По делу Мирзаева экспертиз больше не надо

Здесь и сейчас
4 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Врачи снова – уже в пятый раз – вступают в дело Мирзаева. Сегодня Замоскворецкий суд определил экспертов, которые заново исследуют все обстоятельства гибели студента Ивана Агафонова.

Закончить должны к 15 ноября – на этот день назначено очередное заседание по делу. С подробностями – Илья Васюнин.

Васюнин: Врачи вступают в дело Мирзаева в пятый раз. Суд никак не может поставить точку в скандальном деле. Приговор должен был состояться еще в августе. Судья Андрей Федин удалился было в совещательную комнату, но, спустя неделю, вместо приговора постановил: провести новую – уже пятую по счету – экспертизу.

Главный вопрос, что явилось причиной смерти Ивана Агафонова. Или Агафонов умер от удара спортсмена, или после того как упал и ударился о бордюр.

От этого зависит квалификация статьи, по которой судят Расула Мирзаева. Это либо нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшие смерть человека – по этой статье Мирзаев обвиняется сейчас, либо – убийство по неосторожности. Именно этого потребовал прокурор сразу перед приговором. По этой статье Мирзаеву, скорее всего, зачтут время проведенное в тюрьме, и он выйдет на свободу сразу после приговора.

Четыре экспертизы показали, что Мирзаев бил не сильно, а его удар по силе скорее напоминал пощечину. Потерпевшая сторона с этой точкой зрения не согласна.

И вот выходит, что поставить в деле точку не решается ни суд, ни эксперты. Сначала нынешняя   пятая экспертиза была поручена Российскому федеральному центру судебной экспертизы при Минюсте РФ. Однако специалисты центра сообщили, что не смогут провести необходимые исследования, так как поставленные судом вопросы не входят в их компетенцию.

После этого экспертизу передоверили «Российскому центру судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России, однако и оттуда дело вернулось без результатов. Минздрав попросил суд включить в состав экспертной комиссии дополнительных специалистов.

Судья Андрей Федин сегодня пошел навстречу этой просьбе. Сегодня на заседании список экспертов был расширен: в комиссию войдут глава центра судмедэкспертизы Минздрава, глава аналогичного центра в Ленинградской области, специалиста нейрохирурга из госпиталя имени Бурденко, рентгенолога из института Склифосовского и эксперт по спортивной медицине.

Адвокат Расула Мирзаева Алексей Гребенской считает, что назначение нынешней экспертизы прошло с процессуальными нарушениями.

Алексей Гребенской: Никаких оснований для того, чтобы проводить какие-либо экспертизы по данному делу с учетом ранее проведенных, в настоящий момент нет. В данной ситуации все вопросы, которые можно и нужно было бы устанавливать в ходе рассмотрения этого дела, уже давно установлены и рассмотрены. С учетом позиции суда, который вернулся из совещательной комнаты и продолжил судебное следствие, тогда как гособвинение говорит о том, что действия Мирзаева необходимо переквалифицировать, указывает только на одно: суд искусственно пытается создать и занимается поиском доказательств вины Мирзаева по ст.111 ч.4.

По данным следствия, в ходе конфликта в середине августа 2011 года в центре Москвы у ночного клуба «Гараж» Мирзаев ударил Агафонова, который после этого был госпитализирован и через несколько дней скончался, не приходя в сознание.

Вам могла бы достаться эта экспертиза, если бы Вы оставались там же, где работали, в Российском центре судебной экспертизы Минздрава. Вы знакомы с делом Мирзаева и с экспертизами ваших коллег?

Виктор Колкутин: В большей степени знаком.

Пятая экспертиза. Были ли такие случаи в вашей практике?

Виктор Колкутин: Бывало и больше. И 6, и 7, и 8.

Как Вы можете объяснить, что сейчас происходит в деле Мирзаева? Почему понадобилась еще одна экспертиза?

Виктор Колкутин: Этот вопрос уместней было бы задать судье, который назначает эти экспертизы. Обычно повторная экспертиза возникают, когда либо появляются новые, ранее не исследованные доказательства, либо ранее проделанные экспертизы вызывают недоверие у лица или группы лиц, которые участвовали в подготовке назначения этой экспертизы.

Недоверие к Центру судебно-медицинской экспертизы?

Виктор Колкутин: Нет, недоверие к тем результатам, которые получены в предыдущих экспертизах.

Последняя экспертиза была сделана с использованием компьютерного моделирования, биомеханики и так далее. Вы знакомы с этой экспертизой?

Виктор Колкутин: Да.

Как Вы оцениваете ее качество?

Виктор Колкутин: Я считаю, что она сделана на достаточно современном уровне для того, чтобы на ее основе принимать судебное решение.

С Вашей точки зрения, не нужно было бы назначать повторную?

Виктор Колкутин: С медицинской точки зрения я не вижу, что еще можно привнести в эти исследования.

Сегодня Российский центр судебно-медицинской экспертизы говорит, что нужны еще сторонние дополнительные специалисты. Центр судебно-медицинской экспертизы недостаточно укомплектован?

Виктор Колкутин: По своему штату он укомплектован достаточно, но те вопросы, которые поставил суд, выходят за пределы компетенции специалистов этого центра, почему они и запросили клиницистов, специалистов  в области спортивной медицины и так далее. Другое дело – какова будет цена добытых ими сведений, какова будет значимость той информации, которую они привнесут. Есть большие сомнения. Основные вопросы уже решены, и решены объективно.

Они решены в пользу того, что сам удар не является причиной смерти?

Виктор Колкутин: Сложно сказать, насколько предыдущим экспертам удалось донести свою мысль до суда. Очень часто все непонимания возникают, потому что одни не очень хорошо объясняют, другие не очень хорошо слушают.

Или на хотят слышать, что им объясняют.

Виктор Колкутин: Как вариант.

Например, линия защиты строится на том, что в основном здесь вина врачей, что косвенно подтверждают результаты экспертизы.

Виктор Колкутин: Следствие не должно никогда увлекаться одной версией, так и эксперт не должен увлекаться одной экспертной гипотезой. Если действительно есть какие-то сомнения – а формально такие сомнения могут быть, ведь человек умер не на месте происшествия, он попал в лечебное учреждение, ему оказали помощь, - эту гипотезу тоже следует отработать, чтобы потом ни у кого не возникали вопросы, а вдруг действительно виноваты врачи.

Ваша личная точка зрения? Просмотрев те экспертизы и будучи опытным врачом, вы считаете, что те травмы, которые были получены, и то время, которое Агафонов провел в больнице до оказания ему квалифицированной помощи, могла ли именно в это время решиться его судьба?

Виктор Колкутин: Я не исключаю такой возможности, хотя прямых доказательств того, о чем Вы спрашиваете, ни у кого на сегодняшний день нет.

Зачем понадобился врач по спортивной медицине?

Виктор Колкутин: В моей практике приходилось прибегать к знаниям этих специалистов, но, как правило, эти знания нужны, если возникает необходимость установить, обладает ли человек специальными навыками для нанесения именно таких повреждений, которые  входят в группу тех или иных единоборств.

Для того чтобы этого выяснить, достаточно просто посмотреть на списки его побед.

Виктор Колкутин: Я рассказываю, как в моей практике использовались специалисты по спортивной медицине. Что хотят достичь в этой экспертизе, какой вопрос хотят решить с помощью этого специалиста, я не могу пояснить.

Может ли возникнуть такая необходимость как эксгумация? Мы видим, что череда экспертиз ни к чему не приводит, и финальная точка когда-то должна же быть поставлена.

Виктор Колкутин: Поскольку речь идет о травме нервной ткани, центральной нервной системы, времени прошло достаточно много, я думаю, что эксгумация никаких принципиально новых сведений нам не даст, тем более что первичная экспертиза была проведена достаточно качественно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.