Перед выборами депутаты обеднели и лишились недвижимости

Здесь и сейчас
24 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Большинство кандидатов в депутаты Госдумы неверно указали свои доходы, так считает российский центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International.

Казнин: Там сверили декларации депутатов за май 2010, которые они представили в Госдуму с сентябрьскими данными для Центризбиркома. Выяснилось, что данные ЦИКовской и думской деклараций совпадают только у каждого третьего.

Макеева: «Ведомости» изучили эти данные. Больше всего изменилась итоговая сумма совладельца «Эдельвейс групп», депутата от «Единой России» Айрата Хайруллина. Если в мае он декларировал 212 миллионов рублей дохода, в сентябре уже 2011-го было 70 миллионов. Другой депутат от «Единой России» - Григорий Аникеев - не упомянул в своей декларации о недвижимости в Германии. Депутат от ЛДПР Андрей Луговой умолчал о своем доме.

Другие парламентарии, наоборот, стали резко богаче. Так, у единоросса Романа Антонова доход вырос с 3 миллионов до 70 миллионов, а у его соратника по партии Сергея Чижова с почти 2 миллионов до 56 миллионов рублей. От «Справедливой России» более всего отличились основатель группы «Рольф» Сергей Петров, сначала указавший доход 89 миллионов, а после лишь, уже менее 2 миллионов рублей, и глава избирательного штаба партии Олег Михеев: его доход сократился на 35 миллионов. На вопрос, как так вышло, депутаты отвечают, что Центризбирком просто ошибся и дал неверную информацию.

Петров: Это накладки, это пустое вообще дело. То есть, юристы в партии посчитали, что вот эти деньги, которые получают дивиденды от каких-то западных компаний, не подтверждены юридически, поэтому мы их не будем учитывать. Естественно, наши юристы говорят, что это надо учитывать. Так как все зарегулировано, все боятся что-нибудь ставить, что без нотариального что-то такого и супер-пупер печати большой государственной сургучной, ну, и отсюда идут такие накладки.

Казнин: «На сайте Думы все правильно, а в ЦИКе накладки произошли», - говорит Петров. А вот депутат-единоросс Роман Антонов в причинах расхождения пока еще не разобрался, но также винит ЦИК.

Антонов: Я еще пока этим занимаюсь, выясняю. Декларации сданы, у меня все там отмечено. Завтра у меня будет информация и все я пойму, кто там. У нас же нередки случаи, когда и уполномоченные ошибаются, и ЦИК, в том числе, ошибается. Поэтому я просто разберусь и все.

Макеева: Такими разными делами приходится заниматься Елене Панфиловой.

Панфилова: Утро у меня началось весело, с денег, а деньги - это всегда весело, а вот вторая половина довольно трагическая - про Магнитского.

Макеева: Давайте о деньгах. Как так вышло, как вы сами это объясните, есть какое-то объяснение? Потому что в разные стороны все депутаты, в смысле разных партий.

Казнин: Есть факты, а есть факты.

Панфилова: Вы знаете, на мой взгляд, это самая бессмысленная история, с которой мне приходилось сталкиваться. Потому что, с одной стороны, никаких санкций нет, в общем-то, то есть ври, не хочу: у нас очень мягкое законодательство в этом смысле. Могут только там, в день выборов повесить такое уведомление от ЦИКа на щите, что у таких-то, таких-то депутатов нашлись какие-то непонятные моменты в их декларациях о доходах. Никто никого не снимает, никто никого не трогает. В общем, очень мягко у нас в этом смысле. Поэтому, почему вот писать не то, что было написано в мае, вот тогда, когда они подали, для меня огромная загадка.

Макеева: Какая цель вот этого всего? Кто от этого выигрывает?

Панфилова: Будь я каким-нибудь среднестатистическим депутатом, я бы взяла, ксерокс с той декларации сняла, отдала своему помощнику - отнеси в ЦИК, - и никаких проблем. Откуда вообще взялось вот это вот подкручивание, подверчивание? С западной собственностью могу понять. Наш избиратель людей с западной собственностью не любит. То, что припрятали какие-то собственности за рубежом - это я могу понять, потому что, мало ли кто залезет, увидит, что он там вообще наймит мирового империализма. А вот с этими деньгами, мое глубочайшее убеждение, что это нам продемонстрировали отношение к нам. То есть, нам продемонстрировали, что им абсолютно все равно, что писать, как писать.

Макеева: На этот раз так, в другой раз эдак.

Панфилова: Потому что это такая полуформальная процедура. Знаете, есть английское выражение «box checking», заполнять квадратики: это я сдал, это я сдал. Что написал, как написал – неважно, все равно проверять не будут. Главное - сдал, забыл, пошел дальше.

Казнин: Это говорит, может быть, я так предположу, что и в первом, и во втором случае, в общем, все указано не совсем верно. Потому что тогда также брали что-то с потолка, что-то, действительно, из своего кармана, и сейчас. Решили поменьше, может быть?

Панфилова: А вот это вопрос к нашей налоговой, потому что по правилам, и в первом, и во втором случае, она проверят и говорит: «Все ok». Если она и в первом, и во втором случае сказала «все ok», то, может, они там как-то не очень хорошо считать умеют или куда-то не туда смотрят? Потому что все декларации в случае ЦИК проверяются. В случае с антикоррупционными декларациями не все, но в случае возникновения каких-то вопросов, то проверяются.

Но у меня все равно большой вопрос к проверяющим органам. И сразу хочу сказать (и это я не пугаю, не предупреждаю, я просто обещаю), в апреле, в следующем мае они снова опубликуют. Мы сделали вот эту платформу, базу данных, мы снова забьем, и снова будем сравнивать. И так будет всегда. Вот так будет, пока они не отменят декларирование как класс. Если декларирование вообще будет оставаться - так будет всегда. Вот это и есть общественный контроль. Это и есть, как ни странно, контроль за расходами. Потому что разница между одной декларацией и каждой следующей - это и есть расходы: приобретение имущества, приобретение акций, машин и так далее. И не только мы, я думаю, что людей, которые хотят с этим разобраться, в стране предостаточно. Уж деньги-то, а особенно публичных должностных лиц, все считать любят.

Макеева: А ЦИК-то хочет с этим разобраться? Они как-то отреагировали на это?

Панфилова: Мы сегодня отвезли письма, подождем.

Казнин: В итоге можно составить кривую синусоиду доходов, расходов. Она вот так вот будет?

Панфилова: Давайте составим. Потому что, на самом деле, я говорю, что вся эта история поражает своей бессмыслицей, потому что, что ни пиши, все равно ничего бы не изменилось. Зачем вот эти флюктуации - для меня огромная загадка.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.