Поэт Федор Сваровский: Госдума в целом ведет антиконституционную деятельность

Здесь и сейчас
23 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Скандальный законопроект об увеличении штрафов за нарушения на митингах сегодня прошёл первое чтение в Думе. Во внесённом "единороссами" варианте они достигают полутора миллионов рублей.
Однако ко второму чтению партия власти обещала всё же понизить штрафы (в три раза). Впрочем, помимо штрафов, размер которых вызвал резкую критику оппозиционных фракций, в законе может появиться ещё одно новшество. Среди депутатов ходят слухи, что ко второму чтению в законе появятся ещё и штрафы за организацию публичных мероприятий с массовым одновременным пребыванием граждан в общественных местах. Даже когда нет ни заявителей, ни транспарантов с лозунгами. Таким образом, под запретом окажутся и мероприятия, вроде прогулок по Москве прозаиков и поэтов.
Как подтвердили наши источники в Думе, такой вариант поправок в администрации президента активно обсуждается. Обо всём этом мы поговорили с нашими гостями - депутатом Госдумы, членом фракции "Единая Россия" Александром Сидякиным и поэтом Фёдором Сваровским.

Дмитрий Казнин: Вы сегодня ведь на заседании Госдумы защищали этот законопроект, выступали.

Александр Сидякин: Я его вносил, поэтому я его докладывал, да.

Казнин: Скажите, вы понимаете серьезные опасения не только, кстати, оппозиционных фракций, но, в общем-то, широкой общественности и граждан?

Сидякин: Понимаю, слышу их, и уже целую неделю достаточно резонансно обсуждается и в СМИ, и у нас, в стенах Государственной Думы. Поэтому, в общем, при таком едином мнении - что закон нуждается в изменениях, и что в первоначальном виде он не должен быть принят - сегодня мы его рассмотрели и постановление Госдумы мы приняли с учетом того, что ко второму чтению будут внесены существенные изменения, в том числе и по снижению верхней шкалы штрафов.

Казнин: Это действительно обсуждается? Это действительно будет в окончательном законе? То, о чем мы сказали...

Сидякин: О том, что вы сказали, связано с одновременным присутствием граждан в одном месте.

Казнин: О прогулках...

Мария Макеева: ...без транспарантов, лозунгов и заявителей.

Сидякин: Такая поправка обсуждается. Но она будет административным правонарушением только в том случае, если причинен имущественный ущерб, или причинен вред здоровью граждан.

Казнин: Это ведь и так должно рассматриваться как нарушение некое. Если люди вышли и что-то разрушили.

Макеева: Причинили ущерб, да.

Казнин: Это же не останется безнаказанным.

Сидяев: В данном случае речь идет об организаторах, которые несут ответственность. Если кто-то разрушил какой-то там объект благоустройства, то его действия можно оценить как хулиганство конкретного гражданина из этой толпы. А те, кто организовали это мероприятие, в том случае если они организовали его с нарушением, и это повлекло нанесение ущерба городской среде, ущерба имущества или вреда здоровью, то это административное правонарушение.

Казнин: А как это будет выглядеть на практике? То есть вот поэты говорят: «Мы собираемся на бульваре, нас 10 человек». Пришли неизвестные поэтам люди и в соседнем дворе сломали скамейку. И вы им говорите: «Знаете что, уважаемые поэты? С вас 500 000 рублей». 

Сидякин: Тут, наверное, не надо так упрощать. Это такие гипотетические, фантастические ситуации, которые вряд ли возможны.

Макеева: По-моему довольно реальная ситуация.

Сидякин: Ну, если кто-то где-то во дворе что-то сломал, то почему за это должны нести ответственность.

Казнин: Ну вы же понимаете о чем я говорю. Я говорю о людях, которые не имеют отношения вот к этим организаторам.

Сидякин: Вот я как раз не понимаю. Я считаю, что каждое конкретное дело рассматривает судья - он изучает все материалы, которые предъявляет, допустим, полиция, которая задержала этих людей, или органы местного самоуправления, доказательства: видеосъемки, показания свидетелей. И по ним уже принимает решение. Просто так, абы кого выловив из толпы за то, что кто-то во дворе что-то сломал, привлечь нельзя. До абсурда просто не нужно доводить.

Макеева: Давайте все же Федора привлечем к разговору. Федор на прошлой неделе как раз участвовал в акции художественного свойства - «Стихи на улице - против ОМОНа на улицах», да?

Федор Сваровский: Да.

Макеева: Вы, конечно же, тоже слышали про этот законопроект. Прошло первое чтение сегодня. Ко второму чтению законы часто меняются. Следили ли вы за этим и что думаете об этом законе?

Сваровский: Что-то окончательное говорить рано, потому что нужно дождаться, когда закон будет принят. Но, безусловно, Государственная Дума в целом ведет антиконституционную деятельность, направленную на подавление гражданской активности. Я не понимаю власть с той точки зрения, что, загнав людей на кухни, мы получим опять такую ситуацию, которая была перед распадом Советского Союза. Ну пожалуйста, ладно, будет так. Люди будут собираться на кухнях, их деятельность не будет контролироваться абсолютно никак. Тем более что теперь у ФСБ и других служб безопасности нет таких кадров, какие были раньше.

Казнин: Почему, кстати, вы думаете, что это автоматически повлечет загон людей на кухни? Вот вышли вы также, кстати, почитали стихи, и разошлись.

Сваровский: Нет, ну стихи, может, конечно, мы и почитаем. Хотя не факт, посмотрим, какой будет принят закон. Но в целом понятно, что идея - подавить гражданскую активность.

Казнин: Вы имеете в виду «рублем»?

Сваровский: Да, в данном случае «рублем». Ну хорошо, граждане будут собираться дома, в сараях, гаражах и прочее. В результате появятся нового вида экстремисты, появятся люди «с фигой в кармане», которые, собственно, уже один раз лодку раскачали.

Сидякин: Позвольте не согласиться с коллегой. Дело в том, что это изначально провокационное утверждение что все граждане - нарушители. Все, кто приходит митиг. Ведь когда митинги были мирными, вы помните и Болотную площадь, и Сахарова - никто никому претензий не предъявлял. Вся эта дискуссия началась после 6 мая. Я ехал на эфир - захватил «The New Times», которую явно нельзя заподозрить в симпатиях к властям. Открыл статью: «от 7 000 до 125 000 долларов - столько может составить сумма штрафа за несанкционированные манифестации». Это Канада. Почему-то никто не говорит о том, что западный опыт регулирования протестной деятельности вот в таких суммах выражается? Почему никто не говорит, что это адекватная история? 2 000 рублей - такой штраф сегодня установлен за уничтожение лесной подстилки, за уничтожение мха, за неправильные перевозки грызунов. Поэтому давайте здесь две стороны медали смотреть: есть право на протест, а есть право на проживание в мирном городе, в своем собственном дворе. Никто же не будет отрицать, что на Чистых прудах граждане самообъединись и подали заявление на бездействие властей. Это действительно так, я видел этих граждан, в том числе и в эфире у ваших коллег.

Макеева: Самообъединились? 

Сидякин: Самообъединились.

Макеева: Хорошо. Федор, вы не рассматриваете это по сравнению с Канадой, скажем так. Я сегодня РИА-новости читала, там тоже был подробный репортаж, как шеф французской полиции объясняет, что во Франции, в случае этого, сразу резиновыми пулями. Тут спасибо надо вам сказать - у нас всего лишь штраф.

Сваровский: Ни для кого не секрет, а я участвовал во многих демонстрациях, как действует ОМОН. Действовал во многих демонстрациях, в том числе и в совершенно мирных. Прекрасно помню как нас окружили, замкнули на Рождественском бульваре, «обрабатывали» дубинками какой-то мордовский ОМОН. И это совершенно незаконно было. И естественно никто не был наказан, не было никакого следствия - ничего. И если государство будет себя нормально вести и в этой области, если будут нормально себя вести силовые органы и не будет таких ситуаций, то давайте тогда, да, это обсуждать. Но ведь это «игра в оди ворота», то есть по отношению к гражданам правила становятся более строгими, а ОМОН делает что хочет.

Сидякин: Ну, конкретные действия конкретных ОМОНовцев, которые тянут на злоупотребление, я готов обсуждать, я не адвокат полиции, я подавал запросы, в том числе и о неправомерных действиях ОМОНовцев 6 мая. Но, опять-таки, есть и другая сторона медали. Есть кровь, которая пролилась: 20 ОМОНовцев, которые фактически лежат в больницах. Мы никуда от этого не уйдем - это фактическая действительность. РИА-новости, кстати, в пятницу проводит телемост с американским коллегами - там же тоже был разгон «Оккупай Уолл-Стрит».

Макеева: И нам покажут как американские коллеги в этих случаях действуют.

Сидякин: Коллеги действуют в этих случаях не менее жестко. Вы знаете, я веду дискуссию в социальных сетях, и могу вам сказать, что просмотрел очень много видеороликов по разгону демонстраций, в том числе «Оккупай Уолл-Стрит». Итальянских коллег посмотрел, французских. Никто, в ответ на немирное сопротивление ОМОна, не реагирует иначе.

Макеева: А вот вы подавали запрос по поводу ОМОНа. Чем дело кончилось, кто-то был наказан?

Сидякин: Еще не истек срок для ответа. Пока я ответа не получил. Но я подавал запрос в связи с ударом ногой якобы беременной женщины, которая оказалась в итоге студентом Колей. Но в целом я просил, помимо этой ситуации...

Макеева: Там были еще ситуации? Я, кстати, не очень понимаю почему беременную женщину бить нельзя, а студента Колю можно.

Сидякин: Закон о полиции прямо запрещает при наличии явных признаков беременности применять любые спецсредства по отношению к беременным женщинам. Что касается конкретного студента Коли, то он в своем интервью, если внимательно следили за этими событиями, говорил, что это был в ответ на его удар ногой ОМОНовца. То есть тут есть критерии самой разной оценки конкретной ситуации. Я не оправдываю и не защищаю все действия ОМОНа. Вы знаете, я депутат от Татарстана, у нас ОВД «Дальний». Это большая трагедия полиции, это вообще большая трагедия в Татарстане была. И, конечно, такие действия кто может защищать? В этом случае, конечно, никакого оправдания нет. Но всегда есть две стороны медали. 

Макеева: Что вы считаете все-таки первостепенной необходимостью - обратить внимание на действия полиции в разных регионах, тем более раз уж мы заговорили о Татарстане, и с этим начать разбираться, или срочно начать разбираться по событиям 6 мая в контексте все-таки ужесточения условий для проведения каких-либо собраний в центре города?

Сидякин: Ни то, ни другое забывать нельзя. И, конечно, по полицейской реформе надо дальше работать. Все-таки новое назначение в МВД человека, который долгое время оперативником проработал, может оно все-таки изменит ситуацию, само движение полицейской реформы. Что касается законодательства о митингах - его надо править. Абсолютно все фракции, кто сегодня бойкотировал выступление в Госдуме, признают, что законодательство о митингах морально устарело и не отвечает тенденциям современности.

Казнин: Спасибо. У нас в студии были депутат Госдумы, член фракции «Единая Россия» Александр Сидякин и поэт Федор Сваровский. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.