«Они хотят, чтобы Россия признала ребят военнопленными». Мать костромского десантника о том, что требует Украина взамен на освобождение десантников

Здесь и сейчас
27 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Костроме родственники задержанных в Украине российских десантников ждут решения судьбы своих близких. 

Накануне прошла встреча с представителями полка, в котором служат захваченные в плен военные. Подробности нам рассказал корреспондент Дождя Тимур Олевский.

Олевский: Я сейчас нахожусь в Костроме напротив того контрольно-пропускного пункта 331-го парашютно-десантного полка, где служили солдаты, пропавшие в плен на территории Украины. Кстати, по поводу того, находятся ли они в плену, или в какой юридическом статусе на территории Украины, у тех людей, с которыми я поговорил, судя по всему, нет понимания. Они довольно серьезно напуганы тем, что это называется плен. Они опасаются, что с людьми может произойти что-то плохое, хотя в Украине объясняют, что их воспринимают как военнопленных, соответственно, относятся к ним по всем правилам Женевской конвенции о военнопленных.

Встреча состоялась здесь вчера, и часть родственников, насколько я понимаю, людей, которые здесь служат, по-прежнему остаются в городе, ждут какого-то пояснения от командования части. Дело в том, что вчера им объяснили, что этим занимаются, и попросили не разглашать информацию журналистам. А что дальше будет с этими людьми, до сих пор непонятно. Но далеко не все сами из Костромы люди, которые попали в плен, из самых разных частей России.

Один молодой человек из Сибири – Иван Мельчаков. С его матерью мне удалось поговорить, и она рассказала сегодня по телефону, находясь в Сибири, что с ними вышли на связь из Украины и объяснили, что их считают военнопленными. И даже сказали, что требуют от России. Я предлагаю ее свидетельства послушать.

Мать Ивана Мелчакова: Со мной связывались по телефону. Сообщили о том, что мой сын жив и здоров. И их доставляют в Киев вчера. А потом спокойно сказали, что хочет лично от меня украинская сторона. Они хотят, чтобы Россия признала мальчиков – ну десантников – военнопленными, что они участвовали в вооруженном конфликте на юго-востоке  Украины. И в таком случае они готовы обменять на украинских военнопленных. Информация, которая у меня есть, больше недели назад у меня была связь с сыном, он мне сказал, что они выезжают в Ростов вроде как на учения какие-то двусторонние. Это все, что я знаю. Больше я с ним связи не имела. Информацию о том, что они попали в плен, мы получили по СМС, но код страны был +3, поэтому мы поняли, что это заграничная СМС, а уже позже в интернете, в Youtube было видео, на котором я сразу узнала своего сына.

Олевский: Похожие слова сказали родственники парня, который служил, который приехал из Абакана и тоже служил в 31-ой части, он тоже находится среди тех 10 военнопленных, чей допрос был опубликован  Службой безопасности Украины. А пока непонятно то, будет ли Россия признавать их военнопленными. Если это произойдет, в принципе, по украинским законам их могут судить и поговорить к серьезным срокам. Родственники надеются на то, что удастся решить командованию части этот вопрос, и переживают, что Россия этих молодых людей не признает как людей, которые отправлены приказом на территорию Украины.

Опять же, те, кто вчера говорил в клубе, который находится неподалеку от этой воинской части, стараются не распространяться о том, что им было объяснено. О молодых людях, которые попали в плен, на страницах социальных сетей пишут нелестные высказывания, отчасти из-за того, что многие из тех, кто  делают, вообще не понимают, что такое статус международный военнопленного.

Будем следить за развитием событием, даже попробуем поговорить с командованием части. Возможно, удастся прояснить ситуацию о возможном обмене или о том, как проходят переговоры. Опять же, украинская сторона обещает, что пленным десантникам из России удастся совершить звонки своим родственникам и хотя бы дать возможность услышать свой голос и рассказать, как они себя чувствуют.

Орлова: Тимур, вчера мы показывали видео этих допросов. На одном из них один из пленных говорит о том, что их отправили на учения, машины были закрашены зеленой краской, только белые значки, белые круги были нарисованы. Им объяснили это так, что нужно для обозначения учений. По словам одного из пленных, только когда подбили его машину, он понял, что это не учения. Тебе удалось выяснить у родственников, отправляли ли этих людей на учения или на боевые действия?

Олевский: Только что я слышал свидетельства матери Мельчакова…  Они тоже объясняли своим родителям, что им объяснили, что они отправляются на учения. Вполне возможно, что это было именно так. Мне трудно сказать. Те люди, с которыми я говорил, именно близкие, они уверены, что они отправилась на учения. Как они оказались на Украине, они совершенно не знали, и для них эта ситуация с тем, что они увидели своих людей, своих родственников, своих близких в Youtube в качестве допрашиваемых, была абсолютно неожиданностью и шоком.

То опасение, которые высказывают близкие, например, сестра жены Ивана Мельчакова высказала опасения, что Россия до сих пор не признала их как своих военных, это у нее, как она говорит, вызывает основные опасения. Даже сказала такую фразу: «Разве Путин их бросил?», она не может в это поверить. Я думаю, что эта ситуация в ближайшее время,  какая-то позиция по поводу этих военных, что они там делали, она должна обязательно прозвучать. В противном случае они окажутся членами незаконных вооруженных формирований на территории другой страны. По украинским законам им грозит суд. 

Фото: Youtube.com

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.