Омоновец в суде по делу о Болотной: я получил приказ, пошел в толпу и «нахватал» в голову

Здесь и сейчас
24 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Замоскворецкий суд в большом зале Мосгорсуда продолжает рассматривать «Дело 12-ти». Процесс идет очень медленно, и ничего не поменялось после разговора Владимира Путина с оппозиционерами на Валдае.

Тогда Путин обещал подумать об амнистии. А сегодня суд успел выслушать только двух потерпевших. В их роли, как известно, выступают омоновцы.

Вторым выступал полицейский Антон Деркач, а утром голодовку объявил один из подсудимых – Сергей Кривов. Маргарита Журавлева расскажет о том, как прошел 38‑й день болотного процесса.

Журавлева: Допрос Антона Деркача – омоновца, потерпевшего – еще продолжается. Он уточнил сегодня, что после этих событий на Болотной у него было сотрясение и два ушиба, ударили его по ноге и по руке. Сам он так описал случившееся: «Я получил приказ, пошел в толпу, нахватал в голову». Что с ним случилось, это уточнял, в том числе и человек, которого допрашивали перед ним, свидетель. На Болотной площади и вообще, когда происходит какое-то задержание, омоновцы перемещаются четверками, то есть не один человек идет задерживать кого-то, кого они считают нужным задержать, а сразу группа людей. Так вот четверкой – Деркач и трое его коллег – пошли в толпу, увидели там человека, который, как им показалось, агрессивно себя вел, он был в маске. Но задержать они его не успели, потому что Деркача ударили вроде бы в спину, он упал, с него слетела каска, и затем его стали избивать.

Важный вопрос – почему слетела каска. Наконец-то, сегодня мы получили ответ на этот вопрос в некоторой степени. Мы знаем, что много масок было утеряно, что какие-то даже плавали в водном канале. Дело в том, что иногда каски действительно омоновцы не застегивают. Сегодня Антон Деркач объяснил, почему они это делают. Сначала замялся, сказал, что не хочет этот вопрос комментировать, потому что не знает, как эти показания в дальнейшем скажутся на деле. Оказывается, если «Джету» - так называется каска - застегнуть, а потом дернуть за каску, по словам Деркача, то у него сломаются шейные позвонки. Так странно устроена полицейская форма, что представляет она опасность для людей, которые ее носят. Поэтому он ее не застегивал, видимо, поэтому она с него слетела, когда он упал.

Сейчас допрос продолжается. Острые какие-то моменты уже выяснили. Два раза один из адвокатов – Вячеслав Макаров – хотел, чтобы огласили бумаги из уголовного дела, но судья Никишина считает, что это не нужно, потому что, по ее словам, адвокат Макаров не объясняет, зачем это нужно.

Что касается Сергея Кривова и его голодовки. Я в перерыве была в самом зале, снимала доставку – когда людей привозят и заводят в аквариум, снимают с них наручники – и слышала разговор, кажется, Владимир Акименков спросил Кривова, как он себя чувствует, на что Кривов сказал: «Легкость испытываю, все хорошо». Напомню, голодает он с 19 числа. Пока что, надеемся, что и дальше будет чувствовать себя хорошо. Голодает он потому, что хотел, чтобы его ознакомили с протоколами заседаний, но почему-то этого не делают. Так он не согласен, что он даже готов идти на такие меры.

Что касается обсуждения амнистии, я разговаривала с отцом Алексея Полиховича, он сказал, что скептически к этому относится. Главное из его слов было то, что не амнистия здесь должна быть, а просто всех этих людей нужно отпустить, потому что амнистия предполагается в ситуации, когда человек в чем-то виновен, но его отпускают. Вот отец Алексея Полиховича считает, что сын его ни в чем не виновен.

Также еще замечу, что Антон Деркач, которого сейчас допрашивают, не узнал никого из тех, кто находится сейчас в зале, и вообще не смог пояснить, кто его бил, потому что в этот момент никого не видел, был в шоке. Снова та же ситуация, когда омоновцы не знают, кто их бьет, а адвокаты и защитники подчеркивают, что несколько странная ситуация, когда судят не тех людей, которые, возможно, делали что-то противоправное, потому что у этого человека, по крайней мере, вопросов никаких к этим 12-ти людям нет.

Лобков: А что за новый вид нападения на полицейских, который сегодня открыли на заседании суда – это метание лимонами, насколько я понимаю? Раньше было повреждение зубной эмали, а президент даже говорил о том, что пытались выцарапать глаза и срывали погоны. А что за метание лимонами?

Журавлева: Такой способ нападения на полицейских, как вы выразились, нам известен с 6 мая прошлого года. В деле есть показание свидетеля о том, что якобы Ярослав Белоусов, один из 12-ти подсудимых, кинул в омоновца некий желтый круглый предмет. Свидетель, который выступал первым сегодня, предположил, что предмет был тяжелым, потому что омоновец, в которого попали, как-то дернулся и скривился, поэтому он предположил, что это был бильярдный шар. Но защита считает, что это был лимон, потому что ну очень странно, откуда на митинге, на акции взяться бильярдному шару.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.