Олигархов медведевского созыва лишают бизнеса

Здесь и сейчас
11 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

У группы «Сумма» – двух братьев-миллиардеров, Зиявудина и Магомеда Магомедовых – возникли проблемы в одном из своих главных активов – Новороссийском порте. Совладелец компании, государственная «Транснефть», неожиданно потребовала сменить руководство порта.

Проблемы у Магомедовых возникли вслед за скандалом вокруг Ахмеда Билалова и отставкой главы Дагестана. Все они, по мнению наших источников, были близки к премьер‑министру Дмитрию Медведеву. Началась ли кампания против медведевской бизнес‑команды, выяснял наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: О претензиях «Транснефти» к группе «Сумма» стало известно из сегодняшнего номера газеты «Коммерсант». Оказывается, еще на прошлой неделе глава госмонополии Николай Токарев обратился с письмом к главе «Суммы» Зиявудину Магомедову, в котором потребовал сменить гендиректора и главы совета директоров Новороссийского порта и провести внеочередное собрание акционеров.

Новороссийский порт – крупнейший в стране. Это настоящая «жемчужина» в бизнес- империи братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, основной рост которой пришелся, по совпадению, на четыре года президентства Дмитрия Медведева.   Однако «жемчужина» в короне держится не очень крепко. Доли «Суммы» и государственной «Транснефти» – по 25%. Вместе эти доли образуют контрольный пакет в порте, которым и управляет специально созданный для этого холдинг. Паритетное владение крупным активом – схема, которая уже очень плохо зарекомендовала себя в российском бизнесе. Тем не менее, с 2011 года, когда «Сумма» и «Транснефть» решили объединить свои пакеты, чтобы получить контроль, ни одного конфликта между партнерами не было. По крайней мере, о них не было известно, а тут не то, что стало известно, а сразу в прессе появилось целое официальное письмо.  Выглядит это, по меньшей мере, странно. О чем, кстати, и не преминул  заявить «Коммерсанту» нынешний гендиректор порта, ставленник «Суммы». Да и суть нынешних претензий мало понятна экспертам.

Андрей Рожков, старший аналитик ИФК «Метрополь»: Честно говоря, я не совсем понимаю суть претензий «Транснефти» к группе НМТП и группе «Сумма», поскольку, если речь идет о том, что «Транснефть» претендует на дополнительное место в совете директоров трех дочерних компаний НМТП, бизнес которых не связан с нефтепродуктами. Я не исключаю, что претензии «Транснефти», возможно, имеют скрытый характер. Таким образом, группа преследует какие-то другие свои интересы.

Что это может быть за скрытый характер претензий, мы поговорим чуть позже. А пока я должен напомнить еще один немаловажный факт. В начале января журнал «Форбс» сообщил о том, что проблемы могут возникнуть с другим важным портовым активом группы «Сумма» – Приморским портом в Ленинградской области.  По данным издания, претензии к работе порта может предъявить Росприродназдор. А экологические проблемы, как известно, одни из самых страшных для любого бизнеса в России. Ведь речь может идти не только о гигантских штрафах, но и даже уголовной ответственности владельцев.  Впрочем, пока официально никаких претензий Росприродназдор не предъявлял.

Но почему вдруг у группы «Сумма», которая все последние годы очень активно и, в общем, без особых проблем развивалась, с начала этого года начались проблемы. Здесь стоит напомнить о том, что такое группа «Сумма». Это один из самых быстроразвивающихся холдингов  в России. Еще несколько лет назад о ней мало кто знал, а сегодня она владеет крупными активами не только в портовом бизнесе, но и в железнодорожном транспорте, строительстве, нефтегазовой отрасли, электроэнергетике и телекоммуникациях. Основной рост группы совпал по времени с президентством Дмитрия Медведева, и многие политологи считают, что совпадение не случайно. Впрочем, единственная формальная связь между Магомедовыми и командой Медведева состоит в том, что Зиявутдин был однокурсником нынешнего вице-премьера Аркадия Дворковича. Ближайший соратник Медведева даже специально отказался курировать те отрасли, в которых работает «Сумма», чтобы отвести от себя обвинения в конфликте интересов. Тем не менее, политологи в последних событиях видят звенья одной цепи.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы: Видная цепочка – смена президента Дагестана, уход Билалова, претензии к «Сумме». Думаю, это одна линия, направленная на ослабление экономической базы «группы Медведева». Думаю, потеснят, но какие-то активы останутся. Есть возможность сопротивляться, но у них специфичный бизнес, сильно зависящий от государства. Когда бизнес зависит от государства, всегда есть возможность начать спрашивать, куда делись бюджетные деньги. Этот силовой инструмент перебивает любые формальные возможности тех или иных органов исполнительной власти.

Если братья Магомедовы действительно близки к так называемой «группе Медведева», то можно ожидать от премьер-министра попыток его защитить. Хотя не исключено, что это спровоцирует еще большие проблемы для его протеже. Некоторые выводы можно будет сделать по тому, как будет вести себя Росимущество. Ему принадлежит еще 20% акций порта, и фактически мяч на его стороне:  чью позицию ведомство займет, Токарева или Магомедова, то решение и будет принято. С одной стороны «Транснефть» - госкомпания, принадлежит как раз Росимуществу, так что, по идее, она должна занять позицию своей структуры. С другой, ведомство находится в правительстве Дмитрия Медведева, и если он захочет поддержать близкого ему бизнесмена, то дать соответствующее указание Росимуществу – это самый простой способ.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.