Уполномоченный по правам человека в Чечне: «Я не обвиняю Каляпина, но это похоже на его почерк».

Нурди Нухажиев о нападении на журналистов в Ингушетии
Здесь и сейчас
13:42, 10 марта
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня, 10 марта, уполномоченный по правам человека при главе Чечни Рамзане Кадырове Нурди Нухажиев в своем интервью Дождю сказал, что по его мнению представители правозащитной организации «Комитет по предотвращению пыток» могут быть причастны к нападению на журналистов и правозащитников.

Вечером 9 марта группа из 20 человек напала на автобус в Ингушетии, где были журналисты и правозащитники. Нападавшие избили находившихся в автобусе и забрали их личные вещи и аппаратуру, а затем подожгли автомобиль. Четверо журналистов были госпитализированы из-за полученных травм. 

Полный текст интервью Нурди Нухажиева Дождю: 

 

Какую оценку вы дадите нападению на журналистов на границе Чечни?

Начнем с того, что любое нападение, избиение, уничтожение чужого имущества — это плохо. Но для того, чтобы это «плохо» имело действующих лиц, необходимо возбуждение уголовного дела, что и сделано, по моей информации МВД Ингушетии, ну и потом нужно расследование, чтобы никакого давления на процесс расследования не было, чтобы оно было объективным. А так каждый может высказать свое мнение, я тоже могу его высказать. На моей практике такое уже было и не раз, меня самого похищали. Случившееся с журналистами ставит вопрос: кому это выгодно. Это точно не нужно ни Чеченской республике, ни Ингушетии. И без этого хватает грязи в наш адрес.

Но как обычно поступают силы, которые заинтересованы в дестабилизации ситуации? Эти третьи силы поступают так, как поступили вчера с журналистами. А кто представляет эту третью силу должно разобраться следствие. 

Многие вчера связывали это нападение с конфликтом из-за высказываний чеченских политиков в адрес СМИ и правозащитников. В частности, высказывались слова, что представители таких СМИ — враги народа. 

Не, ну это же абсурдно. Зачем человеку высказывать угрозы, а потом действовать. Чтобы вызвать подозрения, критику? Смысл какой? Если суммировать, что говорил за 20 лет в Госдуме Жириновский, то на пятьсот или тысячу томов уголовного дела хватило бы. А почему если глава Чеченской республики Рамзан Ахматович Кадыров выражает протест вопиющей несправедливости в его адрес, а он такой же человек, как и все мы, имеет право пользоваться теми же правами, что и мы...

Возможно это устрашение насилием? Это я пересказываю слова коллег.

Когда говорят о Кадырове, забывают, что он представитель исполнительной власти в субъекте РФ, то есть политическая фигура. У него нет никаких силовых рычагов, чтобы осуществить то, о чем вы говорите. Все остальное здесь — федеральные власти: МВД, УФСБ. Те силовые структуры, которые базируются в Чеченской республике, становятся автоматически чуть ли не армией Кадырова, его силовиками. Но их нет.

Пусть в Москве спрашивают своих подчиненных, почему они не обеспечивают свободный проезд и безопасность? Это их вопрос. Почему эти все вопросы к главе Чеченской республике?

Он что министр внутренних дел России, или генеральный прокурор РФ или в роли Бастрыкина? Справляется он со своими хозяйственными задачами, с экономическими, обеспечивает социальную составляющую людям — а в этом его обязанность заключается. 

Не нужно ставить это в один ряд с нападениями на членов Комитета против пыток.

Если вы не будете действовать как шпионы, инкогнито, у вас из-за такого поведения нет поддержки на местах. Я в этом же кабинете разговаривал с Орловым, с Людмилой Алексеевой, мы все понимали друг друга, сидя и разговаривая. Когда Орлов получил где-то там побои, он куда побежал? Сюда. И мы с ним побежали к министру внутренних дел: пожалуйста, защитите его.

Но ведь мы имели прецеденты, когда на территории Чечни были подожжены офисы правозащитных организаций, кто их организовывал?

Это обратный эффект. Это люди, которые возмущены однобоким подходом «каляпиных». К одним пострадавшим один подход: о них можно не говорить, а люди здесь десятками гибнут, ранения получают при исполнении служебных обязанностей, а им элементарно никто соболезнования не выразил. А вот кто пострадал из «бандитской четы», их нужно защищать, тем самым показать свою востребованность, так называемый, самопиар. 

Нападавшие вчера на журналистов, а потом на комитет против пыток, не могли быть вот теми самыми возмущенными?

Нухажиев: Нет, это уже спланированная акция. 50 на 50. Часть Каляпина, часть третьих сил, о которых я уже говорил.

Дождь: То есть вы обвиняете Каляпина в нападении на журналистов и правозащитников?

Нухажиев: Нет, я не обвиняю. Я имею ввиду, что похоже на его подчерк.

Дождь: Похоже на Каляпина? Нападать на журналистов?

Нухажиев: Ну а что, самопиар, это самое важное. Ну а что случилось после убийства Натальи Эстемировой из «Мемориала»? «Мемориал» расцвел, получил премии, ордена, к сожалению, это так. Это мое мнение.

Вчера журналисты, на которых напали, рассказали, что им говорили: «вы поддерживаете террористов, вон из Грозного». В данном случае звучала привязка к Чеченской республике.

Ну естественно. Те, кто хочет очернить Чеченскую республику, конечно, будут говорить про Грозный. Не исключено, что на машинах были номера с 95 регионом. Не исключено, что у журналистов были визитки гостиниц в Грозном, это элементарная атрибутика. В провокации все средства хороши.

Вы как уполномоченный по правам человека, какие действия будете предпринимать?

Если будет обращение в мой адрес в соответствии с конституционным законом, я буду настойчиво, грамотно, последовательно стараться разобраться в этом деле. Что мы и делаем всегда.

Кто обратился сюда, тот получит достойную защиту своих прав, насколько это возможно в нашем государстве.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.