Омбудсмен Борис Титов: мы рассмотрим оба дела Михаила Ходорковского

Здесь и сейчас
25 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Омбудсмен Борис Титов взялся за арестованных бизнесменов. Уполномоченный по правам предпринимателей в Ростове-на-Дону встретился с обвиняемыми в экономическом преступлении, которые последние пять лет находятся в изоляторе и ждут приговора. Главный герой истории – бизнесмен Иосиф Кацив.

Дело касается финансовых махинаций с кредитами. Сам Кацив и другие задержанные утверждают, что так долго находятся под арестом из-за коррумпированных чиновников в Администрации Ростовской области и среди местных силовиков, заинтересованных в банкротстве их бизнеса.

По мнению Титова, содержание предпринимателей под стражей противоречит закону. Сам Борис Титов был у нас в студии.

Арно: Сообщите нам последние новости из Ростова-на-Дону.

Титов: Суд перенесли на завтра, потому что беспрецедентный случай, когда люди, которым могут присудить максимальный срок – 10 лет, с учетом того, что год СИЗО засчитывается за 2 года в колонии, то они уже срок отсидели. Еще до суда, пока нет приговора, они уже отсидели максимальный срок.

Лобков: Сколько таких случаев в России, как вы считаете?

Титов: Немного. Конечно, некоторые дела идут очень долго. Сегодня был Центр общественных процедур, там были два уголовных дела, которые идут 8 и 4 года. Но там никто не сидит.

Лобков: Вчера у нас был Алексей Навальный, против которого возбудили очередное, четвертое уголовное дело. Во всех этих делах нет заявлений потерпевших. В прошлом году были приняты законы, которые декриминализуют те преступления, которые были совершены, если там нет потерпевшего. Есть ли какое-то послабление, или по-прежнему продолжают судить по тем законам?

Титов: В прошлом году в этом смысле ничего не менялось, поменялось буквально в этом месяце. Мы инициировали изменения в Уголовный кодекс, по которым главная проблема – 159 статья «Мошенничество», по которой есть ряд изменений. Во-первых, изменен максимальный срок – по предпринимательскому составу до 5 лет, не до 10, и частный-публичный характер, то есть инициировать открытие уголовного дела можно только при наличии потерпевшего, но это начало действовать только сейчас. Закон был принят очень быстро, и подписан президентом в декабре.

Арно: На прошлой неделе вы были в гостях у Познера и оптимистично рассказывали о том, что определяющий права и обязанности омбудсмена закон уже внесен в Думу и до каникул должен быть принят.

Титов: Первое чтение состоялось, я о нем и говорил. Второе чтение, мы надеемся, будет до конца февраля. Достаточно много будет изменений.

Арно: Он будет эффективным?

Титов: Мы работаем.  Тем же Кацывом наше мнение, экспертиза приобщена к делу. Мы имеем право обращаться, получать ответы, участвовать в процессе в качестве одной из сторон, имеем право обращаться в суд от имени предпринимателя и групп предпринимателей. Вчера меня с трудом пускали в СИЗО, чтобы встретиться с Кацывом.

Арно: Они понимали, что у вас есть некоторые полномочия?

Титов: Да, я показывал удостоверение, на котором подписана фамилия Путин, но всегда большая осторожность, долго выясняли, запретили съемку, отобрали мобильный телефон, но пустили, даже без закона. Только когда будет закон, они будут обязаны меня пускать. Мы кое-что делаем и сегодня. Надеюсь, будет решение по Кацыву, потому что мы говорили с губернатором, прокурором области, который тоже признал,  что этот срок – рекорд Гиннесса по количеству лет, проведенных до суда в тюрьме. Мы надеемся, что это все переломит ситуацию, и судья Федоров все-таки примет разумное решение, учитывая, что у Кацыва диабет. Там сидит еще один человек, которому 74 года. Он тоже сидит 5 лет. С другой стороны, это и законное решение, потому что идет явное нарушение закона. Те изменения в законодательстве, которые были в прошлом году, касались того, что нельзя предпринимателей в ходе предварительного следствия изолировать. То есть нельзя применять меру пресечения содержание под стражей.

Лобков: Это медведевские законы, они вообще действуют?

Титов: Когда они понимают и действуют по закону, они действуют. Сегодня стало намного меньше посадок бизнесменов на стадии предварительного следствия. Там, где хотят посадить, как в данном случае, когда человек брал кредиты в банке, и они считают, что это не предпринимательская деятельность, идет прямое невыполнение закона. Просто написали в решении суда, что это не является предпринимательской деятельностью.

Арно: Две недели назад был всероссийский съезд судей, на котором выступал Владимир Путин, очень комплементарно высказывался по поводу нашей судебной системы. Для вас это досадно? Многие понимают, что не все идеально в судебной системе. Когда первый человек в государстве говорит о том, что все хорошо, у нас очень прозрачная система, ваша роль получается номинальной.

Титов: Я считаю, что у нас есть проблемы, где-то их больше, где-то меньше. Насколько именно эта проблема является самой важной для бизнеса, вопрос, потому что все опросы, которые мы проводим как бизнесмены у бизнесменов, говорят о том, что главная проблема экономическая, налоговая, коррупционная, трудовые ресурсы. Суды почему-то всегда не так высоко, наверное, научились работать  с этими судами. Конечно, даже тот же пример Кацыва показывает, что судебные решения у нас бывают на грани того, чтобы считать их законом.

Лобков: Появились слухи о неком законопроекте о вашей институции, который существенно ограничивает ваши права. Вокруг этого закона существуют разные движения?

Титов: Есть, но они в основном не политические, они больше организационно-экономические, какие будут последствия тех или иных полномочий, которые будут даны уполномоченному омбудсмену. Сегодня есть две точки зрения, что надо дать максимальные права по закону. Они касаются одной темы – приостановки актов государственных органов. Когда Путин выступал, он говорил о создании таких институтов, назначал меня на Санкт-Петербургском форуме, он сказал, что у уполномоченных будет право приостанавливать нормативные акты государственных органов до решения суда. Это серьезные полномочия, ни у кого больше в стране таких нет. Сегодня мы обсуждали, где, что и как можно использовать. Пока в законе все сведено к тому, что можно приостанавливать муниципальные акты, хотя там самое большое количество актов и нарушений. Многие считают, надо дать большие полномочия, но я считаю, что в этом вопросе все-таки надо с чего-то начинать. Это очень сложны процедура, которая может иметь обратные последствия. Представляете, если мы примем решение, что мы приостанавливаем какой-то акт, и это принесло бы ущерб бизнесу, государству. Какова будет ответственность омбудсмена. Очень много нюансов юридического свойства.

Арно: Не можем вас сне спросить о заявке Михаила Ходорковского на юридическую и общественную экспертизу.

Титов: Любые обращения  к нам, которые идут от предпринимателя, особенно это касается рассмотрения в уголовном правовом поле, все обращения проходят экспертизу. Он обратился, сегодня идет экспертиза, мы друг друга не торопим, дело очень сложное. Могу сказать, что пока юридической экспертизы не было, была политическая, социальная экспертиза. Мы это делаем, на нас работают юридические компании, причем это не те компании, которые обычно на слуху. Это, например, серьезная большая региональная юридическая компания, которая имеет свое представительство во многих регионах. У них есть хорошие эксперты, адвокаты, юристы. Ходорковский к нас обратился с просьбой рассмотреть его второе дело, но не получается только второе, приходится смотреть и первое дело.

Лобков: Государственные ведомства уже поняли, что есть такая институция как бизнес-омбудсмены, что ей нужно давать все документы?

Титов: Сейчас ко мне отношение как к любому сотруднику администрации президента, потому что я формально сотрудник администрации, они обязаны отвечать в сроки 30 дней, и подписи должны быть не обязательно того человека, к которому мы обратились. Пишем генеральному прокурору, получаем ответ от заместителя прокурора какого-то района. По закону будет по-другому. В течение 15 дней они должны будут дать ответ и именно тот чиновник, к которому мы обратились.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.