Ольга Романова: «Мэрию можно и нужно понять»

Здесь и сейчас
21 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Журналист Ольга Романова рассказала о своем отношении к маршруту и дате митинга «За честные выборы», который оппозиция наметила на февраль.

Макеева: С нами в студии сейчас Ольга Романова – журналист и один из основателей Лиги избирателей.

Романова: Я еще член оргкомитета. Как раз вчера мы по этому поводу собирались с оргкомитетом и обсуждали предложение мэрии и, надо сказать, безудержно ее хвалили.

Казнин: Почему?

Романова: Вы знаете, потому что, действительно, в этот раз, собственно, также и было перед Сахарова, мы нашли контакт с мэрией. И как раз вице-мэр Горбенко, мы и в прошлый раз с ним общались, и в этот раз. И вы знаете, консультации проходили и поздним вечером, практически круглосуточно. Нам было предложено несколько маршрутов, несколько точек для митинга. Очень жаль, конечно, что основной маршрут не прошел, но мэрию можно понять и нужно. Действительно нам показали трафик на Садовом кольце в это время в субботу, какое было заявлено у организаторов - это 1 миллион 400 тысяч машин. То есть, помножьте это на пассажиров - это не ситуация 90-го года. Но даже, может быть, не это главное. Главное то, что, представьте себе, достаточно, может быть, большую, а может быть, и небольшую толпу, которая идет по Садовому кольцу, сворачивая в районе Арбата направо или налево, все равно, «Лотте Плаза» - там будет Ходынка, вне всякого сомнения. Там идет резкое сужение. Раньше там был скверик, и тоннель. Там совершенно некуда деться большой массе народа. Действительно, безопасность - это все-таки самое главное. Как бы ни хотелось сделать красиво, безопасность важнее.

Казнин: И ведь Горбенко, в принципе, объяснил все очень понятно. Он ведь еще говорил о том, что так как принимать участие в этом шествии собираются силы, которые, в общем-то, и для самих организаторов являются, не то чтобы нежелательными, националисты имеются в виду, но и это может повлиять на ситуацию.

Романова: Вне всякого сомнения. Дело в том, что митинг 4 февраля - это холодно. Стоять на месте - холодно. Конечно, надо бы ходить. Ходить по маршруту «Фрунзенская набережная» неудобно. Даже не столько потому, что это не центр Москвы, вообще-то, Фрунзенская это еще какой центр, тем более к «Лужникам», куда войдет хоть 100 тысяч человек, хоть 150 тысяч человек. Дело в том, что очень неудобно туда вливаться: справа река, слева Парк культуры. Как? Зайти попозже? Действительно, это неудобно. Поэтому я уверена, что мы согласуем маршрут и дату и никто не будет упираться, по крайней мере, у организаторов нет повода говорить, что у нас вырос рог и мы уперлись. В конце концов, перенос самого первого митинга Болотной с площади Революции именно на Болотную, случился за два дня и многие говорили о том, что перенос, люди не поймут, не пойдут. Ничего страшного. Как это было? Вспомните, как это было. И поэтому я уверена, что здесь все будет в порядке, а главное даже не шествие-митинг, митинг-шествие, разрешили, не разрешили, а то, что очень здорово поддерживают регионы.

В этот раз Питер очень активен. Активен так, как до сих пор не было. Да, там согласована Пионерская площадь, черт знает где. Ну и что? Ну и что? Очень много людей из Москвы самых разных хотят поехать в Питер, сказать «здравствуй». Очень много людей поедут в регионы, потому что и 4-го, и 5-го, и дальше тоже буту согласованы, согласуются сейчас митинги во многих местах поданы заявки. Ну и всех очень интересует поезд - прекрасная идея поездки в течение месяца по Транссибирской магистрали. Это не означает, что целый табор ездит по городам и весям на одном и том же поезде с цыганами, медведями и печками-буржуйками. Нет, конечно. Это точечные маршруты, когда люди два-три дня могут проехать от одной точки в другую, несколько дней могут побыть с этим поездом и в нескольких городах сойти и выступить перед людьми.

Макеева: У меня сразу много вопросов. Давайте вот с чего начну. Я, насколько знаю, вы в принципе были не очень за шествие, именно из-за соображений безопасности. Вот вы сами, я имею в виду.

Романова: Да. Именно из-за соображения безопасности, и именно по этому маршруту. Я думаю, что маршрут, который тоже обсуждается - это место скопления у Первой Градской больницы, дальше по очень широкой и удобной Якиманке с возвращением в исходную нашу точку Болотная - он очень красивый, тем более к Кремлю с Ленинского проспекта, но там этот самый мостик. Вы помните прекрасно, как этот мостик еще осенью выглядел крайне хлипким и какие были предупреждения. Поэтому еще раз, безопасность - прежде всего. Если не дай бог кто-нибудь пострадает из-за того, что неправильно выбран маршрут, пусть лучше не будет ничего, чем пострадает хотя бы один человек. Конечно, нет.

Казнин: Скажите, я уточню про Петербург. Вы сказали про Пионерскую площадь. А это уже согласованное место? Потому что мы сегодня говорили в 6 часов, и речь шла о пути от БКЗ «Октябрьский» по Невскому и к Исаакиевскому собору.

Романова: В Петербурге ровно та же ситуация что и в Москве - идет обсуждение маршрутов. Просто Пионерская площадь стала символом места, где крайне неудобно, но ничего, мы и туда тоже придем.

Казнин: Это центр города.

Романова: Неудобное место.

Казнин: Там всегда проходят митинги оппозиции. В принципе это место уже, наоборот, намоленное. Там с давних пор они собираются, помимо этих шествий.

Романова: Мы собираемся. Место, действительно, не так важно. В конце концов, я очень утрирую, Люблино - отлично, пойдем к Навальному, выпьем чаю. Как известно, он Люблинский-Марьинский. Дело не в месте, не во времени, а, по всей видимости, все-таки в желании быть вместе. Уже есть привычка общаться и встречать друзей и заводить новых и есть привычка получения эмоций фантастических, давно нами не слышанных, не виданных и очень многими ни разу не прочувствовавших людьми. Людей очень много таких, которые получают впервые эмоции оттого, что вместе с белыми цветами, с белыми ленточками, с белыми шариками.

Макеева: Вот к вопросу о белых лентах, в том числе, и о Петербурге. Там как раз, насколько мы поняли, не вполне все ясно, потому что возник некий раскол в рядах оппозиции. «Другая Россия» объяснилась с националистами, подали одну заявку на этот маршрут. И вторая часть, собственно говоря, оргкомитет «За честные выборы» местные, они как раз поддержали идею белой ленты и продолжают этого придерживаться и там как бы такие параллельные течения. У нас, в смысле у нас в Москве, националисты сегодня объявили, что присоединяются к шествию «За честные выборы» со следующими словами, Демушкин их произнес: «Лидеры «Русских» решили не подавать свою заявку и готовятся к общегражданской акции протеста, поскольку у либералов больше возможности договориться с властями и с ними охотнее идут на компромисс». Насколько правильно все-таки, я спрошу на примере Петербурга, где люди сочли необходимым разделиться, насколько правильно давать возможность националистам участвовать в этом?

Романова: Какой комплимент либералам.

Макеева: Весьма. Из слов Демушкина.

Романова: Из уст Демушкина. Тем более, наверное, за последние 10 лет я впервые слышу комплимент, особенно, что либералы договариваются с властями. Обычно обвиняют ровно в другом. Вы знаете, опыт как раз Болотной в этом плане очень показателен. Конечно на Сахарова националисты выступили значительно жестче, значительно сильнее, а тогда, когда на Болотной выступал Крылов, и многие это слышали, это не вызывало серьезных опасений, это было взвешенное выступление. В конце концов, мы знаем прекрасно, многие лимоновцы или нацболы – это же юные люди, - вырастая, они становятся гораздо более консервативными. Может быть, это просто юность, может быть, это просто воспитание. В конце концов, мы, мое поколение в детстве были настолько жуткими интернационалистами, что только сильно с возрастом понимаешь, что интернационализм тоже такая штука сомнительная, не всегда однозначно белая.

Макеева: Вроде так: пусть приходят, дай бог хорошему научатся? Примерно так я вас поняла.

Романова: Как-то так, совершенно верно. Я знаю группу молодых людей, которые во многом сделали проспект Сахарова, которые каждое лето выезжает на Селигер общаться с нашистами, посмотреть на них, показать себя и поговорить, просто поговорить. Что касается Питера, я не знаю, открою ли я секрет, я не понимаю, какие здесь могут быть секреты. Вот уже несколько дней Юрий Сапрыкин занимается очень серьезной темой Питера. Юрия Сапрыкина мы все знаем, нежно любим и знаем его организаторские способности. Мы находимся в очень серьезных консультациях. Мы сегодня договорились о том, что, например, вот движение, к которому я, мягко говоря, примыкаю (мне неудобно говорить «мое движение») - «Русь сидящая», - мы посылаем туда большую делегацию. Большую яркую делегацию, чтобы они тоже выступили на митинге, рассказали о своем. И я очень надеюсь, на самом деле, что девочки еще привезут оттуда наших сестер, по крайней мере, их дела. Мы очень бы хотели помочь.

Казнин: Алексей Навальный, человек, к которому на митинг пойдет большое количество людей (у него сильная поддержка), заявил, комментируя ситуацию сегодняшнюю, что «пусть мэрия идет к чертовой матери, мы пойдем, где хотим». Вы же достаточно благостно описываете ситуацию, что «мы обязательно согласуем, все будет хорошо».

Макеева: Я тоже хотела спросить, все ли так отреагируют? Потому что Рыжков тоже говорил в нашем эфире, изначально, правда, он говорил, сейчас он, я не думаю, что он так как Навальный резок, но, тем не менее, он говорил, что очень важно, чтобы именно шествие и именно 4 февраля, потому что это годовщина 90-го года.

Казнин: Горбенко при этом говорит, что они готовы день и ночь, если надо, согласовывать, и встречаться.

Романова: Что он и делает, безусловно.

Казнин: И все-таки, эта опасность, что часть оргкомитета и часть людей, которые пойдут на шествие или митинг, сейчас мы пока точно не знаем, не подчинятся общему решению, есть эта опасность?

Романова: Вы знаете, вчера на нашем совете, он проходил в здании незарегистрированном движении Рыжкова, собственно, хозяин приема был Владимир Рыжков и там не было Навального, в общем, практически все члены оргкомитета были и я ровно оттуда несу вам это настроение. Оно, может быть, и благостное за счет того, что…Я пока могу сказать за себя. Действительно, нет принципиального какого-то желания именно 4, или только на Манежной площади и больше нигде. И очень приятно услышать, что нам мэрия говорит, что Манежная площадь никогда в жизни не вместит наши заявки - 30 тысяч человек, 50 тысяч человек. Как-то сразу вспоминается митинг за «Единую Россию», который как раз вместил, как нам говорило ГУВД, 50 тысяч человек, и сразу понимаешь, что, по всей видимости, мы толще и значительно толще, чем сторонники «Единой России». Нас в таком же количестве Манежная площадь вместить не может никак. Это не злит, как и очень многое не злит, а вызывает вполне эмоции, которые назвала бы смехом не добрым, но задорным.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.