Политолог Алексей Малашенко: даже если к власти придет Немцов или Новодворская, Крым уже не вернется к Украине

Здесь и сейчас
20 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

Эксперт Московского Центра Карнеги, политолог Алексей Малашенко о том, почему Киев решил ввести визовый режим с Россией, и как это связано с политикой России на востоке Украины.

Дзядко: Скажите, чего вам видится больше в этом решении Киева: больше политики, попытки отреагировать на то, что они называют аннексией, или больше в этом какой-то практической составляющей не допустить каких-то нежелательных граждан для Украины в страну?

Малашенко: По поводу «нежелательных граждан». Я думаю, что все, что происходит на востоке, это делается усилиями не каких-то присланных людей, а, в основном, местными. Это, по-моему, однозначно. И, кстати говоря, местные затихли, во всяком случае в эти дни. Видимо, это какой-то этап в процессе украинско-российских отношениях, он завершается. Будет новый этап, но от этого нам не легче.

А что касается виз и всего прочего, ну, а как вы хотите, чтобы Украина реагировала? Здесь и эмоции, здесь и политика, которые разделить нельзя. Про СНГ правильно сказали, что это никакая не организация, а действительно клуб. Единственное, что для России СНГ был неким символом, а теперь и этот символ фактически сошел на нет, вот именно как символ.

И по поводу виз. Ну, я не дипломат, я в этом плохо разбираюсь, но, предположим, эти визы были введены, будут введены. Естественно, от России потребуется какой-то ответ и, как правило, он бывает симметричный: вы нам – мы вам и так далее. Если бы, допустим, визы были введены с украинской стороны, а Россия бы на это никак бы не прореагировала бы, и визы были бы введены в одностороннем порядке, то…

Дзядко: Можно вспомнить, как было в отношении России и Грузии, когда Россия ввела визы, а Грузия нет.

Малашенко: Ну да, то это был бы ход державы, мол, вот вы там у себя и вводите, а мы на это глядим немножко свысока. Я думаю, что в самые ближайшие дни мы узнаем, как это все будет. Я уж не говорю о людях, о мигрантах, это создаст, наверное, очень большие трудности. Поживем – увидим.

Дзядко: Как вам кажется, на сколько велики перспективы Украины по международной поддержке в том, что касается каких-то деклараций о вот этом статусе демилитаризованной зоны Крыма, о чем собирается Киев обращаться в ООН, и принятие каких-либо политических документов об освобождении Украины от оккупантов и так далее? Все это будет иметь поддержку?

Малашенко: Зарубежную?

Дзядко: Да.

Малашенко: Безусловно будет иметь поддержку и будет много шума, разговоров, документов. Но что касается Крыма, это вопрос решенный. Во всяком случае, до той поры, пока существует Россия в этом виде. Даже если на секунду вдруг предположить (знаете, фантазировать по утрам никому не возбраняется), что через 2-3 года вдруг в России меняется власть, то кто бы ни пришел, хоть Новодворская, хоть Немцов, я думаю, что все равно Крым останется в составе России. Потому что вот эта ситуация, видимо, обратного хода не имеет.

Дзядко: Спасибо большое.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.