Павел Шеремет: это не первый случай, когда Лукашенко берет заложников

Здесь и сейчас
28 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Симметричный ответ по-русски. Геннадий Онищенко внезапно пригрозил запретить ввоз в Россию белорусского молока: оно не соответствует норме содержания бактерий. А компания «Транснефть» сокращает поставки нефти на 400 тысяч тонн в месяц – это четверть всего объема. Казалось бы, при чем тут «Уралкалий».
Официально ни молочные, ни нефтяные меры никто с бизнес-войной за калий не связывает. Хотя, выглядит все это как ответ на арест в Минске генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. До сих пор неизвестно, в каком именно следственном изоляторе он находится. Не пускают к Баумгертнеру ни российских дипломатов, ни его маму, которая тоже прилетела в Минск. 
Ни Владимир Путин, ни Александр Лукашенко пока никак не комментируют дипломатический скандал. Как далеко зайдет эта битва за калий – обсудили с гостем студии, журналистом Павлом Шереметом.

Монгайт: Вы связываете эти события?

Шеремет: Онищенко приучил нас к тому, что любая его инициатива как-то связана с внешней российской политикой, хотя, что касается белорусского молока и компании, еще год назад у Роспотребсоюза были претензии к белорусским молочным продуктам из-за того, что там слишком большое количество антибиотиков. Сегодня мы узнали, что проблема не в антибиотиках, а в бактериях. Что касается нефтепровода «Дружба», он уже был несколько раз задействован, но в войне с Литвой за нефтеперерабатывающий завод. Эти подозрения о том, что Онищенко и «Дружба» связаны с арестом Баумгертнера, имеют серьезные основания под собой.

Зыгарь: То есть вы верите в то, что это симметричный ответ.

Шеремет: Это непохоже на симметричный ответ. Симметричный ответ – взять в заложники несколько белорусских бизнесменов, которых очень много в Москве, или высадить десант, как предлагает Альфред Кох, на крышу президентской резиденции в Минске. Ситуация просто вопиющая. Я абсолютно уверен, что господин Баумгертнер – заложник, объявлена уже цена выкупа – 100 млн дол., потому что белорусские спецслужбы, которые ведут это дело, заявили, что своими действиями Баумгертнер нанес ущерб республике Беларусь в размере 100 млн дол. Соответственно, не за 100, но за 80 его выпустят. В этой истории есть несколько странных моментов, о которых не говорят в Белоруссии, хотя вчера две государственные газеты опубликовали идентичные гигантские собственные журналистские расследования об ужасах работы Баумгертнера. Месяц назад директор Белорусской калийной компании с более простой фамилией Иванов был назначен первым заместителем главы администрации президента Белоруссии. Его наградили медалью, почетной грамотой и отправили на повышение. И вдруг через месяц белорусские власти объявляют в розыск троих топ-менеджеров Белорусской калийной компании, а председатель наблюдательного совета этой компании – он же генеральный директор Уралкалия Баумгертнер арестован. Что такое произошло за месяц, что от медали до тюрьмы? Сейчас идет большой конфликт вокруг поставок белорусских калийных удобрений. Белорусские удобрения – это 25% государственного бюджета.

Зыгарь: То есть последствием этой ценовой войны, которую развязал Сулейман Керимов… как серьезно это для Белоруссии?

Шеремет: Это очень серьезно. Белорусская калийная компания, созданная Беларуськалием и Уралкалием, должна была действовать совместно и довольно успешно совместно действовала. Почему вдруг Уралкалий стал предъявлять претензии и вышел фактически из этого консорциума? Белорусы втихаря стали в обход Белорусской калийной компании приторговывать своими удобрениями дополнительными объемами через арабские и другие компании.

Зыгарь: Почему Сулейман Керимов начал это делать? Есть несколько версий. Есть версия, что это ему выгодно, чтобы убить всех своих конкурентов на мировом рынке калийных удобрений и своих белорусских партнеров. Чем это грозить Белоруссии?

Шеремет: Беларуськалию ничего уже не грозит. Он нашел новых партнеров, с которыми приворовывал калийные удобрения от Белорусской калийной компании. Калийные удобрения нужны миру, потребность постоянно растет, поэтому все будет нормально. Проблемы у Сулеймана Керимова, неслучайно же он футболистов распродает. Могут возникнуть проблемы в целом у белорусского государства, если ответ российского государства будет адекватным, в чем я сомневаюсь.

Монгайт: Можно запугать Белоруссию этим ограничением поставок молока?

Шеремет: Конечно.

Зыгарь: Если взять в заложники гендиректора крупнейшей иностранной компании, это довольно отчаянный шаг. Так ведет себя человек, который или существует вне законов современного мира, или он уже доведен до отчаяния.

Шеремет: В Белоруссии это не первый заложник среди крупных бизнесменов, просто это первый российский бизнесмен. Несколько лет назад в заложники был взять американский адвокат, который вел дела Бориса Березовского, прилетел в Минск и оказался в следственном изоляторе КГБ, был осужден по каким-то надуманным делам на полтора года, отсидел в колонии. Потом был арестован мелкий российский бизнесмен, который на гомельском заводе занимался огранкой алмазов. Тоже отсидел, все потерял. Почти все белорусские олигархи, входящие в топ-100 и даже в топ-10, прошли через белорусские тюрьмы и изоляторы. Это отработанная система.

Зыгарь: Вы хотите сказать, что Лукашенко просто не разобрался, какого масштаба это человек?

Шеремет: Возможно, Лукашенко стал жертвой слухов о том, что у Сулеймана Керимова большие проблемы в России, он не настолько влиятельный олигарх. Все-таки арестовали топ-менеджера Уралкалия, а не Газпрома или Роснефти. Возможно, Лукашенко понимает, что Владимир Путин и Дмитрий Медведев не будут впрягаться за какого-то олигарха с непонятной фамилией.

Монгайт: Они не впрягаются или все-таки впряглись?

Шеремет: Формальные заявления сделаны, но на серьезные шаги российское руководство не идет. В Белоруссии не нефтеперерабатывающих заводах колоссальные интересы в том числе и российских нефтяных компаний. Есть нефтяное лобби в России, которое не допущено на белорусские нефтеперерабатывающие заводы, и они с завистью смотрят на своих конкурентов-коллег из других нефтяных компаний и постоянно давят на российскую власть, что надо ограничить аппетиты Белоруссии, потому что Беларусь, покупая дешевую российскую нефть, поставляет нефтепродукты в Европу. Но Владимир Путин находится в тяжелом внешнеполитическом поле, сложные отношения с Украиной, туда сейчас направлены все силы, сложная ситуация с Сочи, вообще международное положение. В следующем году должен быть подписан огромный большой договор Белоруссия-Россия-Казахстан о едином экономическом пространстве. Путин, конечно, понимает, что если передавить Лукашенко, история с Таможенным союзом, с единым экономическим пространством может быть отложена на месяцы либо годы, а его это не устраивает. Поэтому будут какие-то позиционные бои, переговоры, торг, и Баумгертнер ну не за 100 млн, не за 80, но за 50 отпустят, тем более что Белоруссия опять обратилась к России за финансовой помощью. Включат в этот кредит еще и выкуп за Баумгертнера.

Зыгарь: То есть его скоро отпустят.

Шеремет: Я надеюсь. Очень важно, что сказали про 72 дня. Неслучайно к нему никого не допускают, хотя адвокат уже встретилась с ним в присутствии следователей. Я убежден, что на Баумгертнера сейчас оказано колоссальное психологическое давление. По тем кадрам, которые показывало белорусское телевидение, видно, что как его конвоируют, как его досматривают – это демонстрация силы. С ним обращаются очень жестко, как с рецидивистом. Либо пытаются получить какой-то компромат, потому что кроме Баумгертнера арестовано еще несколько его помощников. Может быть, белорусские спецслужбы хотят понять тайные механизмы торговли российскими удобрениями. Подождем три дня, потом 10 суток. Через 10 суток ему должно быть предъявлено серьезное обвинение, на основании которого его еще 2 месяца могут держать в тюрьме.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.