"Шапито-шоу" как главный сюрприз Московского кинофестиваля

Здесь и сейчас
4 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

В субботу в кинотеатре "Пушкинский" вручили награды Московского международного кинофестиваля. Одни критики назвали его самым политкорректным за последние годы. Другие - самым скучным. Во всяком случае точно запомнится фестиваль московской премьерой новой картины Ларса Фон Триера "Меланхолия" - в зале в кинотеатре "Октябрь" яблоку негде было упасть от наплыва звезд.

Казин: Все фильмы фестиваля посмотрела и наша коллега Ольга Шакина. Она сейчас с нами за столом, под впечатлением. Оля?

Шакина: Благодарю вас. Я, в основном, под впечатлением от вашего замечания, что я реально все фильмы посмотрела. Потому что Московский фестиваль, по-моему, какой-то рекордсмен, или, там, не знаю, рекордист по количеству программ. Все посмотреть невозможно.

Казин: Как без легкого преувеличения, с другой стороны.

Шакина: Ну, как бы да, спасибо.

Арно: Яблоку было негде упасть.

Шакина: Яблоку было негде упасть. Я, например, в зале так и не упала, потому что там душно и противно. Я смотрела трансляцию снаружи, но, тем не менее, лестница, так называемая красная ковровая дорожка, на самом деле ярко-зеленая, была такой… как бы производила приятное впечатление хотя бы потому, что по ней последовательно прошли Хелен Миррен, Энди Макдауэлл, Вернер Херцек, в конце концов, и Джеральдина Чаплин, которая была председателем жюри. И ее было особенно жаль, потому что там же наверху, там обычно наверху лестницы всех встречает Никита Сергеевич Михалков и как бы по-разному со всеми здоровается. И выражает свое признательность за то, что они прибыли. Так вот, несчастную Джеральдину, которая маленькая, сухонькая такая, приятная женщина, он ее схватил и начал трясти, показывать фотографам, и все всерьез думали, что в какой-то момент она развалится, потом он ее поднял на руки, и оказалось, что на ней белые кеды под вечерним платьем. В общем, было дольно весело. Если же перейти к призам, то могу просто кратко рассказать, потому что я сильно сомневаюсь, что многие зрители так пристально смотрели программу, чтобы всерьез гадать, а кто же, кто же что получил? Быстро скажу, что приз в конкурсе «Перспективы», это так называемое молодое кино, какое-то революционное, получила такая литовская политическая лесби-сатира, «Анархия в Жирмунае» (Anarchija Žirmūnuose) о юных анархистах. Женскую роль главную, по-моему, как обычно, я не знаю, может, у меня такое странное впечатление, дали польской актрисе, которая сыграла жертву нацизма в очередной такой польской диссидентской картине под названием «Иоанна» (Joanna). Приз за режиссуру достался гонконгскому такому мягко-живодерскому кино, «Месть. История любви» (Fuk sau che chi sei). А главный приз «мужская роль» отошли действительно неплохому испанскому фильму «Волны» (Las Olas) о жертвах франкистского режима, об испанской гражданской войне и так далее. Ну, а Хелен Миррен, которая как раз-таки прошлась по дорожке, избежала, по-моему, объятий Михалкова, таких вот резких как Джеральдин Чаплин досталось, она получила приз Станиславского и в благодарственной речи называла присутствующих российских граждан «my people» и сказал несколько приятных вещей в нашу камеру. Сейчас послушаем каких.

Миррен: Я часто говорю, что я русская. И актрисой стала благодаря русской крови. Ведь один из моих предков когда-то организовывал в России крепостной театр. А еще для меня, как, наверное для всех актеров, очень дорого имя Станиславского. Поэтому здесь, в стране, где он жил, я получаю награду с настоящей гордостью.

Шакина: Невероятно прочувствованная речь, по-моему.

Арно: Замечательно озвучена.

Шакина: Но на самом деле главный сюрприз Московского кинофестиваля - это конечно спец-приз картине «Шапито-шоу». Ну, на мой взгляд, самой интересной картине конкурса, хотя лента Николая Хомерики тоже была не плохой - «Сердца бумеранг» - но, тем не менее, картине, которая, во-первых, всем решительно понравилась. И вручили спец-приз режиссеру Сергею Лобану, и у нас в студии он сейчас, и сценаристка фильма Марина Потапова тоже здесь. И давайте, наверное, скажем пару слов о фильме. У нас какие-то кадры оттуда. Давайте мы их посмотрим.

Казин: Даже.

Шакина: «Шапито-шоу» - это такое довольно длинное полотно из четырех новелл, между которыми даже, между двумя частями этой картины есть даже такой антракт, как в театре буквально. Потому что авторы решили позаботиться о зрителях, которые могут немножко подустать. Новеллы называются Любовь, Дружба, Уважение и Сотрудничество и повествуют последовательно о некой условно влюбленной паре, которая едет отдыхать в Крым; о некой компании, которая ради смеха берет с собой глухонемого, опять-таки едет отдыхать в Крым; об известном таком актере, то ли музыканте, отце и его сыне, с которым он давно не виделся, они опять-таки едут отдыхать в крымские горы; и о двойнике Виктора Цоя, которого в Крым везет на гастроли такой вроде бы предприимчивый продюсер, у которого в итоге мало что получается. Но на самом деле, фильм, как отметили все, кто его смотрел - это наверное первый, чуть ли не первый российский фильм, который действительно говорит с поколением, родившимся в 70-е на языке этого самого поколения и действительно рассказывает о реальных настоящих людях. Там действительно какое-то невероятное количество всяких шуток. Фильм уже растащили на цитаты, и всякие там фразы, типа «я тут с 87-го года отдыхаю», «глухие и голубые - не одно и то же», они уже вовсю курсируют в соответствующих кинематографических кругах. А после того, как, наверное, фильм будет премьера российская, всеобщая, просто пойдут в народ. А хотелось бы спросить у авторов, а когда собственно предполагается премьера?

Лобан: Мы надеемся, что осенью это произойдет все-таки. У нас еще не было переговоров с прокатчиками, но мне кажется, что для этого есть все предпосылки.

Шакина: А правда будут как два фильма прокатывать: первые две части и вторые две части?

Лобан: Хотелось бы прокатывать одновременно два фильма на разных сеансах чтобы они шли, и чтобы люди были как-то не обременены огромным хронометражем.

Шакина: 3-40

Лобан: Да. И чтобы они могли, во-первых, выбирать, и чтобы они могли посмотреть одну часть и, если не понравится, либо пошли домой и больше вообще не касались. Если им понравилось, то они могли бы пойти на следующий сеанс, или на следующий день придти посмотреть вторую часть. Мне кажется, что это такая интересная игра будет и для зрителей в том числе. Но и для фильма это хорошо, потому что он устроен весь так заковыристо, хитро. Если он прокатываться будет тоже хитро, это будет здорово.

Шакина: А почему так получилось? Я насколько понимаю, сначала не должны были быть отдельные такие новеллы, последовательно смонтированные одна с другой, или так и должно было быть? Не было такого предположения, что все будет перемешено?

Лобан: Первый вариант был, там был параллельный монтаж, первый вариант сценария и там все развивалось одновременно, но он нам не нравился, мы постоянно его переделывали, в какой-то момент мы просто поняли, что просто нам душно в такой форме. И вот лучше как бы все-таки это сделать четче, разбить. Нам очень нравится Джармуша фильм «Мистический поезд», где происходят вот такие чудеса со временем. Вот, и мы подумали, что у нас в принципе тоже есть шанс этим воспользоваться.

Шакина: Ну, вот сценариста Марину Потапову хотелось бы спросить, откуда как бы, каким образом родились все эти великолепные диалоги? Потому что там действительно смотреть фильм этот, ну, 3-40, и почти все время смеешься. Это не только я, просто все, кто рядом со мной сидел, чудовищно хохотали, иногда даже рыдали. Откуда это все? Какие-то источники вдохновения или что?

Потапова: Технология такая: сначала пишется афоризм на тему, а потом из них складывается диалог. И потом мы запускаем в народ и все начинают повторять эти фразы.

Шакина: Все начинают повторять, это понятно.

Потапова: Это такая гипотеза, мы еще не выпустили в народ, поэтому…

Шакина: Как «Горе от ума»…

Арно: А можно я спрошу? А Никита Сергеевич, как, понравилась ему картина? Есть какая-то информация по этому поводу? Очень интересно.

Лобан: Вот нам лично он сказал, что «вы молодцы», что «вы всех как бы»...

Арно: Просто «молодцы» или, как-то «эх...»?

Лобан: Что мы всех переплюнули. Мы с ним встретились во время фестиваля, он сказал, что это милый, очень трогательный фильм. И что он с утра посмотрел интернет, где критики написали, что теперь судьба фильма под вопросом, потому что там есть шутка про Михалкова. Он сказал, что это полный бред.

Шакина: А кстати, это же потрясающе. Да, там один из лучших моментов, третьей новеллы, момент, когда отец с сыном, собственно Петр Мамонов отца играет такого знаменитого у него сын, они идут, и сын его спрашивает, неужели тебе понравилась такая фигня как «Утомленные солнцем-2?». И отец ему тоже произносит такую афористическую фразу: «Я тебя, Никита, в последнее время совсем перестал понимать». Извините, если я не точно цитирую. Но вот Никите Сергеевичу понравилось. А вот Джеральдин Чаплин, насколько я понимаю, у Сергея планировала взять телефончик, как она объявила со сцены.

Лобан: Нет, она не взяла, она мне дала бумажку, где написан ее телефон и даже e-mail.

Казин: Я уже знаю, как все было. Она сказала: «Я хочу у вас сниматься».

Лобан: У меня он даже есть, наверное, с собой. Я сейчас посмотрю.

Шакина: Потрясающе.

Казин: То есть, одна актриса уже есть для следующего фильма.

Шакина: Да.

Лобан: Куда показать?

Казин: А вот, покажите куда угодно, у нас всюду камеры.

Шакина: Зрители имеют возможность быстро списать…

Лобан: Не звоните!

Шакина: Дозвониться до Джеральдин Чаплин... Ну, на самом деле…

Казин: Скажите, мне вот просто интересно, я читал интервью с вами, много уже вышло и везде, кстати, тоже уже стало общим местом, что фильм понравился всем. Практически вы тоже уже говорите о том, что вы движетесь в сторону Голливуда. Я не знаю, шутка это или нет, но тем не менее, а на ваш взгляд, когда случится так, что вот наши фильмы, снятые молодыми свободными людьми, будут, ну что-то вроде фильмов Альмадовара, например, который из испанского режиссера стал резко мировым и его фильмы смотрят по всему миру?

Шакина: То есть когда мировое звучание приобретут?

Казин: Все-таки да, хотелось…

Потапова: Мы надеемся, что он в ближайшие месяцы он приобретет.

Казина: Именно с вашего фильма начнется?

Потапова: Да.

Казин: А другие фильмы есть, на ваш взгляд?

Лобан: Ну лет еще через 10 вообще окрепнет молодое поколение, совсем свободное.

Казин: То есть правление верное, вы считаете у российского кинематографа?

Лобан: Нормальное направление.

Арно: А вам нравится поколение 18-летних сейчас, вот которые?.. Они вас вдохновляют?

Лобан: Мне очень нравится. Да. Я cчитаю, что вообще одно из самых лучших поколений. В принципе всегда, наверное.

Шакина: А вот еще хотелось бы задать вопрос, если у нас есть немножечко времени.

Арно: Чуть-чуть времени есть.

Шакина: Сережа и Марина известны своими такими лихими интервью и такими же взглядами, собственно, которые они в этих интервью высказывают. Как вы относитесь к государственному финансированию? Потому что как бы с одной стороны такие радикальные ребята вроде не должны брать денег у государства, а другой стороны, ну как бы грех государству не проспонсировать международный успех таких прекрасных фильмов как «Шапито-шоу»? Как вам кажется, стоит ли брать деньги у государства или нет?

Лобан: Мы всегда к этому стремились, это была наша основная вообще задача - взять деньги у государства. Потому что я считал, что единственный способ быть независимым художником, потому что ни с кем не должен тогда…

Потапова: Государство поддерживает, поддерживает проект, поддерживает художника. А негосударство – это когда какие-то другие механизмы, то может возникнуть ситуация, когда чего-то хотят внести, вправить, добавить.

Шакина: Или, например, отбить каких-то денег?

Лобан: Например, да. Есть такие задачи уже, которые… У государства нет таких задач. Оно дало деньги - ему нужен факт, что фильм появился, и делай что хочешь. У нас ни разу не получилось взять никаких денег и я не уверен, что и получится в будущем, тоже не факт, конечно.

Казин: Тот случай, когда хорошо, что у государства нет лица. Есть какой-то неопределенный блин и спросить некому.

Шакина: На самом деле потрясающе, что на таком, казалось бы, более-менее государственно-официозном мероприятии, как Московский кинофестиваль, во-первых, такая картина как «Шапито-шоу» вошла в конкурс. А во-вторых, что самое потрясающее, действительно получила один из главных призов. Нельзя не порадоваться за то, что вот два таких совершенно казалось бы разнонаправленных потока неожиданно…

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия