Парламент Крыма отложил вопрос об отделении: ждут консультантов из Москвы

Здесь и сейчас
26 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня днем основные события происходили уже не в Харькове, а в Симферополе. Там начались настоящие столкновения между сторонниками и противниками Майдана. Из‑за этого депутатам крымского парламента пришлось отменить экстренное заседания, на котором они собирались выразить недоверие новым властям и поставить вопрос о референдуме. 

Парламент осадили представителя крымско‑татарской общины. С другой стороны – движение «Русское единство».

Милиция не вмешивалась. Вскоре на площади начались стычки, которые продолжались на протяжении двух часов. После того, как схватка закончилась, нашли тело пожилого мужчины без признаков насилия. По предварительным данным, он умер от сердечного приступа. В давке 20 человек получили различные повреждения и обратились к медикам. Что сейчас происходит в Симферополе, и чего ждать от предстоящей ночи, спросим нашего специального корреспондента Льва Пархоменко. 

Пархоменко: Все успокоилось, наконец, к половине 8-го по местному времени. Здесь, на площади, во дворе Верховного совета осталось буквально около ста человек, представителей русского движения. Очень сложно их описать одним словом – русскоязычных, обращенных в сторону России граждан, которые здесь собираются провести ночь, по всей видимости. Удивительный факт, меня поразил до глубины души: люди пишут заявления в адрес, пока сами не очень понимают кого, с просьбой  разрешить им поставить палатки. У меня просто это не укладывается в голове. Они подходят к полиции, спрашивают, куда бы это отнести. Полиция, почесав затылок, говорит, что, «наверное, в горисполком», «наверное, завтра». А они хотят стоять сейчас. Даже пытаются строить какие-то небольшие баррикады, буквально несколько человек этим занимаются, стаскивают какие-то деревянные паллеты, полицейским говорят, что для обогрева, что будут их жечь. Появилась даже одна бочка, характерная такая, майдановская, с костром. Правда, ее только запалили, сразу же оттащили куда-то в сторону. Все нормализовалось, но некоторые самые рьяные активисты остаются здесь, видимо, на всю ночь. Немного мне удалось разобраться в той политической коллизии, которая сложилась сегодня. По всей видимости, Верховный совет сегодня намерен был на внеочередной сессии снять действующее правительство автономной республики Крым, которое подчиняется местной власти в Киеве, и вместо него назначить новое, фактически повторить то же, что произошло, по сути, в Севастополе еще буквально вчера, после чего стали писать о том, что Севастополь вышел из состава Украины. И этого провести не удалось. Заседание ограничилось одним заявлением, которое зачитал спикер Верховного совета Константинов. Оно заключалось в том, что «мы должны сохранить территориальную целостность Украины». И все. После этого, как мы видели сегодня днем, была мощная потасовка здесь, во дворе парламента. Как только было объявлено, что сессии нет, в течение получаса представители крымско-татарской общины и их лидеры объявили о том, что все закончено. И тут же – поразительная организованность – в течение получаса эти десять тысяч человек встали и ушли, разошлись по домам. Звучали здесь сегодня призывы со стороны русскоязычного населения отправиться к генконсульству России, чтобы там выразить свою позицию, обратить на себя внимание российских властей. Но так этого и не произошло. Видимо, основная часть этих людей тоже разошлась по домам. Завтра здесь ждут приезда делегации из российского сената, которые, видимо, будут вести переговоры с местной элитой, местными политиками. На когда именно перенесено заседание Верховного совета, неясно. Дата не объявлена. По всей видимости, будут происходить какие-то переговоры между местной элитой внутри себя, без участия российских политиков, между лидерами крымско-татарской общины, между русскоязычными депутатами.

Макеева: А из Киева делегации никакой не ждут? Почему только из России и сената?

Пархоменко: Мне удалось побывать на коротком заседании Верховного совета. Заседание ограничилось зачитанием этого постановления, после чего часть депутатов ушла, а часть осталась обсудить , что происходит за стенами, а в этот момент за стенами происходило что-то ужасное: крики, драки и все прочее. В какой-то момент один из депутатов (к сожалению, я не знаю его имени), заявил, что он является представителем Александра Турчинова, спикера Верховной Рады. Что ему поручено донести до Верховного совета Республики Крым пожелание Турчинова не принимать никаких решений в ближайшие дни, до тех пор, пока не будут сформировано окончательно правительство и власть центральная, в Киеве. И только после этого принимать какие-то решения. То есть фактически Турчинов попросил не отправлять в отставку правительство, которое ему подчиняется, пока сам Турчинов и его соратники не сформируют правительство. И что удивительно, это сработало.

В студии ДОЖДЯ - художник Сергей Цигаль, а по скайпу из Коктебеля Игорь Шептовецкий, владелец местной частной гостиницы.

Дзядко: Игорь, вы находитесь в месте событий. Как сейчас обстоят дела в Коктебеле? Доносятся ли до вас какие-то отзвуки, волнения из Симферополя, Севастополя и других городов?

Шептовецкий: У нас в Коктебеле все спокойно, но, конечно, доносятся. Мы очень переживаем. Сегодня не отрывались от экранов. Это все очень волнительно и даже печально.

Дзядко: Но на улицах Коктебеля это никак не отражается? Никаких акций протеста или акций поддержки не происходит?

Шептовецкий: Слава Богу, в Коктебеле все спокойно.

Макеева: Насколько я знаю, такие вещи бывали?

Цигаль: Бывали. В январе был митинг у дачи Киселева.

Дзядко: Это на фоне освещения Киселевым событий?

Цигаль: Да, когда он обозвал всех украинцев каким-то бранным словом. Какие-то ребята с Майдана подъехали, но их, предупредив, примчалась «Партия регионов» и милиция, они митинговали у дачи Киселева. Это было 7-8 января. Я там был и все это видел. Но это локальный митинг. А вот вчера там был митинг, по-моему, там были казаки, наш главный казак Боря Яремко с большими усами.

Макеева: Главный, в смысле, коктебельский казак?

Цигаль: Ну да, коктебельский, феодосийский. Я никогда  не слышал в Коктебеле никакого языка кроме русского и, естественно, татарского. Они между собой разговаривают по-татарски, а со всеми остальными говорят по-русски.

Дзядко: Украинский язык в Коктебеле отсутствует?

Цигаль: Отсутствует, вообще, в Крыму. Только приезжающие из западной Украины на отдых люди говорят по-украински. По-моему, и Киев говорит по-русски, и уж Харьков, во всяком случае, точно.

Дзядко: Обычно да, в эти дни нет.

Цигаль: Пугают первые принятые новой Радой законы.

Макеева: О статусе регионального языка?

Цигаль: Да.

Макеева: Отмененный.

Цигаль: Да, отменить до такой степени, что применять уголовную ответственность за использование русского языка.

Дзядко: Этого ничего про уголовную ответственность принято не было за использование языка. Это, скорее, какая-то спекуляция. У меня вопрос к Игорю. Тот факт, что украинского языка в Коктебеле нет, в Крыму нет, и сейчас мы видим, что противостояние, в известной степени, языковое. Насколько вами, вашими соседями в Коктебеле сам Коктебель воспринимается частью Украины? Или же вы солидарны с теми лозунгами, которые звучат, например, сегодня в Симферополе: дескать, Крым и Россия – навек, а Украина – до свидания?

Шептовецкий: Мы бы  очень хотели, чтобы Коктебель остался таким оазисом спокойствия и дружбы. Пусть все останется, как есть. Сейчас горячие головы хотят что-то менять. Мне кажется, пусть все так и будет. Главное, чтобы не проливалась кровь, чтобы брат на брата не пошел. События, происходящие сейчас, напоминают 1917 год. Мы помним, что было после него – гражданская война. Не дай Бог, чтобы это наступило.

Макеева: Вы говорите об обеспокоенности. В принципе, все, что вы рассказываете, и вы, и Сергей, скорее, свидетельствует о том, что, в принципе, так и будет. Сейчас как-то все утихомирится, и это останется, как и прежде, оазисом спокойствия. С чем конкретно связаны опасения? Вы чего-то конкретного боитесь? Есть ощущение, что некие тучи сгущались над Крымом, Коктебелем, и сейчас они, наконец, сойдутся?

Цигаль: Я в 2008 году, сидя с моим приятелем в Грузии и играя с ним на Абхазию в теннис, кстати, я ее выиграл, мы весело смеялись и выпивали. А я его спрашивал: «Давай, расскажи, как грузины готовятся к войне с Россией?» Это было в мае. Мы смеялись и предположить себе не могли, что уже в августе в Тбилиси был слышен рокот российских танков. Кроме того, одно очень важное обстоятельство вообще не обсуждается: весь Крым, созданный за последние 50-60 лет, сколько я могу это помнить, сначала был абсолютно выжженной пустыней, пока не пришла днепровская вода. И если предположить, что Крым отделяется и присоединяется к России, Украина отключает воду, и заканчивается, вообще, жизнь в этом Крыму. Там и так обстановка на грани экологической катастрофы, потому что в нашем Коктебеле нет до сих пор канализации. Об этом говорится много лет. А если перекроют воду, то наступит полный кирдык. Без газа можно прожить, без воды прожить нельзя. Поэтому Игорь совершенно правильно сказал: пусть останется так, как есть. Татары, я понимаю, действительно обижены на Россию и есть за что. За эту страшную депортацию.

Дзядко: У меня к вам культурологический вопрос. Коктебель и русский – это связка значительно более плотная, чем русский и Севастополь, русский и Симферополь. Коктебель звучит еще, как минимум, с Волошина. Что это за русская колония?

Макеева:  Сейчас что она собой представляет?

Цигаль: Сейчас там огромное число москвичей, в частности, построили дома и переехали туда, многие живут постоянно. Шептовецкий живет постоянно там, мой товарищ Андрей Дементьев живет постоянно. Ира Ялышова постоянно. Много народа. У Марины Шараповой там дом, они тоже все время приезжают. Мы только что оттуда вернулись, ездили туда встречать Новый год. Я  в школу там пошел. Меня туда привезли четырех месяцев отроду. В волошинском доме  я лежал в корзинке, и Марья Степановна Волошина мне глаз вытирала, у меня были проблемы с глазами. Поэтому это моя родина малая, я, естественно, туда еду все время. В 1932 году умер Волошин и оставил дом писателям, вокруг был организован Дом творчества писателя, который сейчас, после развала СССР, сначала был отдан Киеву под юрисдикцию, а потом разделен – каждый корпус обнес себя забором, появился у каждого корпуса хозяин, и все это пришло в полную негодность, и Дом творчества как Дом творчества писателей существовать перестал. Поэтому многие те, кто сейчас едут туда отдыхать, я не очень понимаю. Правда, там есть джазовые фестивали, даже два, осенью. Но вообще, если поехать в Турцию или Египет, то это будет дешевле в разы. И трансфер будет дешевле, и еда будет нормальная. Я туда еду, я заложник. У меня там забор, сад, виноградная беседка. Мы со Славкой, племянником, гоним там замечательную чачу. Кстати, Шептовецкий тоже это делает.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.