Писатель Мераб Ратишвили: Саакашвили ушел из политики, но продолжает вредить отношениям России и Грузии

Здесь и сейчас
7 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Граждане Грузии, находящиеся в России, не смогут принять участие в предстоящих президентских выборах. Как пояснили сегодня в грузинском МИДе, это связано с тем, что у Тбилиси с Москвой отсутствуют дипломатические отношения, а потому избирательные участки в России не откроют.

Выборы президента Грузии состоятся уже совсем скоро, 27 октября. О ситуации в стране в преддверии голосования, а также о возможных его последствиях поговорим с нашим гостем, у нас в студии Мераб Ратишвили – писатель, бывший глава Международной организации по сотрудничеству со странами СНГ, после прихода к власти Михаила Саакашвили проведший несколько лет в тюрьме.

Кремер: В последние месяцы говорят, что в Грузии установился политический кризис, который парализовал работу государственных органов.

Дзядко: Система «двоевластия» на функционировании государства отражается не самым лучшим образом. Вы согласны?

Ратишвили: Кризис не заканчивается в Грузии уже 21 год. Сегодня ничего нового не происходит такого, чего не было. Это двоевластие на уровне президента, который уже практически нелегитимный, а с другой стороны местные самоорганы, которые все еще в руках национального движения, которое себя полностью дискредитировало. Конечно, они идут в противоречии с позицией и с линией, которую проводит партия Иванишвили. Это влияет на все уровни политической жизни, в том числе на выборы, которые в принципе без участия грузинских граждан, проживающих в России, я считаю, могут быть полулегитимны, потому что у такого количества избирателей просто отнимается право выбирать.

Дзядко: Таким образом можно нелегитимным или полулегитимным считать и господина Иванишвили, партия которого пришла к победе в ходе парламентских выборов без участия грузинских граждан, находящихся в России.

Ратишвили: Тогда не участвовали в выборах не только в России, но и в Европе. То есть изолировано порядка 30-35% граждан Грузии от выборов.

Кремер: То есть вам кажется, если изолированы граждане и в России, и в Европе, это справедливее, чем только в России.

Ратишвили: Ни в коем случае.

Дзядко: Граждане Грузии, которые проживают здесь, это в большей степени электорат господина Бакрадзе или электорат «Грузинской мечты» Иванишвили?

Ратишвили: Многие утверждают, что есть какой-то электорат у Бракадзе как противовес электорату Иванишвили. Это далеко не так.  Те организации, которые делают социальные исследования, как правило, грешат так же, как это было до выборов  прошлого года, и сейчас продолжают в том же духе. Никакого электората, который перевесил бы позиции «Мечты», нет. Кто же тогда конкурент руководящей партии? Борьба может быть между двумя кандидатами: это Георгий Маргвелашвили и Нино Бурджанадзе. Высоких позиций у Бакрадзе нет и быть не может, потому что то, что посеяло национальное движение за период своего правления, это не просто отторгание от себя избирателей Грузии – они посеяли ненависть, и, соответственно, получили. А дальше это все политтехнологии наших друзей или недругов, которые стараются их сохранить во власти.

Кремер: Иванишвили после выборов действительно уйдет из политики?

Ратишвили: К сожалению, я почувствовал в его выступлениях, что он действительно намерен покинуть этот пост. Я обратился к нему от имени многих, кто порекомендовал ему остаться премьер-министром, потому что уйти, не закончив те вопросы, обещания, которые он давал грузинским избирателям…

Кремер: Может, это лукавство?

Ратишвили: В истории Грузии подобное уже было, когда Шеварднадзе заявил, что уходит, и группа людей вышла на улицу, и они чуть ли не опустились на колени. Я не хотел бы, чтобы такое повторилось.

Дзядко: Может, и тут опустятся?

Ратишвили: Я не думаю. За это время очень вырос грузинский избиратель, да и общество потихоньку формируется. Просто обидно, что незаконченные дела могут остаться у тех людей, к которым нет доверия у населения.

Кремер: Кто способен продолжить эти дела?

Ратишвили: Не знаю. Он объявил, что достойного человека предложит обществу, который останется за него. Конечно, это будет все выглядеть демократично, но у нас не монархия, чтобы кто-то оставил своего наследника.

Дзядко: Вам не кажется, что эта ситуация довольно нездоровая. С одной стороны, это вождизм, а с другой, это  демонстрация того, что коалиция «Грузинская мечта» не представляет из себя самостоятельную серьезную силу, а представляет группки, собравшиеся вокруг человека с большим количеством денег.

Ратишвили: Я согласен с тем, что весьма эклектичное собрание. Я думаю, после ухода Иванишвили – а мне кажется, он уйдет – партия не имеет будущего, потому что слишком разные интересы. Есть еще фактор: уходить нельзя, потому что он прекрасно знает, как состоялись парламентские выборы, и это соотношение 40/60 не соответствует действительности. Эти 40%, которые получила прошлая власть, Национальное движение, не тянет даже на 10%.

Кремер: А 60% честные?

Ратишвили: А 60 – мало. Если сейчас будет поставлен вопрос о честных парламентских выборах, может быть, Национальное движение вообще не попадет в парламент. Поэтому наши стратегические партнеры, которые уже скорее контролеры ситуации, там будет совершено другое распределение позиций.

Кремер: Вроде за плохими отношениями между нашими странами стоит конкретный человек и отношение к нему. Михаил Саакашвили уже не стоит у власти, но отношения не выравниваются. Что нужно, чтобы у нас наладились дипломатические отношения?

Ратишвили: Он уже давно не правитель, но вредитель – это точно. Все, что он делает, он делает против своего государства и своего народа. Конечно, с приходом к власти Иванишвили он сделал великолепный жест, когда назначил своего представителя для переговоров с Россией, и со стороны России этот шаг был принят. Но настолько много накопленных проблем, их сейчас просто не разрулить. Тем более что там идет речь об экономических, культурных и прочих вопросах. Там не стоит задача подменить женевский формат. В любом деле требуется воля руководителей, политическая воля и добрая воля. Когда они соединяются, есть какие-то конкретные шаги. Пока что стагнация сохраняется. Это не проблема Иванишвили, она в наследство осталась у него. Посмотрите на выступления Саакашвили. Разве лидер страны настраивает против страны практически всех вокруг? Он уже давно потерял контроль над своей речью. Есть еще другая проблема: эксперты, которые говорят, что Саакашвили так сохранил свои позиции, на самом деле далеко не эксперты, а сторонники Саакашвили, и благодаря их поддержке у меня продлился срок пребывания не известном вам курорте. Эксперты занимаются демагогией и также подтверждают, что демократия в стране, но никто не говорит, что есть политзаключенные, что на 10 млрд долларов отобрана частная собственность. Была демократия и стало хуже, или была полная анархия и у нас появился шанс построить демократическое правовое государство? К сожалению, не вовремя сейчас уход Иванишвили.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.