Новый крупный российский инвестор – Голландия. Компании нашли очередную тихую гавань

Здесь и сейчас
23 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российские компании нашли новое пристанище. «Русал» перевел свой основной пакет акций в «Норникеле» в нидерландскую компанию, до сих пор эти акции хранились на Кипре. То же самое, как выяснилось сегодня, сделала интернет-компания Mail.ru Group. По данным «Известий», основным владельцем компании теперь является голландское юридическое лицо.

Ранее в Голландии прописались такие крупные компании, как «Яндекс» и Х5 Retail Group.

Почему компании с Кипра не вернулись в Россию, а выбрали новый голландский офшор, ведущие ДОЖДЯ узнали у Михаила Зимянина, управляющего партнера юридической компании Amond & Smith. 

Лобков: Голландия не является официально оффшорной страной, если не считать маленьких островов в Карибском море. Почему она обеспечила такие невероятные условия, что такие крупные компании, которым есть что терять, там прописываются?

Зимянин: На самом деле Голландия давно является определенным финансовым центром глобальным, не только российские компании создают там свои структуры, но и компании других стран. В основном это делается, в том числе для оптимизации налогообложения, своих международных операций. Голландия – одна из юрисдикций, которая наряду с Кипром исторически давно используется. Она просто существенно дороже Кипра, там больше налогов, чем на Кипре, поэтому в нее меньше стремились российские компании. Но многие, в том числе вами упомянутые, уже давно имеют там свои структуры, успешно их используют.

Лобков: Какая часть собственности этих компаний или других крупных выведена  в голландский оффшор? Какая часть этих компаний формально является голландской собственностью?

Зимянин: Большое количество российских компаний контролируются из Голландии. Тот же «Яндекс».

Лобков: А доля какова? Сколько капитала туда отправлено? Больше половины, меньше?

Зимянин:  Туда не отправляется как таково        й капитал. По сути дела, голландская компания является так называемой материнской компанией по отношению к российской «дочке». В случае с «Яндексом» или какими-то другими компаниями, с «Норильским никелем».

Лобков: ЮКОС начал, по-моему, дорожку проторять?

Зимянин: В том числе, да. Любая крупная компания из первых двух-трех сотен российских компаний, как правил, имеет свою структуру в Голландии.

Макеева: А почему не Ирландия или Латвия, например? Если говорить о переходе с Кипра.

Зимянин: В Голландии, как и на Кипре, исторически сложилось достаточно выгодное налоговое законодательство. И достаточно выгодные условия для ведения международного бизнеса. Это просто исторически сложилось. Там хорошая индустрия юридическая – много юристов, аудиторов и прочее.

Макеева: В Ирландии этого нет?

Зимянин: Не до такой степени развито, там сложнее с этим. Потому что иметь компанию в Голландии подразумевает не просто на бумаге существование, это должно быть реальное присутствие: должны быть директора, которые получают зарплату, местные граждане, это инфраструктура целая, которая должна создаваться для этих целей.  

Лобков: Она создавалась со времен Ост-Индской кампании, или это завоевание последних лет?

Зимянин: Это в течение последних десятилетий.

Лобков: Недавно на саммите в Нидерландах Путин с гордостью говорил о том, какой большой поток инвестиций идет из Голландии, выясняется, что это деньги наши. Не какие-то там голландские магнаты решают, какой в России прекрасный инвестклимат. А это возврат наших же денег?

Зимянин: Безусловно, конечно. Как и в случае с Кипром. Если посмотреть по статистике инвестиций, Голландия и Кипр рядом. Сейчас, видимо, тренд будет в сторону Голландии в силу проблем, которые существуют на Кипре последние два месяца. Кипр стал терять доверие, поэтому крупные российские компании, которые готовы нести большие расходы на перенесение своих офисов куда-то в другое место, обернули свои взоры на Голландию.

Макеева: Простой человек послушает, посмотрит… Вроде бы руководство страны четко говорит в таком не очень позитивном плане об оффшорах…

Лобков: Бастрыкин сегодня высказался об уголовном наказании для всех, кто выводит капитал из России. Или незаконно….

Макеева: В один день происходит: «Мэйл.ру Групп» объявляет, мы узнаем про «Русал», а Бастрыкин говорит, что уголовно наказуемо. Как это может быть так открыто? Почему они не в Россию вернулись с Кипра, действительно?

Зимянин: Дело в том, что это мировая практика. Российские бизнесмены ничего не придумали. Точно так же ведут себя американские компании. И их тоже иногда обвиняют в уклонении от налогов.

Макеева: С компанией «Эппл» на этой неделе какая история вышла! Аж вызывали Конгресс.

Зимянин: Поэтому это мировая практика. Здесь ничего нового российский бизнес не делает. Деньги ищут наиболее удобное место для хранения, куда возвращаться в виде какого-то возврата от инвестиций, дивидендов и прочего. Здесь важны детали. Поскольку мы юристы, мы всегда большое внимание уделяем деталям при структурировании компаний, сделок, групп за рубежом. Очень важно, как это сделано, как структурировано. Можно обвинять, что российский капитал в оффшорах, что он в Голландии и на Кипре, где-то еще, но если вникать в детали, то зачастую все законно.

Макеева: Пока Быстрыкин не реализовал свои угрозы, максимум, что грозит, - это обвинение в непатриотичности.

Зимянин: Совершенно верно, то же самое, как за рубежом это происходило в отношении известных дел по компании «Старбакс» и по другим известным компаниям… «Амазон», если не ошибаюсь, которых не могли ни в чем обвинить, кроме как в безнравственности в плане нежелания платить налоги и сэкономить на налогах. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.