Оксана Дмитриева: это не выборы, а криминальное рисование бюллетеней

15 сентября 2014
16 520 0

Итоги выборов и Петербурге обсудили с экс-кандидатом на пост губернатора Петербурга, главой петербургского отделения партии «Справедливая Россия» Оксаной Дмитриевой.

Лобков: Оксана Генриховна, я могу вам, конечно, посочувствовать. Но, с другой стороны, если бы вас допустили к этим выборам, не стали бы эти выборы большим фарсом, чем то, что произошло сейчас?

Дмитриева: Вы знаете, тут больше не фарса, а это криминальные выборы, криминальное мошенничество. На самом деле, даже после того, как меня не допустили до выборов, даже после того, как у Полтавченко не было никакой конкуренции, даже после того, как согнали на досрочное голосование всех бюджетников, представителей ветеранских организаций и «Жилкомсервиса», даже после этого господину Полтавченко, по нашим данным, пришлось добросить порядка 50% голосов, потому что никакой 38-процентной явки нет.

Лобков: А для чего добросить? Боязнь второго тура?

Дмитриева: Показать, что явка была. 5% - это реальная досрочка, это тоже очень много.

Лобков: А из администрации президента спускались какие-то контрольные цифры по явке? Потому что практически во всех субъектах федерации это 20-26%.

Дмитриева: Нет, никаких контрольных цифр не спускались. Это просто такие наглые, криминальные выборы, в Петербурге они зашкаливают. На самом деле там, где шел жесткий контроль явки, совмещения с муниципальными выборами, явка в день голосования была с 10 до 14%. Фактическая досрочка - около 5%, пригнанная, а 5% досрочки – это просто вброшенные бюллетени в ночь с 9 на 10 при передаче их из Территориальных комиссий в участковые. Но и этого не хватило, потому что явка, которая сообщалась на 18 часов, была 25%. И вдруг она подскочила до 40%.

Лобков: Ну это не впервой, такое было с Валентиной Ивановной Матвиенко в 2003 году, когда она была 21% в 7 часов, а в 8 она уже превысила тогдашний лимит в 25%.

Дмитриева: Нет, такого не было никогда. Что вы!  Выборы Матвиенко в 2003 году по сравнению с тем, что творилось в Петербурге сейчас, это просто честнейшее мероприятие. Даже выборы 2011 года с массовыми фальсификациями – это тоже несоизмеримо, несопоставимо с тем, что происходило сейчас. Тогда это еще были выборы, пусть с фальсификациями, с массовыми нарушениями, но все-таки это было какое-то подобие выборов. Теперь это абсолютное криминальное рисование бюллетеней, абсолютно уголовное поведение всех участников избирательного процесса. И все это еще сопровождается бандами, летучими бандами молодчиков, которые то обеспечивают физический фильтр для муниципальных кандидатов…

Лобков: Что вы имеете в виду под «физическим фильтром»?

Дмитриева: Дело в том, что у нас, помимо губернаторских выборов, одновременные муниципальные выборы были 14 сентября. У нас фактически в 107 муниципалитетах проходили выборы, на кандидатских мандатах  было 1400. Соответственно, было огромное количество кандидатов. Так вот кандидатов от оппозиционных партий, от «Справедливой России», от «Яблока», от «Гражданской платформы» примерно половину тех, кого мы выдвинули, их просто не зарегистрировали или отказали в регистрации или не допустили физически на участки сдать документы. Часто просто блокировали вход в избирательные участки эти молодчики.

Лобков: В Петербурге сильный наблюдательский корпус, там, в отличие от многих регионов, все-таки функционирует партия «Яблоко», там живет Григорий Явлинский, достаточно много деятелей культуры, как я понимаю, которые не в восторге от того, что происходит в культурной столице страны. Планируете ли вы обращаться с исками? Если да, то сможет ли по закону быть преодолен 25%-й барьер нарушений на избирательных участках для того, чтобы была возможность отменить эти выборы?

Дмитриева: Здесь сложно прогнозировать. У меня уже есть опыт в судебных процессах по искам  2011 года, где были неоспоримые доказательства, потому что мы их еще тогда могли получить, протоколы наблюдателей, несовпадение. То есть там был один тип нарушений. Просто введение в ГАС «Выборы» совершенно произвольных цифр по сравнению с теми протоколами, которые были. То есть было неоспоримое доказательство, потому что более-менее какая-то канва законодательства соблюдалась.

Здесь абсолютный шабаш, просто шабаш. Вбросы бюллетеней прямо на глазах у наблюдателей, удаление наблюдателей, когда они начинают фиксировать нарушения, невыдача протоколов, нефиксация явки, потому что явку вообще никто не сообщал даже. Вбросы фиксируются тогда, когда  расхождения между объявленной явкой и количеством избирателей, которые есть в списке избирателей. То есть это просто бандитская шайка приходит и говорит, что мы тут у вас выборы проводим.

Лобков: А кто занимался организацией выборов в Петербурге? Некоторые участники избирательного процесса говорили, что были мобилизованы некие тамбовские политтехнологи…

Дмитриева: Да, у нас тамбовский председатель Горизбиркома. Но на самом деле не нужно все сваливать только на Горизбиркома я считаю, что все участники этого процесса по линии Горизбиркома, территориальных избирательных комиссий должны идти под уголовную ответственность. Но, конечно, организаторами всего этого была городская администрация, администрация районов. Есть несколько районов, очень немного, где этого беззаконья, этого бандитизма не было. Поэтому здесь видна разница между районами.

Лобков: Ваши сторонники из «Справедливой России», из «Яблока», из оппозиционных партий, я не говорю о КПРФ и ЛДПР, потому что понятно, что теперь они стали технические…

Дмитриева: Нет, КПРФ в едином союзе – КПРФ, ЛДПР и «Единая Россия».

Лобков: Да-да, это такая техническая оппозиция. Мало просто пока данных поступает. Именно на муниципальном уровне вашим коллегам удалось где-то победить?

Дмитриева: Очень мало. На сегодняшний день у нас есть сведения о том, что из наших кандидатов, из 480 зарегистрированных, из 918 выдвинутых, по официальным данным, прошло 27 человек. У «Яблока» не прошел ни один кандидат, у «Гражданской платформы», по-моему, прошел один. При этом там, где удалось зафиксировать разницу, отдельно посчитать досрочное голосование и голосование в день голосования на избирательных участках, заставить и получить эти протоколы, наши кандидаты выигрывают в 80% случаев.

Лобков: В суд  все-таки будете подавать?

Дмитриева: В суд будем, безусловно, подавать. Дело в том, что по губернаторским выборам у нас очень ограниченные возможности подачи исков в суд. Поскольку меня как кандидата не зарегистрировали, сняли с регистрации, у нас нет своего кандидата, и мы не являемся избирательным объединением. Поэтому судиться тут могут только граждане. 

Фото: РИА Новости

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера