Откуда у менеджеров Минобороны Айвазовский? Висели в санаториях

Здесь и сейчас
13 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В министерство обороны вернут картины передвижников. Как стало известно после смены министра, из Культурного центра в неизвестном направлении увезли 56 полотен, которые потом,   правда, по неофициальным данным, нашлись на генеральских дачах и дома у небезызвестной главы компании «Оборонсервис» Евгении Васильевой.

Как заверяют в самом Министерстве, ни одна из картин не пропала. Все они сейчас находятся в специальном хранилище и через несколько дней их вернут обратно Культурный центр. Большую часть раритетных картин – в том числе оригиналы Айвазовского и Репина, как нам анонимно рассказали сотрудники центра, вывезли два года назад. Они якобы должны были украсить объекты на Олимпиаде в Сочи. Или чью-то дачу. Но ни туда ни туда полотна не доехали и остались в разных административных зданиях и домах.

Несколько дней назад во время обыска в квартире Евгении Васильевой оперативники изъяли еще три десятка картин. Среди них – натюрморт работы Сергея Судейкина и пейзаж неизвестного художника передвижника, оба примерной стоимостью в 100 тысяч долларов. Также пейзаж Юлия Клявера стоимостью в сорок тысяч и работа Ивана Творожникова, который расписывал Храм Христа Спасителя в 19 веке. По данным экспертов, общая стоимость картин может достигать миллиона долларов. Но точную цифру называть пока нельзя – необходима экспертиза.

Откуда у Министерства обороны такая коллекция? И сколько могут стоить картины передвижников – обсудили с генеральным директором Sotheby’s в России Михаилом Каменским.

Писпанен: Никто никогда не слышал о такой коллекции Минобороны, или Вы слышали?

Каменский: Все, кто в советские времена имел возможность отдохнуть в санаториях Министерства обороны и других крупных министерств, видели на стенах этих учреждений большое количество высокоценных художественных произведений, бронзы и мебели

Писпанен: В Судаке, Геленджике по стенам висели Репин и Айвазовский.

Каменский: Побережье Черного моря и других замечательных водных объектов были обстроены министерствами, Министерство обороны в этом смысле не отставало. Там были прекрасные интерьеры. Многие особняки и дворцы также были исторически украшены. В послереволюционные годы и после войны такого рода учреждения украшались и различных государственных фондов. По решению определенных инстанций в эти учреждения попадали художественные ценности,  в том числе не только относящиеся к русскому искусству, но и трофейные ценности, перемещенные в годы Великой Отечественной Войны специальными командами Советской армии. Они попадали и украшали интерьеры большого количества помещений.

Казнин: Это собственность Министерства обороны? Насколько просто взять такую картину и повесит у себя дома или продать? Это все на учете?

Каменский: Существует понятие музейного фонда. Все, что относится к музейной собственности в нашей стране, - предмет строжайшего учета и контроля. Представить, что кто-то вынес картину из стен любого музея, очень трудно. Теоретически все возможно, но это не в традициях музейного сообщества. Наше музейное сообщество чрезвычайно консервативно и честно. А что касается различных ведомств, в период приватизации и после имущество не было инвентаризировано, не было экспертной оценки описи, каталогизации. Довольно много художественных ценностей находится в различных заграничных представительствах нашей страны, бывших помещениях Министерства внешней торговли, посольствах, торгпредствах, консульствах. Что касается МИДа, там очень жестко все соблюдается. Про Министерство обороны я ничего не слышал, это закрытая зона. Волюнтаризм там был возможен. На различных аукционах, комиссионных магазинах и в частных коллекциях часто попадаются художественные произведения русской или советской школы с инвентарными номерами и жетончиками, прибитыми на подрамники. Это вещи отчужденные, но сделать вывод, что они были отчуждены незаконно или перешли в чьи-то руки незаконно, трудно, но предполагать можно. Сейчас я думаю, что во многих министерствах в рамках антикоррупционной кампании будут проведены такие проверки.

Писпанен: Мы можем узнать еще об огромном количестве шедевров, которые хранятся в запертых культурных центрах разных министерств.

Каменский: Или запертых дачах.

Казнин: Они известны? Например, известно столько-то картин Судейкина, и вдруг на даче Министерства обороны появляется неизвестная картина. Такое может быть?

Каменский: Трудно учесть работы того или иного художника, если он сам не вел записи. Таких художников среди крупных мастеров не так много. Например, Кончаловский нумеровал все свои произведения и каталогизировал. Что касается других мастеров, о пропаже вещей которых можно сожалеть, такого учета не вели, поэтому если что-то вдруг всплывает, это может быть связано с самыми разными причинами, в том числе и воровством. Но это могло бы продано и по решению каких-то комиссий.

Писпанен: Если сейчас проведется каталогизация этих 56 картин, в музейное пространство могут вернуться эти картины, или это только добрая воля Минобороны?

Каменский: Это должна быть политическая воля государства передать с баланса каких-то ведомств на баланс Министерства культуры. В этом должны принимать участие представители крупных музейных учреждений и представители Министерства культуры. Без такого вмешательства навести порядок будет невозможно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.