«России придется допечатать пять триллионов рублей». Михаил Крутихин подводит итоги встречи ОПЕК

Здесь и сейчас
21:22, 17 апреля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Сегодня, 17 апреля, страны-экспортеры нефти на встрече министров энергетики в столице Катара не смогли договориться о заморозке ее добычи. Встреча далась участникам нелегко, она продолжалась с самого утра и закончилась только вечером. Последние новости с нефтяного рынка обсудили с партнером компании RusEnergy Михаилом Крутихиным.

Скажите, насколько эта встреча в Дохе вообще была важна для стран-участников ОПЕК?

Здесь самое время позлорадствовать и сказать: «А я говорил!». С самого начала было понятно, что когда собираются представители государств, которые практически все говорили «Мы не собираемся связывать себя какими-то обязательствами по поводу добычи или экспорта»… Это говорили в Саудовской Аравии, об этом объявляли не только иранцы, но и в Ираке решили увеличивать добычу. Это Нигерия, Кувейт. Надо учитывать, что они как-то хотели обойтись без США, очень важного участника нефтяного рынка. У нас есть три страны, Россия, США и Саудовская Аравия, которые почти одинаково добывают объемы нефти.

Встреча эта была с самого начала обречена на провал. Собираются некоторые страны и говорят: «Давайте сократим свое присутствие на рынке, уберем с него часть нашей нефти, будем получать немножко меньше, а эту рыночную нишу отдадим США и Ирану». Никакой логики в этом не было. ОПЕК и какие-то партнеры за пределами этой организации фактически сказали: «Извините, мы старались, но не смогли».

Это была показательная акция, из которой ничего практического не шло.

Как теперь это может отразиться на цене на нефть?

То повышение цены на нефть, которое мы видели в последнее время, происходит не только из-за ожиданий положительной декларации или мер со стороны ОПЕК и партнеров. На это были другие причины. Иран несколько медленнее наращивал добычу, в США сокращалось число буровых установок, в Китае развитие не так замедлялось, как ожидалось. Там были объективные причины для баланса спроса и предложения.

Теперь, я думаю, рынок отреагирует самым простым способом: нефть пойдет опять вниз по ценам, пока снова не достигнет дна. Дно будет где-то на 26-27 долларах за баррель. Показатель оттолкнется от дна и вернется к среднему, который мы предсказывали еще в конце 2014 года ― 45 долларов. Для России это может оказаться очень неприятным.

Рубль тоже пойдет вниз?

В течение первых трех месяцев этого года цена нефти для России была в среднем 32 доллара за баррель. По сравнению с таким же периодом 2015 года ― тогда было 52 доллара за баррель. Тогда считали, что у нас будет бюджет на 50 долларов за баррель. Совсем недавно я присутствовал на встрече экономистов, где пытались посчитать, как это отразится на России. Если было бы 45-50 долларов за баррель, то до конца года пришлось бы «допечатать», вбросить в экономику дополнительных 1,5 миллиона рублей.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.