«Нужно подумать, была ли она революционеркой или просто не в себе». Главред «КП» о скандальном некрологе Валерии Новодворской

Здесь и сейчас
13 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Прощание с Валерией Новодворской начнется в среду в 10 утра в Сахаровском центре, – сообщил «Эху Москвы» ее соратник Лев Пономарев. Президент Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким  Валерии Новодворской. 

Фото: © Алексей Куденко / РИА Новости

Об этом в Буэнос‑Айресе, где сейчас с визитом находится глава государства, сообщил его пресс‑секретарь Дмитрий Песков.

Этим сообщения информационных агентства ограничились, и ни о каких дополнительных комментариях от Путина или Пескова – пока не известно. Соболезнование от премьер‑министра Дмитрия Медведева было гораздо более сердечным: «Она была ярким, неординарным человеком, талантливым политиком, публицистом», «активно занималась правозащитной  деятельностью, и никогда не боялась отстаивать свою точку зрения».

Валерия Новодворская скончалась вчера на 65 году жизни, и яркость, страстность ее натуры, видимо, не позволили применить древний принцип – о покойных либо хорошо либо ничего. Наверное, самой обсуждаемой публикацией стала колонка в «Комсомольской правде» авторства Александра Гришина. Два раза повторяя, что Валерия Ильинична скончалась в отделении гнойной хирургии, автор пишет: «Новодворская была последовательной либералкой. И ее мало интересовала судьба людей. Некоторые фразы, которые она говорила сознательно, могут вызвать ужас у нормального человека с обычной моралью: Она мечтала: «Если бы США напали на Россию, для нас это было бы хорошо. Для России лучше быть штатом США. Но я думаю, что мы американцам не нужны».

Мы связались по телефону с главным редактором «Комсомольской правды» Владимиром Сунгоркиным.

Лобков: Владимир, почему в такой день, а значительная часть людей в России знала Валерию Новодворскую, вы поместили в своей газете такой, я бы сказал, такой оскорбительный некролог, который очень многих ранил?

Сунгоркин: Это пока еще не в газете, пока еще это только на сайте. Газета выйдет завтра. Мы дали самое разное мнение по поводу Новодворской и в газете, которая выйдет завтра, и сегодня на сайте. Там у нас и Немцов, и те, кто брали у нее интервью, и положительные мнения, и отрицательные. Я тут ничего такого экзотического и странного не вижу, что появилась такая колонка Гришина, потому что Новодворскую не стоит рисовать только в таких красках, в которых мы сегодня ее почему-то рисуем: правозащитница, великий человек, мыслитель и так далее. Она действительно наговорила столько всего против России, против русского народа, столько людоедских заявлений в своей жизни сделала, что промолчать об этом тоже как-то странно.

Вы говорите, Павел, что ее многие знали, но ее многие знали с этой стороны, поэтому я сегодня не очень понимаю, как сегодня говорить о ней, что она великий человек, святочный образ рисовать, это абсолютно необъективно.

Лобков: Да, но мы знаем, что у нее были в отличие от многих, как теперь называют, диванных болельщиков основания по-настоящему ненавидеть СССР, коммунистов и тех людей из КГБ, которые сейчас входят в элиту страны. В значительной мере она дожила до 65 лет всего лишь только потому, что в психиатрической больнице к ней применялись страшные пытки, об этом невозможно читать, об этом она писала в своих мемуарах. И мы должны понимать, мне кажется, что все то, как она пережила, и как она сохранила разум и публицистическую остроту, все это в значительной мере последствие тех страшных мучений,  которым ее подвергла система еще в 1968 году.

Сунгоркин: Павел, тут тогда надо определиться. Если она в итоге оказалась в последние годы, скажем так мягко, оказалась не совсем в себе, я сторонник все-таки этой теории, что Валерия Новодворская была не совсем нормальным, далеко не нормальным человеком. И надо к этому тихо, спокойно отнестись. Но когда началась такая свистопляска сегодня с утра или вчера, когда пришла весть о ее смерти, это было ну примерно то, что вы сейчас говорите. Речь не идет о ее отношениях с коммунистами, с Советским союзом и так далее. Коммунистов нет у власти уже 20 лет, Советского союза нет уже более 20 лет, она люто ненавидела Россию, она всячески проклинала Россию.

Лобков: Если бы она люто ненавидела бы Россию, она могла из нее давно уехать.

Сунгоркин: Да ладно! Куда уехать, на что она жить там будет, кому она нужна? До последнего вздоха Валерия Ильинична Новодворская люто ненавидела русский народ и Россию. Вот и все. Почему об этом не сказать в этой ситуации?

Лобков: А вы не думаете, что она ненавидела не русский народ и Россию, она ненавидела то рабское, что в нас есть, и боролась с этим так, как могла? Да, действительно чрезвычайно хлестким словом, да, действительно, провоцируя какой-то выплеск. Человек смотрел на себя, может быть, ее глазами, потому что  действительно в нас осталось много рабского. И такие люди стране нужны, как был нужен Петр Яковлевич Чаадаев или князь Вяземский, который написал свое знаменитое стихотворение «Русский бог», которое я даже здесь не могу процитировать, потому что оно содержит много неприличных слов, и это писали представители элиты. Их тоже обвиняли в ненависти к русскому народу.

Сунгоркин: Я думаю, так как нас сейчас слушают многие люди, каждый может сделать собственный вывод о том, кем была Новодворская – великим гражданином, великим учителем или все-таки немножко не в себе человеком, к которому надо отнестись с пониманием, не шуметь вокруг нее, или она была просто люто, патологически ненавидящим Россию человеком и русский народ.

Кстати, та заметка Гришина, вокруг которой столько шума и гама, она же на 90% состоит из цитат Новодворской. Кстати, я не занимаю позицию, кто она была, опять же я подчеркиваю: мы рядом с Гришиным поставили, и в газете у нас будет завтра мнение Бориса Немцова, которое в точности противоположное. Ну и разбирайтесь, ребята. Новодворская – такой сложный феномен, и просто рисовать ее одной краской, как вы пытаетесь, это будет неправильно, несправедливо, и нас люди не поймут.

Лобков: Мне кажется, что в день, когда человек умирает, публикация подобной колонки значит, несмотря на окрас и восклицательный знак, что…

Сунгоркин: Павел, а вы читали, что она писала на смерть журналистов, которые погибли в Донецке, русских журналистов? Они умерли, они погибли при исполнении служебных обязанностей. И что она писала? Она писала ужасные вещи, что ей их не жалко, что хорошо, что они погибли, побольше бы таких погибло. Ну и что? Ну и вернулось это. Я не сторонник какой-то агрессии, но в данном случае я не счел нужным убрать позицию Гришина. Мы же с вами утром обсуждали эту тему, после нашего утреннего обсуждения я попросил убрать наиболее беспардонные выражения. Наиболее беспардонные выражения мы убрали, там про гнойное отделение, но цитирование ее осталось. Мы просто процитировали, кем была Новодворская, что она говорила. Мы все это просто процитировали.

Лобков: Спасибо, что убрали хотя бы это.

Сунгоркин: Это вам спасибо, что мы убрали.  Я подтверждаю, что вы обратили мое внимание. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.