Новый закон против гомосексуалистов - проблема усугубляется

Здесь и сейчас
28 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. Правовой аналитик правозащитной ассоциации "АГОРА" Дамир Гайнутдинов рассказал об отношении россиян к гомосексуалистам.

Белоголовцев: Дамир Гайнутдинов у нас в гостях, специалист правозащитной организации АГОРА. Я напоминаю вам информационный повод нашей беседы, дорогие друзья. В Архангельской области принят закон, который направлен против пропаганды гомосексуализма. Звучит он следующим образом, точнее называется следующим образом: «Об отдельных мерах по защите нравственности и здоровья детей». Дамир, скажите, пожалуйста, на моего, не самого развернутого знания юридических процессов, хватает, чтобы понять, что закон, по сути, напрямую противоречит Конституции Российской Федерации. Я прав или заблуждаюсь в чем-то?

Гайнутдинов: Совершенно прав. Дело в том, что он противоречит целому ряду принципов, и конституционных, и международно-правовых. Во-первых, он противоречит, так называемому принципу правовой определенности, согласно которому, любая норма должна быть понятна обычному человеку, чтобы он мог соотнести с ней свое поведение и предвидеть возможные последствия. Закон этот сформулирован таким образом, что совершенно непонятно, что будет пониматься под «действиями, направленными на пропаганду». То есть запрещается не только пропаганда, но и любые действия, которые на нее направлены. Последняя практика наша она показывает, что могут понимать все что угодно.

Белоголовцев: Как вам кажется, насколько быстро будет оспорен этот закон в суде, и каковы шансы тех, кто наверняка будет этот закон оспаривать?

Гайнутдинов: Мы намерены, в том случае, если этот закон будет принят и вступит в силу, мы намерены его, однозначно, обжаловать, сразу же, потому что он очевидно нарушает, в том числе, и международные правовые обязательства нашей страны, и я думаю, что очень хорошие шансы.

Белоголовцев: Дамир, если мы перейдем из юридической плоскости, где даже для меня очевидно, если не в России, то в международных инстанциях этот закон довольно легко обжаловать и перейдем в плоскость такую, скорее моральную и настроенческую. В России, по последним опросам, примерно 70% христиан, 6% мусульман, то есть, следуя здравой логике, 76% населения России должны так или иначе осуждать гомосексуализм. И в этой связи закон этим людям понятен и, скажем так, отвечает их интересам и чаяниям. Как быть с вот этой стороной вопроса? Как быть с нравственными представлениями россиян?

Гайнутдинов: Закон, он должен быть понятен в первую очередь тому, кто может от него пострадать. А в данном случае речь идет о тех людях, которые могут подвергнуться каким-то санкциям со стороны государства в связи с выражением своего мнения. И в этой связи позиция, например, Европейского суда по правам человека, она однозначна. В том случае, если речь не идет о призывах к насилию, к пропаганде насилия, каких-то таких, действительно, опасных вещей, свобода выражения и мнения, свобода собрания и право на объединение, они не могут ограничиваться.

Белоголовцев: Понимаю вас. А как быть с отношением общества? То есть, мы понимаем, что помимо законотворческих процессов, всегда же есть законоприменительные процессы и процессы общественные. В целом, большинство наших зрителей, которые голосуют на Facebook, говорят, что действительно, запрет публичной демонстрации своей гомосексуальной ориентации, запрет на демонстрацию - это нарушение прав человека. При этом есть отдельные комментарии, которые для нашей страны, на мой взгляд, более репрезентативные, мы это видим из опросов, которые говорят: представьте себе, что например, ваши гомосексуальные друзья приглашают вас на свадьбу с детьми и вы вынуждены своим детям объяснять, что дядя Петя выходит замуж или женится на дяде Боре. И этот вопрос он действительно же актуален для, наверное, большинства граждан нашей страны, где пока не сформулировано отчетливое понимание того, как взаимодействовать с гомосексуальными меньшинствами.

Гайнутдинов: Однозначно. Я думаю, что на самом деле, принимая этот закон, власть наоборот провоцирует какие-то проявления нетерпимости к отличающейся точке зрения, к непонятному в какой-то степени поведению. И позиция о том, что мы не знаем, как объяснить это нашим детям, и поэтому мы против того, чтобы другие люди выражали свое мнение, она…

Белоголовцев: Здесь, может быть, скорее не невозможность объяснить, а нежелание копировать западную модель, в которой… Это же популярный в нашей стране анекдот о том, что наиболее защищенный гражданин Соединенных Штатов Америки - это лесбиянка мусульманского вероисповедания, или любого вероисповедания, со стольки-то детьми и обязательно при этом она должна быть чернокожей. То есть, это, возможно, и общественное нежелание копировать модель западной супертолерантноти, толерантности, возведенной в абсолют.

Гайнутдинов: Я думаю, что речь идет не о супертолерантности, а о самой обычной терпимости к отличному образу жизни и отличной позиции. Ведь в данном случае речь не идет о навязывании какого-то поведения людям, которым не нравится гомосексуализм.

Белоголовцев: Как увязать желание меньшинства открыто выражать свою гомосексуальную ориентацию и нежелание большинства видеть выражение этой гомосексуальной ориентации, если мы говорим, опять-таки, о нашей стране, и нежелание большинства принять гомосексуальную ориентацию как норму, в том числе по религиозным соображениям?

Гайнутдинов: Нужно просто общаться и я думаю, что большинство этого негатива, который выражается большинством наших сограждан, идет от незнания, от стереотипов, от навязанных стереотипов, которые в том числе, навязывают и вот подобного рода законодательные инициативы.

Белоголовцев: О каких стереотипах вы говорите, в первую очередь?

Гайнутдинов: Стереотип о том, что гомосексуализм - это болезнь, о том, что это очень плохо. Российское законодательство давно отказалось, во-первых, от уголовной ответственности за гомосексуализм, которая была…

Белоголовцев: Кстати, если вы заговорили о законодательстве, не допускаете ли вы, что эта законодательная инициатива архангельская, это такой некоторый сигнал и пробный шар для некой кампании, которая, возможно, перейдет на федеральный уровень или это такое местное рвение?

Гайнутдинов: Я думаю, что это не пробный шар, а это дальнейшее развитие политики. Ведь преследованию в связи с принадлежностью к сексуальным меньшинствам уже подвергаются различные люди и организации.

Белоголовцев: А эти преследования, они реально есть?

Гайнутдинов: Конечно.

Белоголовцев: Я в своем личном жизненном опыте ни разу не сталкивался с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации на работе, например. То есть, в принципе, я не встречал людей, которые бы подвергались этой дискриминации.

Гайнутдинов: И, тем не менее, они есть.

Белоголовцев: То есть, эта практика есть в России?

Гайнутдинов: Однозначно, эта практика в России есть. Уже вынесено решение Европейского суда по жалобе на нарушение Россией права на объединения в связи с решением по делу «Алексеев против России», в котором Европейский суд указал, что, неоднократно отказывая в возможности проведения каких-то мероприятий, Россия нарушил право заявителей и дискриминировала их именно по признаку.

Белоголовцев: Если мы говорим, скорее, о бытовой жизни, о работе, о приеме на работу, о приеме в высшее учебное заведение, дискриминация по принципу сексуальной ориентации, скажем так, в быту, эти примеры есть в России?

Гайнутдинов: В быту? Насколько мне известно, в такой массовой практике, обзоров практики не существует, но речь скорее идет о том, что люди, возможно, не обращаются в суды за защитой своих прав. Но, последний пример - это дело тюменской организации «Радужный дом». Это люди, которые хотели создать свою организацию для того, чтобы иметь возможность общаться, проводить какие-то мероприятия. Наша практика такая, что для этого нужно объединиться и зарегистрировать организацию. Неоднократно им отказывали в этом, и в настоящее время жалоба по этому делу также находится в Европейском суде по правам человека, она коммуницирована, причем очень любопытный отзыв на эту жалобу дало правительство Российской Федерации. То есть, представитель правительства в Европейском суде фактически сказал, что сам факт существования подобного род организации угрожает территориальной целостности России. Каким образом это происходит?

Белоголовцев: Я понял вас, действительно абсурдно.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия