Муж погибшей туристки: "Мы просто ждем"

Здесь и сейчас
31 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В турецкой больнице скончалась ещё одна гражданка России, которая отравилась некачественным алкоголем. Это двадцатилетняя Айгуль Заляева из Башкирии. Первой жертвой отравления стала Мария Шаляпина 1983 года рождения.

Российские туристы отравились метиловым спиртом во время яхтенного тура у побережья турецкого Бодрума. Два человека умерли. Пятеро до сих пор остаются в больницах, из них двое — в тяжёлом состоянии.

Сегодня в Измире прошло совещание специальной российско-турецкой группы по туризму; турецкая сторона обязалась расследовать произошедшее и ужесточить контроль за торговлей алкоголем на своих курортах. Также стало известно, что арестован владелец турецкой компании, которая организовала прогулку на яхте.

Это, пожалуй, самый громкий за последние годы случай отравления туристов на отдыхе, но далеко не единственный. 19 мая в Хургаде от пищевого отравления скончалась жительница Брянска. В марте 2010 года в Гоа от некачественного алкоголя умерла российская туристка. Но, следует признать, гораздо чаще туристы страдают в дорожно-транспортных происшествиях.

С нами в студии Дмитрий Пахомов, муж погибшей в Турции Марии Шаляпиной.

Казнин: Мы выражаем соболезнование. Спасибо, что несмотря на горе ваше, вы пришли к нам в студию. Как сейчас обстоят дела, расскажите. С вами связываются представители консульства российского, представители властей? Объясняют, что происходит и как будут развиваться события дальше?

Пахомов: Да, со мной поддерживают связь господин Мосеев, представитель Ростуризма, господин Давиденко – представитель Общественной палаты, который принимал участие в сегодняшней комиссии, и постоянно передают свежую информацию. Насколько я знаю, на данный момент времени мою супругу уже подготавливают к перевозке в Россию.

Казнин: Вы интересуетесь ходом расследования и сообщают ли вам о нем?

Пахомов: Ходом расследования, конечно, хочется интересоваться, но на данный момент времени, пока, к сожалению, никакой информации нет. Но, по крайней мере, представители Общественной палаты и со слов консульства в Турции обещают, что какая-то официальная информация будет возможно уже через неделю уже от турецких властей.

Писпанен: Но вы же можете подать в суд на компанию, которая устраивала этот яхтенный тур, на производителя алкоголя?

Казнин: Объяснили ли, что вообще произошло? Это подмешали что-то или неизвестно пока?

Пахомов: Официальных комментариев, пока, к сожалению, никаких нет. Только то, что случилось.

Казнин: Идет ли речь о какой-то компенсации?

Пахомов: Опять же, никаких официальных заявлений нет, но представители Общественной палаты обещают с этим делом разобраться, помочь разобраться непосредственно в Турции, и обещают, что будут всячески содействовать и помогать для того, чтобы какие-то компенсации были.

Казнин: Это все-таки был тур, организованный для работников индустрии, правильно я понимаю?

Пахомов: Да, тур организован для работников индустрии, для людей, которые работают в турагентствах обычных.

Казнин: Мария работала в туристическом агентстве?

Пахомов: Да, в турагентстве.

Казнин: Им показывали возможные места, куда они везут туристов?

Пахомов: Им показывали тот товар, который они могут продать у данного оператора, собственно, для того, чтобы они знали его изнутри. Сама для себя она должна знать то, что она продает – какие курорты, какие отели.

Казнин: Часто такие туры были?

Пахомов: Раз в год точно были.

Писпанен: Мария когда-нибудь сталкивалась с такими уже неприятными ситуациями? Понятно, что не такая трагичная, но вообще что-то?

Пахомов: Нет.

Казнин: Она же обсуждала с вами?

Пахомов: Естественно, все рабочие моменты, какие-то проблемные моменты – все это мне известно. Но подобного, по крайней мере, с ее туристами, которые ездили с ее агентства, и на предыдущей работе, и в других местах работы, более старых, поскольку она давно уже работает в этой сфере, ничего подобного не было. Хотя, насколько мне известно, подобные случаи были и в том году, и в этом.

Казнин: Просто это общее место. Что и в Турции, и в Египте во многих отелях под видом дорогого алкоголя продают или подают, как это часто бывает, когда все включено, алкоголь местный, дешевый и вообще сомнительного качества.

Пахомов: Вы же прекрасно понимаете, что одно дело – некачественный алкоголь, а другое дело – не алкоголь вовсе.

Писпанен: Другое дело – отрава просто.

Пахомов: Это яд, чистой воды яд. Он не пахнет, ни цвета, ни запаха не имеет. Это омывайка, это такой же яд чистый.

Казнин: Вам предлагали полететь туда сейчас?

Пахомов: Сейчас нет необходимости, поскольку мы надеемся, что в ближайшие дни будет все-таки репатриация осуществлена, надеемся на это. Вообще предлагали, со мной практически сразу же связался представитель Ростуризма, господин Мосеев, он уже ввел меня в курс дела полностью, предлагал всяческое содействие, если есть необходимость. Просто уже необходимости тогда уже не было. И родственники, и я в том числе, просто ждем. Ничего уже изменить нельзя.

Казнин: Родственники – это родители Марии?

Пахомов: Да, родители. У нас много родственников – семья большая. Родители, брат.

Писпанен: Мы искренне вам сочувствуем, примите соболезнования.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.