Оксана Дмитриева: кто заслуживает отставки – так это Дворкович и Шувалов

Здесь и сейчас
17 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Доклад премьера Дмитрия Медведева был довольно длинным – одним из главных вопросов депутатов был вопрос об отставке министра образования Дмитрия Ливанова, на что Дмитрий Медведев сказал: «Не дождетесь».

Что еще спрашивали у Медведева – спросили у нашего гостя, с нами в студии депутат от партии «Справедливая Россия» Оксана Дмитриева.

Арно: Видео на LifeNews появилось в 9-10 утра, встреча с Медведевым была в 12. Наверняка вы с коллегами успели это обсудить. Расскажите.

Дмитриева: Честно говоря, мы этот вопрос не обсуждали, что показал LifeNews. Мои помощники показали, но ни с кем из коллег мы этот вопрос не обсуждали, потому что у меня было выступление 10 минут с политическим заявлением от фракции и потом готовились к докладу Медведева, тоже нужно уложиться, чтобы задать вопрос за минуту, изложить и свою точку зрения, и вопрос задать, сделать так, чтобы это было максимально информативно, поэтому были другие задачи.

Казнин: Но это вас не сбило с толку? Вы не подумали, посмотрев видео, зачем тогда выступление Медведева, если его отставят в ближайшее время?

Дмитриева: Я как депутат подчиняюсь своей собственной задаче, которую мне надо реализовать. Моя позиция не зависит от той или иной информации, которую некоторые средства массовой информации выдают за два-три часа.

Арно: И трансляция была прямая из Госдумы, ваши коллеги, которые приходили к нам на канал, тоже подтверждали, что в начале встречи Медведев был немного расстроен, нервничал. Вы это заметили?

Дмитриева: Нет, я не заметила.

Арно: А каким он был?

Дмитриева: Доклад был, на мой взгляд, несколько длинноват, но с точки зрения отчета это не была профанация. Достаточно добросовестно отвечал на вопросы, которые ему задали в письменном виде, это вообще редкий случай, чтобы так подробно на все вопросы он отвечал. Он отвечал так, как его Правительство и он считают нужным. Я не могу сказать, что он уходил от вопроса или пытался обманывать или вводить в заблуждение. Другое дело, что по большинству позиций я не согласна, но тем не менее эти позиции были представлены.

Казнин: По поводу Ливанова, как ваша фракция относится к этому вопросу?

Дмитриева: Мы выступаем за отставку Ливанова. Я считаю, что по всем показателям, даже исходя из того, что говорил сам премьер-министр, его психология и философия по отношению к образованию, она отличается от того, что делает Ливанов, потому что у Медведева есть уважение к науке, образованию и к сложившемуся потенциалу, он положительно оценил то, что нужно ставить во главу угла олимпиады школьников и поощрение талантливых детей. Поэтому мне представляется, что даже исходя из логики этого Правительства и премьер-министра, необходимо заменить министра образования.

Арно: Вы задали вопрос о Росфинагенстве, даже сравнили его с Оборонсервисом. Вас ответ Медведева устроил?

Дмитриева: Очень частично. Если говорить, кто еще заслуживает отставки, моя позиция – это экономические вице-премьеры – и Дворкович, и Шувалов. Это было видно по ответам Медведева, потому что там, где у него есть свой личный опыт и здравый смысл, он адекватно оценивает ситуацию. Он говорит: деньги должны лежать в своей стране. Да, есть риски, когда деньги даже суверенных фондов вкладываются в чужие страны. Говорит, что у нас нет доходов. Но из этих правильных положений делаются совершенно неправильные выводы, потому что его, насколько я понимаю, все время питают этими догматами, как я говорю, «научного кудринизма». Деньги должны от углеводородов отсылаться в резервные фонды, откладывать в чужих странах, это суверенные фонды, они есть во всех странах. Он понимает, что невозможно отдавать деньги налогоплательщиков в коммерческой структуре ОАО Росфинагентство, с другой стороны, был предыдущий разговор во время кризиса, он понимает, что государство не должно играть своими деньгами на фондовом рынке, что предполагает делать Росфинагенство. Тогда самый прямой способ решения этой проблемы – перечислить, отдать эти деньги в бюджет. Тут опять предлагается: это нехорошо, давайте подумает о некоммерческой организации. Он согласен, что этот закон, наверное, принимать нельзя, но при этом предполагается разработка какого-то другого закона. в этой связи я хочу поблагодарить ваш телеканал, потому что это было единственное кроме РБК средство массовой информации, которое в самом начале при полной информационной блокаде сделало обсуждение по поводу закона о Росфинагентстве. Такая позиция премьер-министра, он подчеркнул, что во многом сомнения были порождены оппонентами Росфинагенства, она дала хоть какие-то результаты. Неожидаемые, не те, что нужно, но хоть посеяла сомнения, и закон в таком чудовищном виде все-таки уже не будет принят. Не только по этому вопросу, по другим есть такое осознание отдельных вопросов, но при этом кучи каких-то неправильных позиций, которые перемешаны, и в итоге выводы и план действий, на мой взгляд, неправильный.

Казнин: У вас много претензий, вы хотели бы отставить нескольких важных ключевых министров. Например, Зюганов в своем выступлении привычно разгромил вообще всю экономическую политику исполнительной власти, критиковали и ЛДПР, и коммунисты, и Справедливая Россия. Почему никто не потребовал, например, отставки Правительства и не выразил недоверие? Этого даже ждали. Некоторые эксперты считали, что это последует.

Дмитриева: Во-первых, в выступлении представителя партии Справедливая Россия был поставлен вопрос о том, что если экономическая политика будет давать отрицательные результаты, то вопрос об отставке Правительства будет поставлен осенью. Для нас не было никакой неожиданности, потому что мы не голосовали за премьер-министра и мы изначально были категорически против очень многих фигур в этом Правительстве. Положительной оценки заслуживает смена министра обороны и деятельность Шойгу на посту министра обороны, потому что некоторые явно вредные реформы и мероприятия он отменил: он прекратил вакханалию в военном здравоохранении, он пресек попытки перенести Военно-медицинскую академию в чистое болото. Я поддерживаю те усилия, которые делает вице-премьер Голодец по ликвидации этой аферы в Пенсионном фонде, потому что это чистая афера, когда деньги от взносов отправляются финансовым посредникам, одновременно дефицит бюджета Пенсионного фонда покрывается из федерального бюджета. Я понимаю, какое сопротивление она встречает на пути, потому что вырвать у финансовых спекулянтов 600 миллиардов ежегодно – их никто не отдаст.

Казнин: Это заслуга Медведева – Шойгу и Голодец?

Дмитриева: Голодец, думаю, да, Медведев ее пригласил, кого я оцениваю положительно. Прекращать такие застарелые аферы и говорить, что король голый, когда его 10 лет превозносили и когда уже поколение экономистов, созданное за 10 лет, с понимаем того, что это аксиома – иметь накопительные элементы, а самое главное – это финансовый посредник, спекулянт, которому надо отдать такие средства, то это все менять довольно сложно. А по остальным вопросам самая главная афера века – это все, что касается Резервного фонда и вкладывания в чужую экономику, это все продолжается. Продолжается практика, когда одновременно то, что я задавала Медведеву, наши деньги вкладываются под 1% в чужую экономику и одновременно мы занимаем, что финансировать бюджетные расходы, под 7-8%. У нас вообще жуткая практика, у нас фактически последние годы прирост средств в Резервном фонде и прирост долга одинаковы. Это такая схема. Мы ищем какое-то мошенничество, публикуют блоггеры на 10 млн, на 100 млн, а тут на сотни миллиардов, и ежегодно эта схема осуществляется, за это голосуется, она становится законной.

Арно: В прошлый раз перед вами выступал премьер-министр Путин. Он вам нравился гораздо больше, чем премьер-министр Медведев? Он был более эффективный премьер-министр?

Дмитриева: По большинству позиций политика одна и та же. Я ведь не оцениваю политических деятелей по тому, нравятся они мне или не нравятся. Я оцениваю по той политике, которая осуществляется, и как она влияет на граждан, на моих избирателей. Она практически не изменилась.

Казнин: Вы ждете рецессию осенью?

Дмитриева: Это я сегодня говорила, когда выступала в часе заявлений. Мировая экономика не находится в рецессии, мировая экономика в 2013 году будет демонстрировать слабый, но рост. Поэтому внешнеэкономических причин для спада нет. Но уровень государственного менеджмента настолько низок, а масштаб афер макроэкономических такой большой, что кризис может возникнуть без внешних причин, просто за счет внутренних. Это вероятность существует, потому что такое количество афер, финансовых кругооборотов, «пылесосов» уже никакая экономика даже при высоких ценах на нефть может не выдержать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.