«Почта России»: митинг против 3000% заказали недоброжелатели

Здесь и сейчас
21 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
У главного офиса «Почты России» сегодня прошла акция протеста. Граждане выражали недовольство тем, что организация выдает займы почти под 3000% годовых. «Почта России» поспешила откреститься от четырехзначных ставок, заявив, что выступает только посредником между ООО «Мини-займ экспресс» и его клиентами. Разбирались в этой ситуации с руководителем дирекции финансовых услуг «Почты России» Вячеславом Авдюковым.

Писпанен: Я сегодня видела, что «Почта России» уже обвинила тех людей, которые вышли протестовать, - в проплаченности. Уж не знаю, Госдеп проплатил или еще кто. Почему вы так считаете, почему люди просто не могут возмутиться такими процентами?

Авдюков: Ну, по нашему мнению мы, наверное, имеем право так считать. Во-первых, камеры видеонаблюдения предприятия зафиксировали факт передачи денег ряду участников; во-вторых, когда мы пытались разобраться в этих требованиях, участники не могли высказать свою гражданскую позицию.

Казнин: Вы вышли к ним?

Авдюков: Да, сотрудники «Почты России» вышли узнать, в чем гражданский протест, если он есть.

Писпанен: Мне кажется, понятно было судя по лозунгам, которые были написаны?

Авдюков: Совершенно верно. Но при этом сразу там практически все разбежались, побросали плакаты, осталось три человека; один сказал, что...

Писпанен: Но мы же знаем, чем заканчиваются у нас обычно несанкционированные акции протеста: 15 суток, которые не прекращаются. Вполне понятно, почему люди могли испугаться.

Авдюков: Никто не выразил своей гражданской позиции, что я против того-то, и никто не высказал вообще какой-нибудь внятной совершенно, в чем претензии они видят. Из чего мы понимаем, что участники этой несанкционированной акции – это были просто статисты.

Казнин: Вы ведь все равно понимаете, в чем претензии, вы можете это прокомментировать?

Писпанен: Мне кажется, это все знают, это давний сандал.

Авдюков: Да, это давний скандал, даже удивительно. Мы считаем, что это элемент, скажем, таких грязных пиар-технологий.

Казнин: И это главное. Кто платил деньги?

Писпанен: Чей? Объясните, кто может противостоять «Почте России»?

Казнин: И зачем?

Писпанен: Это одна из самых крупных организаций в этой стране, кто вам может противостоять? Чьи это грязные пиар-технологии?

Авдюков: Ну, скажем, наша цель, наверное, качественная работа почты, а не проведение расследования, пусть этим занимаются компетентные…

Писпанен: Но расследованием занимается, я так понимаю, Федеральная служба по финансовым рынкам.

Авдюков: Да. На самом деле этому скандалу, вы правильно ответили, что уже месяц, уже неинтересно даже, потому что мы свою позицию четко выразили, мы за доступность населения к различным финансовым услугам. То есть, если мини-займы являются законным продуктом, законной услугой, мы предоставляем через нашу сеть услуги различные: и кредиты, и кредитные карточки, депозиты, мини-займы. И мы считаем, чем больше у нас будет партнеров в различных сегментах рынка, тем услуга будет конкурентнее.

Писпанен: Но пока это не очень сильная конкуренция, все-таки, 3 тысячи процентов, о какой конкуренции там идет речь?

Авдюков: Ну, это вот такой продукт.

Писпанен: Вы же, наверное, сами выбирали этих партнеров? Ну, или вам предложили совместные услуги, вы на них согласились? Неужели такой уважаемый институт, такой огромный институт, государственный институт не проверил - под какие проценты вообще предлагаются эти мини-займы? Вы что имеете с этого, кроме репутационных сейчас ущербов?

Авдюков: На самом деле, действия микро-финансовых организаций в России регламентируются законом. Мы не хотим даже оправдываться, потому что наш партнер – это законопослушная организация, проведенные проверки показали, что каких-то существенных претензий нет. И кроме того, хотелось бы отметить, что сейчас в связи с этим скандалом к нам даже обращаются международные, европейские микро-финансовые организации, которые, кстати, выдают подобные займы, в Европе, в благополучной Европе.

Писпанен: То есть, вы будете продолжать такое же сотрудничество?

Авдюков: Мы даже хотим, скажем так, чтобы конкуренция среди наших партнеров, возможно, улучшила этот продукт, уменьшила ставки.

Писпанен: Это хорошо, но вы все-таки не ответили на вопрос, кто может стоять за этими вот статистами, кто против «Почты России» пошел?

Авдюков: Я могу предполагать, что это те, кто не заинтересован в развитии микро-финансовых организаций по какой-то причине.

Писпанен: Это какие-то крупные банки?

Авдюков: Возможно, но опять же, мы не компетентные органы, чтоб проводить такое расследование.

Писпанен: А «Почта России» же сама вроде собиралась свою банковскую систему развивать?

Авдюков: Ну, скажем, не развивать, обсуждается вопрос создания почтового банка. Поэтому сейчас у нас нет банковской лицензии, мы как агент можем работать и с банками и с микро-финансовыми организациями и со страховыми компаниями, чем мы и занимаемся. Соответственно, накапливаем компетенцию в этом вопросе. Но опять же, поверьте мне, эти несколько сот займов, которые там выдали на всю Россию в пяти регионах – это просто пилотный проект. Дальше мы посмотрим, попробуем, допустим, 6-9 месяцев по каждому продукту, посмотрим – стоит ли распространять.

Казнин: Мы же понимаем, что удар обычно направляют в уязвимое место. В данном случае, мы сейчас говорим не о законности, вы сами сказали, что все законно и это подтвердила проверка. Здесь речь идет даже, будем в таких категориях говорить, о некой морали: 3 тысячи процентов. Люди, мы знаем, у нас в стране, многие, просто-напросто - неопытные, они доверяют ничего не узнав заранее, и будучи, в общем-то, неискушенными в таких делах. Вот о чем идет речь. Почему этот сюжет, даже если он проплачен какими-то силами неведомыми, почему он отклик находит у людей? Это вы как-то можете прокомментировать?

Авдюков: Я бы все-таки не считал население, что оно не разбирается в условиях, не читает договора. Сейчас люди грамотные на самом деле. И после всех кризисов…

Писпанен: Перестаньте. Бабушки все всё равно остались неграмотными. И, конечно, для них как «Сбербанк», так и «Почта России» – это залог все-таки какой-то стабильности, государственности и так далее, что здесь не обманут.

Казнин: Надежности, в конце - концов.

Писпанен: И вот они попадаются.

Авдюков: В данном случае мы осуществляем в рамках взаимодействия с микро-финансовой организацией две операции: перевод денежных средств, перевод займа почтовым переводом, мы тут отказать не можем, потому что мы федеральный почтовый оператор, соответственно, эту услугу обязаны оказывать любым организациям. И оформление пакета документов. Соответственно, мы наоборот призываем общество, направили письмо в Государственную Думу, чтобы рассмотрели вопрос ограничения ставок, потому что сами мы не можем не сотрудничать с кем-то, сказать: у вас плохой продукт, у вас большие ставки, - они работают на законных основаниях. На каком основании «Почта России» возьмет и скажет: мы с вами работать не будем? Я думаю, что это вызовет большие претензии регулирующих органов.

Писпанен: Ну, регулирующие органы, насколько я понимаю, сейчас все-таки проверяют эти микро-финансовые организации, еще посмотрим, что будет.

Авдюков: Да, но сегодня никаких вот жалоб клиентов, скажем так, не зафиксировано, поэтому сегодняшняя акция – даже как-то из прошлого. Потому что люди, мы проводим, во-первых, организацию этого пилотного проекта в регионах, не в Москве, соответственно, люди в Москве выразили такой протест, но хотя не могли четко, еще раз повторюсь, выразить, в чем их гражданская позиция.

Казнин: Если идет, как вы говорите, некая информационная даже война, вы будете подавать заявление в соответствующие органы, чтоб выяснили, кто послужил причиной всему этому?

Авдюков: Не отрицаем такой возможности, потому что мы считаем, что вот эти вот акции, они из области, скажем так, грязных технологий пиар, они характерны для рейдерских захватов.

Писпанен: Кстати, во всем мире выходят люди, протестуют и никто не обвиняет в грязных технологиях этих людей если они готовы каким-то образом свой гражданский протест проявить.

Авдюков: Никто не мог выразить, в чем их гражданский протест, что я протестую против…

Писпанен: Но есть люди, которые не умеют просто говорить.

Авдюков: Но они как-то собрались, тут же появились люди с видеокамерами моментально, тут же наши камеры зафиксировали передачу некоторым из них денег. То есть, шито белыми нитками.

Писпанен: Проводите разбирательство.

Авдюков: Мы не отрицаем такую возможность, потому что мы считаем, что если вот такие элементы, по сути, которые используются в рейдерстве, они недопустимы для национального…

Писпанен: Вы говорите о рейдерстве по отношению к «Почте России», это даже невозможно себе представить.

Авдюков: Это технологии, которые обычно используются в рейдерстве, но они недопустимы, я согласен с вами, против национального почтового оператора, потому что, по сути, дестабилизируя работу «Почты России» какие-то силы пытаются дестабилизировать, по сути, государственный институт серьезный и, может быть, дестабилизировать ситуацию в России. Кому это надо, очень странная сила.    

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.