Срочно
В Пакистане пропал пассажирский самолет
7 декабря
3 791

Подмосковный муниципальный депутат: хотел отдать голос Гудкову, но разрешают подписываться только за угодных Воробьеву

Здесь и сейчас
5 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Пока все обсуждают московские выборы, в стороне остались выборы в Подмосковье. Губернатора области будут выбирать в тот же день, что и мэра Москвы – 8 сентября. И там тоже не обходится без скандалов с муниципальными фильтрами.

Как удалось выяснить, муниципальных депутатов в Подмосковье принуждают отдавать голоса только за кандидатов, одобренных властью. Для этого сверху спустили специальную разнарядку. Она называется техническое задание по распределению депутатов для заполнения листов поддержки. Эту информацию нам подтвердил один из муниципальных депутатов подмосковного города Голицыно. Он попросту не смог найти в разнарядке имя кандидата, за которого хотел проголосовать.

Правила игры в области такие: кандидату нужно собрать 351 подпись до 24 июля. Всего в Подмосковье 5 тысяч 118 муниципальных депутатов. Успешнее всего, что не удивительно, прохождение муниципального фильтра идет у исполняющего обязанности губернатора, единоросса Андрея Воробьева. Не волноваться о сборе подписей могут еще 10 кандидатов – от «Единой России», ЛДПР, КПРФ, «Справедливой России», от «Патриотов России», «Гражданской силы», партии Национальной безопасности России, Партии «Зеленых», «Родины и от Женщин России».

А вот графы за оппозиционеров Геннадия Гудкова (он баллотируется от «Яблока») и председателя «Альянса зеленых – народной партии» Глеба Фетисова – в списках для голосования просто отсутствуют. О том, как на Подмосковные выборы не пускают оппозицию, мы поговорили с депутатом Совета депутатов города Голицына Алексеем Дуленковым.

Монгайт: Как так получается, некоторых потенциальных губернаторов просто игнорируют?

Дуленков: Теоритически выборы должны предоставить равные возможности всем кандидатам в губернаторы, но, как известно, все звери равны, но некоторые равнее других.

Монгайт: А кто сейчас равнее других?

Дуленков: Меня самого интересует вопрос, как определили 11 кандидатов в губернаторы, с которыми Андрей воробьев согласен соревноваться. Он и золотая десятка кандидатов, в числе которых нет федеральных политиков такого глобального уровня. Это фамилии чаще всего никому ни о чем не говорящие. То есть муниципальные фильтры в данном случае работают на выбор будущим губернаторам своих потенциальных конкурентов, не более того. Где-то в администрации губернатора определили, что эти люди будут в избирательном бюллетене, а трех кандидатов, которые не вписываются в будущий сценарий выборов, просто выбросили.

Монгайт: Это Гудков, Фетисов. А он чем вреден оказался?

Дуленков: Я недавно  дал с ним конференцию в Интерфаксе, он был руководителем совета депутатов Серпуховского района, в феврале вышел из «Единой России». Видимо, из-за этого скандала его решили вычистить из бюллетеня для голосования. Вообще власть очень не любит, когда что-то идет не по плану. Вертикаль власти таким образом работает, что на региональном уровне решили, что выборы пройдут именно так, спускают разнарядку на районный уровень, районные главы вызывают к себе городских и сельских глав и дают бланки, что  ваши депутаты должны расписаться за тех и тех депутатов. Получается достаточно смешно, что депутаты от «Единой России», которые мечтали расписаться за Воробьева, принести таким образом клятву верности, вынуждены подписываться за тех людей, которых никогда в жизни не видели, не знаю, не слышали и не будут знать.

Казнин: За тех 10 человек. А как собирает подписи Гудков, Фетисов?

Дуленков: Давайте я расскажу, как собирают за золотую десятку и почему за Гудкова собрать достаточно сложно. В прошлый четверг у нас был совет депутатов, после которого сказали остаться, будем заполнять бланки заявлений на выдвижение кандидатов в депутаты. Я тоже остался, меня спрашивают «А ты-то что остался?». Я говорю, я тоже буду расписываться. Все улыбаются понимающе: «Ты знаешь, а бланков на твоего кандидата нет».

Монгайт: А кто ваш кандидат?

Дуленков: Я собирался отдать свою подпись Геннадию Гудкову. Я говорю, есть все политические партии? Говорят, почти все. Есть от Партии пансионеров, от Партии и Альянса зеленых, от партии Гражданская сила. Есть много разных партий, но на Гудкова бланков нет. Я говорю, давайте тогда за Фетисова. Мне было интересно вообще, кто там есть. А за Фетисова тоже бланков нет. Мне сказали, выходите, вы подписываться не собираетесь. Я себя почувствовал каким-то вуайеристом, который подглядывает за чем-то нехорошим.

Казнин: А сколько там человек было?

Дуленков: В нашем совете 15 человек, из них 14 вписались в эти 11 кандидатов.

Монгайт: То есть все происходит довольно гладко: 14 подписались, потеряли одного Алексея.

Дуленков: Потом все перешли в соседнее здание вместе с сотрудниками администрации, которые уже оформили все необходимые бланки, заполнили заранее на компьютере, пришли к нотариусу, зафиксировали свои согласия, причем, как мне рассказывают участники этого мероприятия, они должны были заплатить по 200 рублей за регистрацию подписи, но им это не дали сделать, сказали, что все уже уплочено. Видимо, все централизовано: и коммунисты, и эсеры, и единороссы подписываются, а оплачивается все из одного кошелька.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.