Наши солдаты. Сирия
Дождь рассказывает истории погибших российских военных

Олег Кашин об эмиграции: поселился в отеле в Швейцарии, а меня и здесь уже ищут

Комментарии

Скрыть
Журналист Олег Кашин прокомментировал Никите Белоголовцеву слухи о своей эмиграции. 

Белоголовцев: Идут самые разные обсуждения темы вашей якобы эмиграции, началось все с поста в ЖЖ Лимонова, потом вы коллегам из «Ленты.ру» опровергли.

Кашин: Я не опровергал. Я не готов цитировать, что написал.

Белоголовцев: Расскажите, насколько правильно употреблять слова «Олег Кашин» и «эмиграция» в одном предложении

Кашин: Я вчера прочитал у Божены Рынска в ЖЖ, что Борис Гребенщиков подал заявление английским властям вид на жительство по квоте на талантливых людей из других стран, то есть как бы тоже эмигрировал. Я ему написал, он сказал, что не эмигрировал и слышал, что я эмигрировал. Видимо, это сейчас модная тема. Есть какой-то набор людей, которые занимаются всегда самым модным: я хипстер или я хожу на Болотную. Теперь, видимо, мне пора валить. Я был одним из первых, о ком пошли такие слухи, в ближайшее время таких слухов будет еще очень много.

Белоголовцев: Насколько слухи имеют под собой основание?

Кашин: Если не считать меня бесплотным духом, то, наверное, эти слухи верны. Пока границы открыты, пока у нас есть загранпаспорта, нас никто не мешает, хотя если говорить вообще о тренде, то, я думаю, он начинается и будет. Уехали многие люди по «болотному делу», уехал блогер Адагамов. Я думаю, эта дорожка еще будет протоптана к Западу. Я вчера нашел, разбирая библиотеку, подшивку журнала «Нива» за 1926 год. Знающие люди хихикнут, потому что журнал был закрыт большевиками в 1917 году, и откуда в 1926 году журнал «Нива»? Он из города Риги: группа иммигрантов в Риге выпускала журнал, руководил ей композитор Оскар Строк, автор популярных танго. Я читаю этот журнал и понимаю, что туда талантливые люди из Российской Империи, которые нашлись в этом кусочке Европы, свободной от большевиков. Почему-то у них ничего не получается, журнал получается плохой. Мы читаем иммигрантскую прессу – она вся плохая. Почему-то люди, отрываясь от почвы, от контекста, превращаются уже в полупризраков. Поэтому я этого как раз боюсь и для себя, и для своих друзей.

Белоголовцев: Вы упомянули Божену Рынску…

Кашин: Которая тоже где-то в Лондоне.

Белоголовцев: Как раз об этих перемещениях написал крайне занимательный текст Леонид Бершидский, который написал, что по большому счету неважно, где физически находится – условно – Олег Кашин…

Кашин: Мы же не люди уже, мы аккаунты. Посадят, не дай бог, Навального в тюрьму, пароль от его твиттера и ЖЖ останется у его жены Юли и его соратников, этот ЖЖ будет существовать, его будут читать, неважно, сидит Навальный или нет. Поэтому мы уже все погруженные в Матрицу люди, неважно, с какого ip человек пишет. В ЖЖ одним из ключевых авторов оппозиционных высказываний является Андрей Мальгин, который живет в Италии и в Москве не бывает вообще. То, что при запуске проекта «Сноб» назывался Global Russians, наверное, этот феномен существует, но черт его знает, во что он выльется с учетом происходящего здесь. Как было у Сорокина в «Дне опричника», когда люди на заре этой эпохи сжигали загранпаспорта на площади, представить это не так сложно с учетом того, что происходит у нас в стране.

Белоголовцев: Возвращаясь к посту Эдуарда Лимонова, с которого движение в этой области началось, какую мысль он хотел сделать центральной: мол, вы, либеральные авторы, Маша Гессен, Тоня Самсонова заявили о своей эмиграции, я влиятельнее, правильнее и сильнее вас, потому что вы непонятно где все – в швейцариях – а я тут, не уезжаю, поэтому будущее за мной, а не за вами, потому что вы непонятно где, а я в России.

Кашин: Мы читали книги Эдуарда Лимонова о том, как он на балконе нью-йоркского отеля варил себе щи в большой кастрюле и ходил в советской шинели по Парижу, поэтому он как раз первый человек из этого поколения глобальных русских, на которых хочется быть похожим. Конечно, Лимонов круче и меня, и Адагамова, и Навального. Но при этом его сегодняшняя позиция, что я простой русский человек, живущий в России, комична, потому что Лимонов – это такая голограмма, которая уже принадлежит не конкретному Эдуарду Совенко, а всем нам. И когда я еду в Швейцарию, на моих подошвах следы России, в том числе и Эдуард Лимонов, который является ее частью.

Белоголовцев: Вы говорили о «Дне опричника», сжигании загранпаспортов. А вы реально верите в эту перспективу? Мне кажется, она не очень нужна власти, потому что для власти уехавшая тусовка гораздо более удобна в своих утилитарных целях, чем выгоняния…

Кашин: Что удобнее власти… Ей удобнее было бы не принимать эти безумные законы, не создавать нервозную атмосферу в обществе, не разжигать холодную гражданскую войну, которая разжигается последние полтора года. Не сажать Pussy Riot было бы удобнее власти, но почему–то власть и Pussy Riot сажает, и законы принимает. С этой точки зрения руководствоваться понятной нам с вами логикой в отношении власти я бы не стал. У нее какая- то своя атмосфера. Слово «страта» заезжено, но когда недавно на сайте Росузник повесили рапорт сразу после прошлогодней Болотной, что такие-то люди должны быть арестованы, представьте картину, причем люди многие не имели отношения к этим потасовкам. Люди гуляют по улицам, ходят в гости, кафе, кино, но уже в ментовке лежит бумага, что этих людей посадят в тюрьму, а люди еще об этом не знают. Это буквально книга «Архипелаг ГУЛАГ». Это страшно.

Белоголовцев: Мне кажется, как раз делая такие вещи, власть не то что дает сигнал «уезжайте», но она обозначает, что хотите - «валите». Алексей Навальный не раз говорил, что власть очень хочет, чтобы я уехал, открывают дорогу. И Сергей Удальцов об этом говорил, Анастасия Удальцова, что нам открывают границу, давайте поскорее.

Кашин: Я вспомнил эпизод, когда я был в Женеве, жил в гостинице, мне звонят с ресепшена: вас спрашивает какой-то русский, стоит ждет. Я говорю, дайте ему трубку, я никого не жду. Девушка с ресепшена уходит, возвращается, говорит, что он ищет другого Кашина в другом отеле, и ушел. Это меня слегка напрягло. Можно уехать в Лондон, потом ты выпьешь чай с полонием.

Белоголовцев: Знакомый-то так и не объявился?

Кашин: Нет, не объявился. Тут легко превратиться в параноика, но власть нам очень в этом помогает, но пока мы сопротивляемся. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Партнерский материал