Депутат Госдумы Павел Крашенинников: по советским законам помилование означало признание вины, но сейчас это не так

Здесь и сейчас
19 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Член фракции «Единая Россия» Павел Крашенинников рассказал Павлу Лобкову о процедуре помилования Михаила Ходорковского.

Лобков: Павел, скажите, пожалуйста, знали ли вы заранее о подобном решении Владимира Путина? О том, что оно готовится, в каких-то недрах организаций разрабатывается проект такой?

Крашенинников: Нет, не знал. Вы слишком большого мнения обо мне. Вы сказали, что по процедурам по помилованию, действительно, когда я был министром юстиции, мы этими процедурами занимались, в том числе, вы помните, были помилованы люди, которые были приговорены к смертной казни. В смысле помилование заключалось в том, что мы им заменяли на 15-20 лет лишения свободы.

Лобков: Это было связано со вступлением России в европейскую зону, что называется.

Крашенинников: Да, правильно.

Лобков: А вот сегодня Дмитрий Песков, глава пресс-службы президента, сказал о том, что прошение о помиловании является признанием вины. Как вы можете это прокомментировать?

Крашенинников: У нас законодательство не ставит такое условие о том, что признает человек вину или нет. У нас по старому законодательству советскому было именно так. Сейчас по Конституции у нас любой заключенный, у которого приговор вступил в силу, имеет право подать прошение о помиловании. Соответственно право у президента принять его или не принять, удовлетворить его или не удовлетворить.

Лобков: Как сегодня выразился Владимир Путин, он склоняется к тому, чтобы его удовлетворить. Вряд ли он бы стал об этом в ином случае говорить. Руководитель фракции «Единая Россия», бывший первый заместитель министра внутренних дел Владимир Васильев не исключает, что Ходорковский может быть помилован в ближайшие дни и встретить новый год у себя дома. Вы – практик, бывший министр юстиции. Как вообще такие делаются, сколько это занимает времени, если даже на это есть высочайшая воля?

Крашенинников: Я бы хотел добавить, что сегодня «Российская газета» опубликовала амнистию и уже четыре участника так называемого «Болотного дела» были амнистированы. Это так, чтобы телезрители знали. Теперь, что касается процедуры. Процедура заключается в том, что гражданин пишет вот такое прошение. По срокам эта процедура может быть самая разная. Иногда это бывает месяцы, а иногда бывает достаточно быстро, особенно когда речь идет о каких-то резонансных делах, об известных людях. Я вспоминаю, шведского гражданина помиловали буквально за несколько дней, меньше недели прошло. Для нас главное, что есть такое прошение и второй акт – это удовлетворение этого прошения, акт помилования.

Лобков: Как вы думаете, станет ли Михаил Ходорковский одним из лидеров оппозиции?

Крашенинников: Я не знаю, честно говоря. Столько времени прошло, 10 лет или побольше.

Лобков: Фактически 12 лет почти.

Крашенинников: Сложно сказать. Я и сейчас возглавляю попечительский совет тюремный, который еще император давно-давно создал, и мы встречаемся с людьми. Конечно, каждый по-разному. Иногда достаточно месяца, двух, я уже не говорю про годы, по-разному влияет на каждого. Соответственно, я не знаю. Я не сталкивался с Ходорковским и, конечно, я не знаю, что у него в голове.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.