Обучение в средней школе будет стоить до 600 тысяч рублей

Здесь и сейчас
7 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Среднее образование в России станет платным уже с нового учебного года. Согласно принятому закону, большая часть учреждений социальной сферы – больницы, школы и детсады – перейдут с бюджетного финансирования на самоокупаемость. То есть государство будет оплачивать не всю их деятельность, как сейчас, а только определенный объем услуг. Все остальное придется зарабатывать самостоятельно.

Все, что ребенок сможет получить бесплатно – это несколько базовых предметов. В частности, по 2 часа в неделю русского и английского языков, математики и физкультуры, и час истории. За такие предметы, как физика, химия и биология, вероятно, придется платить.

О том, во сколько обойдется родителям средняя школа и какое качество образования гарантирует государство – мы обсудили с Александром Снегуровым, заслуженным учителем России, историком московской школы №216.

Казнин: Вы следили за тем, как проходил в Госдуме этот закон?

Снегуров: Не следил за этим, потому что столько забот и добрых дел нужно сделать, поэтому нет сил и желания следить.

Писпанен: Учительское сообщество знает о том, что грозит?

Снегуров: В целом учительское сообщество догадывается, но сказать, что обеспокоено, я не могу.

Писпанен: То есть это не плохо?

Снегуров: Нет, в целом индифферентность учительского сообщества.

Казнин: Учителей это не коснётся напрямую, может быть, им будет лучше от этого.

Снегуров: Лучше от законов, которые принимаются официально, редко бывало. Живя по закону совести, иногда можно развиться и можно стать лучше, а вот по законам официальным лучше стать педагогом вряд ли возможно.

Казнин: Это же напрямую будет связано с финансированием школы, и, наверное, в том числе и зарплатами, и с занятостью учителей.

Снегуров: Люди обеспокоены в целом процессами, которые происходят в педагогике. Они всё-таки, в их представлении и в моём, минуют закон, то есть сам текст закона не отражает тех опасений, которые присутствуют в учительской среде. Он в определённой степени отстранён от умов и сердец педагогов. Да, учительское сообщество ознакомили с законом, с основными его положениями и достоинствами, а недостатки, как известно, всегда бывают неожиданными.

Казнин: А кто знакомил?

Снегуров: Официальные лица от департамента образования. Проводились конференции, где показывался специальный ролик.

Писпанен: Он вам объяснял, что будет хорошо, или вас просто поставили перед фактом?

Снегуров: Здесь составляющая позитивная была. Закон освещался в ключе необходимости, насущности и блага для педагогов и учеников. В самом тексте закона много позитивных аспектов и формулировок, но известно, что за формулировками порою стоят иные процессы, что эти формулировки маскируют что-то подлинное.

Казнин:Вы просто привыкли к такому, ведь может так и не быть.

Снегуров: Мы могли бы жить и по закону 1992 года, вполне, потому что главное для педагога - чтобы ему не мешали.

Писпанен: Учителю сейчас нужно разрываться, чтоб заработать…

Снегуров: Бремя невероятное, и как раз интересоваться законом некогда, потому что заботы и бюрократический прессинг …

Писпанен: Нужно быстро навёрстывать часы, чтобы не пухнуть с голоду, что называется. При всём при этом дети должны будут оплачивать педагогические часы в средней образовательной школе. То есть учитель должен их настолько заинтересовывать, чтобы дети сами хотели попасть к нему в класс, или это всё равно будут обязательные предметы?

Снегуров: Хочу сначала прокомментировать такое положение, что учителя не пухнут с голоду всё-таки. А какова будет реализация  этих норм, всё-таки нам неизвестно, сам механизм пока ещё не заработал. Когда он заработает, будет выясняться день за днём, что оказывается так, оказывается эдак. Поэтому внутренняя настороженность вырастает, но реальной опасности многие не осознают.

Казнин: А есть уже реакция родителей на этот закон, или они тоже не в курсе и примут его как данность?

Снегуров: Большинство людей в нашей стране примут его как данность, стеснённо, нахмурившись, но потащат и эту телегу.

Писпанен: Да, но это не такая уж лёгкая телега, мы посчитали, что получается примерно 600 тысяч  с 3 по 11 класс. Не так уж много семей, которые могут себе это позволить.

Снегуров: Родители не осознают всей опасности и пока видят в законе возможность как-то повлиять на ход учебного процесса, потому что говорится, что родители могут активнее  принимать участие в педагогическом процессе.

Писпанен: А зачем?

Снегуров: Как раз влиять на педагога через жалобы, это один из механизмов. Когда эти механизмы заработают, очень сложно будет заинтересовывать.

Писпанен: Мы уже увидели, как это механизм работает до принятия закона. В увольнении, например, учителя лицея №2  Колмановского  тоже родители написали жалобу, сказали, что не хотят, чтобы  такой учитель работал.

Снегуров: И в том, что творится в педагогическом колледже № 30, когда увольняют заслуженных людей, проработавших десятки лет, потому что они не угодны новому руководству. Такое ощущение, что массово сменяются руководители учреждений, и как раз на них будет возложена эта обязанность проводить закон в жизнь, проводить его любыми средствами. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.