По крайней мере, селедки хватит на всех. Компания «Русское море» о том, вырастут ли цены на ее продукцию

Здесь и сейчас
9 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Группа компаний «Русское море» опровергла информацию о том, что она якобы повышает отпускные цены на лосось в 2 раза в связи с введением Россией эмбарго на импорт этой рыбы из ЕС и Норвегии. 

Однако компания сообщила, что окончательные цены еще не сформированы. Ранее в ряде СМИ появилась информация о росте отпускной цены на охлажденный лосось на 80‑100% – до 600 рублей за килограмм. «Мы не подтверждаем такого скачка цен», – сказал ИТАР‑ТАСС официальный представитель группы компаний «Русское море» Илья Березнюк.

«Мы сами ориентируемся на цены на мировых рынках. Пока ситуация какого‑то заметного отражения на ценах мировых рынков не нашла», – пояснил он, добавив, что пока есть информация только о росте цен на чилийскую рыбу – на 15‑20%.

О том, какова будет цена и ассортимент «Русского моря» в ближайшем будущем мы спросили у представителя компании в прямом эфире.

Лобков: Илья, скажите, сколько будет стоить лосось, какого он будет происхождения? И вообще рыба, которую поставляет ваша компания, сильно ли подорожает? Потому что вы – один их тех брендов, которые шире всех представлены на прилавках.

Березнюк: В первую очередь, я хочу заверить потребителя в том, что та информация, которая прошла сегодня, не соответствует действительности. Поскольку после момента введения санкций прошло не так много времени, и ценовая политика, сегментная политика сейчас только формируется. Могу смело утверждать, что дефицит рыбы не планируется, и резких скачков цен также не планируется. Я думаю, более подробную информацию по ценовой политике мы сможем, как мы уже заявляли, выдать ближе к концу следующей недели. Также я могу сказать, что сейчас мы диверсифицируем наш портфель в сторону ассортимента российской рыбы и также ассортимента тех стран, которые не попали в санкционные списки. 

Лобков: Дело в том, что рыба, которую вы завозили из Норвегии, это, в основном, рыба, выращенная на фермах, это, в основном, гибридные лососи, они же и форели, можно по-разному называть, но это гибридно выращенная рыба. Насколько я понимаю, компания «Русское море», в том числе, ваши акционеры, очень влиятельные люди, они рассчитывали на программу, которая была несколько лет назад запущена, я помню, были такие постеры «Рыба ждет», по субсидированию, по государственной поддержке  аквакультуры, что найдутся аналогии в Карелии или Мурманской области, компания ваша даже есть «Русское море - Аквакультура», которая могут выращивать и заменять этот импорт отечественным лососем. Хватит ли выращенного здесь лосося, чтобы заменить норвежский импорт?

Березнюк: Да, все верно, Павел. Это наш крупный инвестиционный проект «Русское море - Аквакультура» по выращиванию атлантического лосося в Баренцевом море в Мурманске и форели в Республике Карелия. Сейчас мы уже активно продаем собственный лосось, выращенный на наших фермах переработчикам, и эта рыба уходит в сети. Пока еще объемы не такие большие, но я думаю, что…

Лобков: За этот год сколько процентов импорта вам удастся заменить?

Березнюк: Будем говорить откровенно, процент сейчас у нас составляет именно по выращенной нами рыбе не более 2%. Но поскольку мы успели зарыбить все наши фермы до введения санкций, соответственно, лосось будет подрастать, и этот процент будет в следующем году увеличиваться.

Лобков: Но пока лосось подрастет, хипстер с голоду помрет. Не может такого случиться?

Березнюк: Нет, я же сказал, что мы можем переориентироваться, чем сейчас и занимаемся, на другие страны. Норвегия, несмотря на то, что все-таки крупнейший импортер лосося в нашу страну, но есть опять же Чили, есть опять же Дальний Восток. Поэтому я думаю, что мы сможем большую долю диверсифицировать в сторону этих рынков.

Лобков: Меня всегда волновал вопрос. Вот селедка, которая продается, является продуктом в отличие от лосося ежедневной необходимости, селедка, собственно, и с вашей маркой, на которой написано, что она русская. Насколько я понимаю, она, в основном, не русская, она тоже из завозного исландского и норвежского сырья. Правильно ли я понимаю, что селедке тоже может что-то угрожать?

Березнюк: Я сомневаюсь. У нас достаточно большой вылов и в наших водах по сельди. Поэтому я думаю, что большая часть селедки, которая шла на экспорт, она будет заменена на внутреннем рынке, то есть пойдет в нашу страну. Я думаю, что в плане селедки нашему потребителю особо волноваться не стоит.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.