ОЗХО – четыре буквы, которые потрясли мир. Нобелевскую премию мира вручили организации, которая пока еще ничего не сделала

Здесь и сейчас
11 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Нобелевский комитет удивил всех. Премия мира досталась не 16-летней пакистанской правозащитнице Малале Юсуфзай  и не Владимиру Путину, а ОЗХО – Организации по запрету химического оружия. Именно ее представители  в декабре в Осло получат  больше миллиона долларов. Многие правозащитники и эксперты разочарованы. Они называют решение Нобелевского комитета излишне политизированным  и не понимают, за какие заслуги ОЗХО получила премию. Почему они так считают, разбиралась Екатерина Базанова.

Базанова: Сначала немного о новом лауреате.

Организация по запрету химического оружия была создана в 1997 году при поддержке ООН, после ратификации Конвенции о запрещении химического оружия. В организацию вступили 188 государств. Среди предполагаемых фаворитов еще накануне ОЗХО не называлась. СМИ активно обсуждали кандидатуры пакистанки Малалы Юсуфзай, Эдварда Сноудена, Владимира Путина и гинеколога из Конго Дэниса Муквеге. Однако сегодня  за час до объявления результатов голосования норвежское телевидения недвусмысленно намекнуло на будущего победителя. «ОЗХО фигурирует в большинстве топовых новостей в последние дни благодаря своей работе в Сирии. Организация помогает ООН собирать данные о запасах сирийского химоружия с целью их ликвидации», – поясняли журналисты предполагаемый выбор Нобелевского комитета. Проблема только в том, что наблюдать за  уничтожением боеголовок и авиабомб  эксперты начали только 7 октября, четыре дня назад.

Алексей Арбатов, член научного совета Московского Центра Карнеги, председатель программы «Проблемы нераспространения»: Эта организация никаких заслуг еще пока не имеет. Та инспекционная деятельностью, которую она осуществляла до сих пор, была связана с инспекцией выполнения конвенции, подписанной в начале 90-х годов, и никаких героических фактов здесь не было. То, что первые группы этих инспекторов поехали сейчас в Сирию, тоже еще пока ни о чем не говорит. Они еще не совершили никаких подвигов, и никакого реально результата этой деятельности в Сирии нет.

Алексей Арбатов назвал решение Нобелевского комитета излишне политизированным и считает, что эта странная тенденция, когда  награду получают гигантские организации (в прошлом году это был Евросоюз), обезличивает и обесценивает  саму премию. Не согласен с ним глава правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов. «Мемориал», кстати, номинировали на премию мира неоднократно.

Александр Черкасов, глава правозащитного центра «Мемориал»: Просто мир велик, и разных инициатив, в рамках которых люди выступают в интересах всего человечества, их много. И то, что в какой-то момент мы в больше степени сосредоточены на одной инициативе, а Нобелевский комитет неожиданно нам в качестве лауреата премии мира предлагает другую, ну, не означает, что они не правы. Вероятно, угол зрения и масштаб рассмотрения разный.

Александр Черкасов считает, что вокруг Нобелевской премии мира всегда столько споров и слухов, потому что обсуждать ее могут все. Также спорить о лауреатах по физике, химии или медицине обыватели не могут, вот и отрываются на Премии мира.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.