Оружие сделает россиян добрее, считает сенатор Торшин

Здесь и сейчас
25 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В России необходимо разрешить короткоствольное огнестрельное оружие, а для этого уже осенью надо провести референдум. С такой инициативой сегодня выступил вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, известный сторонник легализации короткоствола.

Он перечислил массу преимуществ, которые даст такое разрешение, как для людей, так и для экономики страны.

Между тем, в Америке в эти дни с новой силой вспыхнула дискуссия о разрешении на оружие после массового расстрела людей в кинотеатре в штате Колорадо, о которой на рассказал обозреватель «Голоса Америки» Игорь Рискин.

Идею Торшина продажи короткоствольного оружия населению мы обсудили с Марией Бутиной – координатором движения «Право на оружие».

Кремер: Почему вы выступаете за легализацию короткоствольного оружия?

Бутина: Даже трагедия в Америке наглядно показывает, что оружие гражданам нужно, поскольку там, где происходил расстрел, люди были безоружны. Это зона, свободная от оружия - такие в Америке есть. Поэтому расстреливавшего безоружных людей оставить было некому. Один из основных аргументов: оружие – это фактор сдерживания.

Кремер: Отдельная история – сравнение с США. У них есть соответствующие традиции и тем не менее, противоречивый опыт. Есть устрашающая статистика даже по неосторожному обращению  огнестрельным оружием. У России свой опыт: после того, как разрешили получать «травматику», люди стреляют даже из-за того, что их подрезали в пробке. А что будет, если разрешить короткоствол? Сочетание количества алкоголиков в нашей стране плюс разрешение на оружие – это опасная гремучая смесь?

Бутина:  Сегодня был презентован экспертный доклад, и в нем детально исследуются эти вопросы, в частности, по вопросу алкоголя в нашей стране можно привести контр- аргумент в качестве  Молдовы. В Молдове короткоствольное нарезное оружие носить можно. И при этом разрешении преступность упала  практически на 40%. Хотя там пьют значительно больше, чем у нас, и уровень жизни у них значительно хуже, чем в России. По поводу несчастных случаев действует четкая закономерность: чем больше владельцев оружия, тем меньше людей неосторожно им пользуются. Естественно, тем больше растет оружейная культура. В США, если я не ошибаюсь, фиксируются два случая на миллион  граждан.

Кремер: Вы правильно сказали об оружейной культуре. Это означает, что при введении разрешения  на ношение оружия будет какой-то период,  в который люди будут неосторожно стрелять друг в друга?

Бутина: Но это вряд ли. Сегодня  есть более мощное оружие: это дробовики, гладкоствольное длинноствольное оружие, нарезное длинноствольное оружие, которое в преступлениях сейчас фактически  не участвует. А если и участвуют, то, как правило, как браконьерская охота, но вовсе не расстрел. Вы ведь не слышали о таких случаях?

Казнин: А как быть с  общим агрессивным фоном  в российском  обществе?

Бутина: Никакого общего критического агрессивного фона у нас нет. В Европе тоже существуют критические уровни, но право на безопасность у гражданина и самое эффективное оружие самозащиты никто не отбирает.

Казнин: Каждый день в Москве стрельба из травматического оружия по пустяковым поводам.

Бутина:  Травматическое оружие - это самое плохое оружие, которое можно представить. Оно также есть  еще на Украине. Во всех остальных странах это спецсредство для полиции не используется  в гражданском обороте. Из-за того, что не опознается, имеет неосознаваемую мощность - на самом деле это летальное оружие. И это оружие, которое в экстренный момент может вам не помочь из-за слабой силы, может даже не пробить куртку.

Кремер:  На ваши акции движения «Право на оружие» выходили очень разные люди: и либералы, и националисты. Как вам удается  всех их уговаривать?

Бутина:  Это демонстрирует некий гражданский консенсус в области этого вопроса, потому что в движении за легализацию стоят совершенно разные люди, разных политических взглядов. Это вопрос самообороны, вопрос жизни. Что такое право на жизнь, если мы эту жизнь не можем защитить эффективными методами?

Кремер:  А во власти у вас много сторонников?

Бутина: Как мы видим, есть, в частности, Александр Порфирьевич открыто выражает свою позицию. Даже выступал на митинге.

Казнин: Отделы, которые выдают разрешение, стали совершенно коррумпированными придатками полицейских участков. Может, сначала здесь навести порядок?

Бутина: Естественно, систему надо реформировать. Но даже это система сегодня вполне успешно справляется с существующим более мощным оборотом оружия, где мощность оружия не ставится ни под какое сомнение. Да, надо реформировать. Но это не повод лишать сейчас людей права на защиту. Да, существует  правоприменительная практика -  это, скорее, вопрос не закона, а вопрос практики, то есть таким образом, как рассматривает следствие эти вопросы. И, как правило, люди, которые оборонялись, получают ч.1 или ч.2 ст. 105 «Умышленное убийство». Естественно, с эти нужно бороться. Но здесь самым эффективным методом  является общественный резонанс, как произошло с Саркисяном в Туле,  и как на сегодняшний день происходит с Татьяной  Кудрявцевой, которая оборонялась от насильника. Нужно менять  общественное мнение посредством СМИ. Это задача гражданского общества.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.