Петр Мироненко об объединении аэропортов

Здесь и сейчас
28 марта 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Обозреватель газеты "Коммерсантъ" Петр Мироненко о том, почему "Домодедово" удалось избежать объединения с "Шереметьево" и "Внуково".

Владислав Мартьянов: Кто-то это несет, кто-то это делает, собирает… Однозначно, чьи-то руки это мастерят, чьи-то руки это упаковывают, а потом чья-то голова придумывает где это взорвать. Потом чьи-то ноги туда это несут и кто-то нажимает кнопку, однозначно. А как я бы себя повел, столкнувшись с этими людьми, я не знаю, не могу сказать – сложный очень вопрос.

Корреспондент: Вы хотели бы им в глаза взглянуть?

Мартьянов: Очень. Безумно. Я думаю, это мечта каждого, кто туда попал. Особенно тех, у кого родные уже не вернутся. Я думаю, что любой бы хотел бы сними пообщаться, с большим удовольствием… Как говорится, допрос с пристрастием провести, но…

Корреспондент: Вы как-то объясняли себе почему именно вы стали одной из жертв теракта.

Мартьянов: Просто оказался в ненужном месте в ненужное время. Это, в принципе, могло быть с любым. Там же много было народу. Это может случиться абсолютно с любым.

Казнин: Все-таки интересно какую здесь занял позицию аэропорт "Домодедово" – такую особнячком. Причем ее поддержал и премьер. Что ждет в итоге-то Домодедово.

Мироненко: На самом деле, вопрос о Домодедово – это был тот вопрос, ответ на который многие сегодня рассчитывали услышать. Стоит напомнить, что первоначально идею объединения аэропортов придумал Игорь Шувалов и говорилось об объединении именно всех трех аэропортов московского авиаузла. В этом есть определенная логика, поскольку государство финансирует взлетно-посадочные полосы, аэродромы, инфраструктуру и так далее, и имеет возможности именно по стратегическому управлению аэропортами. Именно в такой логике объединялись все три аэропорта. Эта идея звучала изначально. Более того, начиная с конца прошлого года, очень много на рынках ходило слухов о том, что некие предприниматели, возможно близкие государству или при поддержке государства, хотели бы выкупить у частных акционеров Домодедово их аэропорт. Это Дмитрий Каменщик и Валерий Коган – два таких человека. Мне кажется, что сегодняшним совещанием какая-то, по крайней мере промежуточная, точка в этом вопросе поставлена, потому что если бы у этих структур было бы желание и, главное, возможность забрать аэропорт себе, то, учитывая все проблемы. Которые были у Домодедово в последние полгода, это лучше всего было бы сделать сейчас все-таки.

Казнин: А что мешает им это сделать?

Мироненко: Во-первых, акционеры Домодедово тоже имеют очень сильную политическую поддержку, скажем так. Это же не первый случай. Когда аэропорт пыаются экспроприировать. Росимущество пыталось – там трехлетний был в суде процесс, оно пыталось изъять новый построенный аэровокзал, который они построили на частные деньги, но этого не получилось, хотя политически все вроде как было на стороне государства. Говорят, что Валерий Коган как раз и есть тот человек, который решает вопросы с государством, и про него тоже ходят разные слухи – что это друг Владимира Путина и так далее. Ну, слухи могут ходить, поскольку человек без биографии.

Татьяна Арно: А что за странная история со взлетно-посадочной полосой в Шереметьево и Домодедово – якобы в Шереметьево их две и будут строить третью, а в Домодедово полторы и их закрывают на ремонт. Очень похоже на какой-то заговор.

Мироненко: Конечно, это похоже не то что на заговор, но это логично – государство инвестирует какие-то средства свои, естественно, что все ресурсы будут направлены на тот аэропорт, который государство будет развивать. В данном случае, это Шереметьево, потому что с ним все просто – это 100% государственное имущество. И, естественно, с этой точки зрения все логично. Более того, я думаю, что вопрос о третьей полосе в Домодедово будет все равно предметом очень длительного торга, который, собственно, уже продолжается. Потому что в конечном итоге если аэропорты будут объединяться, то без Домодедово этот проект не получится, чисто потому, что это сейчас лучший аэропорт в Москве. Западные компании, которые из Домодедово летают, убедить поменять этот аэропорт на другой, скорее всего не получится, а авиакомпаниям, в том числе государственному аэрофлоту, в какой-то момент все равно необходимо будет сидеть в одном хабе с этими западными компаниями, чтобы обеспечить транзитных пассажиров, и пока что Домодедово по количеству земли под ВВП, по перспективам развития все равно остается.

Казнин: Если учитывать мировой европейский опыт, действительно объединение аэропортов в один, такой вот суперузел сделает его более конкурентоспособным, чем то, что происходит сейчас, когда они развиваются раздельно?

Мироненко: Примеров таких много. Например, в Париже всеми аэропортами одна компания управляет уже очень долго – "Аэропорт де Пари" называется, и вполне себе считается эффективной компанией. То же самое было в Лондоне. Но там как раз ситуация эта некоторые проблемы вызвала. Вопрос не в самой концепции, сама концепция имеет право на жизнь, она опробована, это возможно. Вопрос в качестве управления, которое будет обеспечено этой компании, в качестве оператора, который будет привлечен, потому что пока из трех московских аэропортов самый государственный, а именно Шереметьево, последние лет 10, как мы видим, развивается хуже двух остальных, несколько медленнее Внуково, в котором есть и частные акционеры и, в любом случае, медленнее чем Домодедово, который развивают частные собственники.

Казнин: Еще один момент. Получит же город – 45-50 млрд рублей, и собираются на это строить метро в том числе. Но что на эти деньги можно построить – буквально десяток километров получается?

Мироненко: Посмотрим как они будут работать с издержками теперь, когда новый начальник метрополитена, может быть это можно будет сделать и дешевле. Но, в любом случае, позиция города – тратить деньги на развитие метрополитена выгоднее чем тратить деньги на развитие аэропортов, наверное, правильная, потому что метрополитен – это в большей степени элемент городского хозяйства, чем аэропорт при наличии двух остальных.

Казнин: Если пофантазировать, навскидку – когда нас может ждать появление в Москве и работа в Москве авиаузла мирового уровня, как Франкфурт, Сингапур и так далее. Это вообще можно ожидать в ближайшей перспективе?

Мироненко: Нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.