Почему Ходорковский не может открыть счет в банке, а Верховный суд хочет пересмотреть дело ЮКОСа

Здесь и сейчас
27 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Казнить каждого десятого силовика. Михаил Ходорковский в своем интервью вспомнил о децимации — высшей мере наказания в Древнем Риме, когда по жребию убивали одного из десяти человек. Правда, Ходорковский предложил каждого десятого силовика увольнять. Эту фразу сразу же назвали первым политическим заявлением Ходорковского.

Свои заявления делает и Верховный суд. Он пообещал пересмотреть и первое, и второе дело «ЮКОСа». После этого с Ходорковского могут снять многомиллиардный долг, а Платон Лебедев — выйти на свободу. 

Эту фразу про децимацию силовиков все восприняли как политическое заявление, хотя, вроде бы, Михаил Ходорковский просто рассказывал о том, что ему нравится в России, и не нравится ему только всесилие спецслужб и тон, с которым у людей просят, например, предъявить документы. И далее: «Впрочем, и эта проблема разрешима. Нужна децимация. Увольнение десятой части. Не поможет — еще раз».
С другой стороны, политических заявлений от Ходорковского ждут. А когда он их не делает — готовы либо разбирать его интервью — либо даже говорить самим.
Сегодня, например, участницы Pussy Riot во время своей пресс‑конференции на ДОЖДЕ сказали, что хотят видеть Ходорковского президентом. И Надежда Толоконникова, и Мария Алехина заявили, что именно он должен заменить Владимира Путина.
Но сам Ходорковский уже не раз говорил, что не собирается участвовать в политической борьбе. В частности, в интервью Ксении Собчак на ДОЖДЕ он объяснял, что ему больше интересна благотворительность и социальные проекты. Именно на это, а не на финансирование политических партий, Ходорковский хочет тратить деньги.
И, кстати, первое пожертвование, может быть, он сделает уже очень скоро. Накануне Минюст заявил, что готов выплатить Ходорковскому компенсацию — 10 тысяч евро. Это еще один шаг навстречу экс‑главе Юкоса. Эта сумма была написана в постановлении Европейского суда по правам человека. Минюст сегодня заявил, что деньги переведет сразу же — как только узнает номер счета.
Но есть один нюанс. Если Михаил Ходорковский номер счета скажет, деньги могут не начислить, а наоборот, отобрать. Потому что с него  все еще должны взыскать 17 млрд рублей, еще по первому делу. Мы поговорили с пресс‑секретарем Михаила Ходорковского, Ольгой Писпанен, она рассказала Дождю, что именно поэтому бизнесмен пока не собирается открывать банковский счет.
Ольга Писпанен, пресс-секретарь Михаила Ходорковского: Согласно юридическим аспектам, всё, что поступает Михаилу Борисовичу на счет (на любой счет, если бы он у него сейчас был) — все автоматически арестовывается в счет тех 17 млрд. Пока мы ждем, как и говорил Михаил Борисович, мы ждем решения по 17 млрд долгу. Когда будет он открывать счет — это будем решать уже со временем. Сейчас нет смысла. Пока счета нет — говорить не о чем, куда мы можем потратить эти деньги. У нас был разговор, достаточно давно еще. Думали, куда потратить. Скорее всего, на благотворительности. Сейчас трудно даже об этом говорить, потому что денег все равно пока не получить.
Из‑за этого штрафа в 17 млрд Ходорковский не только не может получить компенсацию. Именно из‑за него он не хочет возвращаться в Россию. Боится, что просто не выпустят обратно за границу, где должна будет лечиться его мама.
Но Верховный суд и здесь идет навстречу Ходорковскому — и уже скоро этот штраф может отменить. И первое, и второе дело «ЮКОСа» отправили на пересмотр. Оба заседания пройдут в один день, 23 января. Причем по первому делу Верховный суд просто следует вердикту Европейского суда по правам человека. Правда вердикт этот появился еще в июле, а до рассмотрения дошел только сейчас. И одновременно с этим глава Верховного суда Вячеслав Лебедев решил пересмотреть второе дело. Вернее, жалобу которую раньше постоянно отклоняли. Вот так через неделю после помилования Верховный суд вдруг решил пойти навстречу Ходорковскому и Лебедеву по всем заявлениям, которые только возможны.
Глеб Павловский, политолог: Сам Ходорковский утверждает, что его мог отпустить один человек — президент Российско Федерации, реально. Соответственно, тот же самый Путин, если бы хотел оставить его в России, мог бы его просто оставить в России. Никаких «берлинов», никаких паспортов не выдавать. Никакой причины отправлять его в Берлин, а потом думать, как ему помочь вернуться, нет. Вполне может быть, что глава Верховного суда истолковал по-своему тренд последних дней. Возникла возможность подвинуть так называемых силовиков. Почему бы этим не воспользоваться? Такой возможности не было, судя по всему, у Верховного суда еще совсем недавно. Эти все дела для верхушечных групп, истеблишмента, это, в конце концов, кегли, которыми они играют.

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.