушных перевозчиках. Кроме того, речь идет об инклюзивном образовании в школах России, Москвы, в частности. Увеличивается интерес вообще к проблеме людей с инвалидностью.

Малыхина: Как вам кажется, элементарные условия изменились? Стало ли вам проще находиться в нашем городе?

Хьюманн: Я бы хотела сказать о нескольких вещах. Например, ванных комнатах или туалетах. Знаете, когда я прихожу на длинные встречи, естественно, мне надо зайти в туалет. Есть места, где они оборудованы, есть места, где нет. Но, думаю, что происходят важные вещи: сейчас в Москве, Санкт-Петербурге происходят перемены. С поездами ситуация стала лучше, гораздо проще стало садиться на поезд. Я думаю, что возможность проводить такие изменения как можно быстрее, - это хорошо. Правительство должно выделять больше денег и проводить эти изменения в жизнь. Надеюсь, когда приеду в следующий раз, увижу, что люди, живущие в России, получат пользу от таких изменений.

Малыхина: Есть, наверняка, методы поощрения и методы наказания. Как решен этот вопрос в Штатах? Если кто-то нарушает права людей с ограниченными возможностями, их наказывают?

Хьюманн: В Штатах по закону есть серьезное наказание за нарушение таких прав. Это зависит от конкретной жалобы. Если жалоба поступает против автобусной компании, что на них нет достаточного оборудования, чтобы людям с инвалидностью было удобно, это одно. Но если кто-то жалуется на то, что ему не предоставили работу на этихже основаниях, то в таком случае принимаются определенные меры. Я благодарна за вопрос. Я говорила здесь, что правительство отвечает перед обществом, и это действительно важно, чтобы законы были сильными, серьезными. И если они недостаточно выполняются, тогда нужно предпринимать действия, которые потребуют изменений в этом плане.

Казнин: Вы уже перечислили, что нужно больше денег и соответствующие законы. А вы видите изменения по отношению к людям с ограниченными возможностями со стороны общества, обычных москвичей, например?

Хьюманн: Я считаю, что российское общество медленно и постепенно меняется и признает важность того, чтобы люди с ограниченными возможностями становились частью общества. Я встречалась с людьми, у которых есть инвалидность. Надеюсь, что Паралимпийские игры смогут привлечь внимание к этой проблеме еще больше. Знаю, что люди, участвующие в Паралимпийских играх, провели потрясающие работу. И люди смотрели  на этих участников, на то, какие усилия они прилагают, видели, насколько это важно, что они интегрируются в процесс. Я была на Паралимпийских играх, разговаривала с детьми, на них сильное впечатление произвело то, что происходило. Это действительно было чрезвычайно интересно и волнующе.

Малыхина: Среди своих коллег слышала мнение, что Паралимпийские игры смотреть было гораздо интереснее, потому что они самые честные. Это максимум человеческих возможностей. Профессиональный спорт – недостижим и не мотивирует людей. Давайте вернемся к тому, как дети с ограниченными возможностями уживаются с обычными. Когда инклюзивное образование стало набирать в США значимые обороты? Насколько это длинный путь? Что нам предстоит пройти?

Хьюманн: Инклюзивное образование очень важно в США. Мы работали над этой проблемой с середины 1970-х годов, когда был принят закон. Думаю, люди сегодня понимают, что когда дети с инвалидностью учатся в тех же классах, что и обычные дети, то это полезно и детям с инвалидностью, и обычным детям. Сейчас это часть нашего образования. Я посетила сотни школ, в которых проводятся такие программы. Я видела, как они работают. И директора школ, и учителя, и родители детей с инвалидностью, и сами дети, как с инвалидностью, так и без нее, - все действительно работали вместе. Это было сообщество. Помню, был ребенок с определенными интеллектуальными проблемами. И сначала не ожидали, что ребенок, будучи в классе с обычными детьми, чему-то научится. Но мы видим, что ребенок многое узнает. Ребята с инвалидностью способны достичь высоких результатов. Самое главное – отношение полезно для всего класса, для всех детей.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.