«Первый шок от Крыма у инвесторов уже прошел». Российские экономисты – о том, что будет с рублем и с банками

Здесь и сейчас
24 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российская экономика останавливается, спад продолжится до лета – так отражается на ней крымские события, в результате которых выросла геополитическая напряженность, которая повысила неопределенность; а это то, чего больше всего боится бизнес.

Около 20:00 часов пришла молния, что агентство Fitch изменило прогноз рейтингов ВЭБа, Россельхозбанка, «Газпробанка» и еще 12‑ти банков России на негативный.

Обсудили макроэкономические последствия присоединения Крыма с нашими гостями – профессором Российской экономической школы Олегом Шибановым и экономистом «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олегом Кузьминым.

Дзядко: С одной стороны, мы видим не слишком благоприятные прогнозы, с другой стороны, многие ждали понедельника после крымского референдума, что все после этого упадет, а напротив и ММВБ, и РТС вполне росли. В чем здесь логика?

Шибанов: То, что мы видим на финансовых рынках, не напрямую отражается на ВВП. То, что некоторые инвесторы решили снова купить наши акции, видя, что они достаточно низко оценены, не означает, что наш ВВП будет расти в дальнейшем. Мы видим, что в данных рост ВВП замедляется. Это, наверное, наиболее интересно для граждан. Фондовый рынок, поведение курса рубля – менее важные вещи, чем рост ВВП.

Писпанен: Для многих граждан России поведение курса рубля гораздо важнее, чем рост ВВП, потому что они не очень хорошо понимают прикладно, что для них значит рост или замедление роста ВВП. Вы можете простыми словами объяснить, что это значит, и будет ли вообще в этом году рост?

Кузьмин: Мы на этот год смотрели более оптимистично до последних событий, мы ждали, что рост в этом году ускорится более чем в два раза по сравнению с прошлым годом. Теперь в первую очередь из-за возросшей неопределенности для бизнеса и населения такого ускорения роста не произойдет, но мы по-прежнему полагаем, что в этом году ВВП останется в положительной области и даже может несколько увеличиться по сравнению с прошлым годом. Для обычного населения это будет означать, что ситуация не улучшится, но не ухудшится.

Писпанен: То есть та самая стабильность, которую мы так любим?

Кузьмин: Не могу сказать, что мы ее любим, потому что тот рост, который есть последние два года, 1,5% в 2013 году, то, что мы ожидаем в этом году, - это, конечно, для России не очень большие цифры, мягко говоря, но при этом это не какая-то катастрофа.

Писпанен: Это не стагнация все-таки?

Шибанов: Более интересный вопрос, не рецессия ли это. Стагнацию мы в принципе видим: мы видим понижающий тренд ВВП. В 2011-2012 годах он рос с гораздо более высокими темпами, теперь он растет с гораздо более низкими темпами. Тем не менее, это не рецессия. Как мы знаем, опережающий индекс РенКап-РЭШ показывает, что мы могли бы ожидать эту рецессию в первом квартале и, возможно, будут какие-то рецессионные сигналы во втором квартале. Что такое рецессия? Это два квартала подряд отрицательного роста ВВП. Индекс показывает, что, может быть, в первом квартале мы действительно увидим некоторое снижение ВВП и, возможно, и во втором квартале что-то такое произойдет. Тем не менее, в разрезе года мы, наверное, увидим все-таки рост ВВП. Что касается вашего вопроса относительно курса рубля, людей больше волнует рост реальных доходов, чем именно курс рубля, и, соответственно, инфляция. То, что ЦБ делает в этот момент, он очень резко отреагировал на возможный рост инфляционных ожиданий, возможный рост инфляции в этом году, резко поднял ставку, и, скорее всего, ЦБ добьется своей цели понизить нашу инфляцию к концу года.

Писпанен: Вбрасывая доллары на рынок?

Шибанов: ЦБ, конечно, доллары продает, но этим он сжимает денежную массу. Основное здесь даже не то, что он продает доллары, а то, что он поднял свою ключевую ставку. Это позволит несколько снизить потребление людей, вообще давление спроса на экономику. И в силу этого, инфляция, скорее всего, не будет такой большой по сравнению с ситуацией, если бы ЦБ этого не делал.

Писпанен: Введение экономических санкций против некоторых банков России каким-то образом может отразиться на простых граждан?

Кузьмин: Мы ожидаем, что уже все раунды санкций по отношению к России прошли, и первый раунд санкций был всего лишь запрет на въезд…

Писпанен: Почему вы ожидаете? Говорили, что может быть еще раунд санкций.

Кузьмин: Мы полагаем, что уже все самые острые точки пройдены, поэтому какая-то ответная реакция вряд ли еще будет как с нашей стороны, так и со стороны западных стран. Те санкции, которые мы видим сейчас, мы полагаем, что в масштабах экономики они будут иметь маленькие последствия. Что касается отдельных физических лиц, я думаю, даже в случае каких-то сложностей с обслуживанием платежей физлиц, полную поддержку предоставит банк «Россия», поэтому конечные клиенты банков не пострадают.

Дзядко: Если смотреть шире – на инвестиционный климат, на готовность людей экономику развивать…

Кузьмин: Конечно, это повышает геополитические риски, неопределенность для бизнеса, для населения, поэтому это не позволит России сильно ускориться в этом году, но в целом никакие драматические события на наш взгляд… Опять же мы видим, что увеличился из-за событий отток капитала из России, он составил порядка 60 млрд долларов в первом квартале – почти столько же, сколько утекло за весь прошлый год.

Писпанен: Каждый год увеличивается отток капитала. Когда же он кончится?

Шибанов: Отток капитала связан с тем, что есть достаточно высокий профицит торгового баланса. Когда страна продает гораздо больше, чем импортирует, мы должны наблюдать оттоки капитала. То, что отток капитала в этом году оказывается столь большим и, возможно, по итогам года значительно превысит наш профицит, это действительно неприятная ситуация. Как мы уже видим из январско-февральских данных, инвестиции упали,  и это ключевой момент, который нас должен волновать. Будут ли они восстанавливаться в дальнейшем, время покажет. Пока это неочевидно.

Писпанен: Если вдруг будет референдум о присоединении следующей части, это каким-то образом повлияет на экономику России, или уже пройдены все риски и инвесторам теперь уже ничего не страшно?

Шибанов: К сожалению, очень трудно прогнозировать, не зная никакого инсайда относительно того, что могло бы произойти. Гипотетически сценарии можно обсуждать. К сожалению, они не очень важны в данной ситуации.

Дзядко: Инвесторы были напуганы, шок прошел, и все идет дальше, или все-таки уровень страха еще не достиг дна?

Шибанов: Глядя на то, что мы видим на фондовых рынках, на то, что рубль перестал свободно падать вниз, скорее всего, основные страхи уже пройдены, и если ничего не изменится в смысле внешних шоков, все будет достаточно комфортно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.