Новый иностранный агент: «ОВД-инфо» с деньгами Мадлен Олбрайт

Здесь и сейчас
1 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Те кто был задержан 6 мая прошлого или на акциях в поддержку узников «болотного дела» так или иначе попадал в сводки общественной организации «ОВД-инфо», которая помогает тем, кто оказывается в автозаке и особенно их родственникам, которые разыскивают их по различным отделениям полиции.  

Сейчас эту организацию прокуратура хочет объявить иностранным агентом, к нам присоединяется Даниил Бейлинсон участник проекта «ОВД-инфо». 

Бейлинсон: Не нам предъявили представление, а правозащитному центру «Мемориал». На данный момент мы являемся с ними партнерами и программой ПЦ «Мемориал».

Кремер: То есть вы подразделение «Мемориала», которому из-за вас предъявили этот статус.

Бейлинсон: Вчера «Мемориал» получил объемистый документ, порядка пяти страниц, и три страницы там было про нас.

Кремер: А какие источники финансирования у ОВД-Инфо?

Бейлинсон: Правозащитный центр «Мемориал», который получил на нашу деятельность специальный грант от американского фонда National Endowment For Democracy Мадлен Олдбрайт. Мы получили финансирование в размере, как указано в представлении, в миллион рублей и три тысячи под специальную программу.

Кремер: Я так понимаю, что в качестве обвинения в политической деятельности вам предъявлено то, что у вас не совсем достоверная информация, что вы искажаете данные?

Бейлинсон: Да, нас обвиняют в некоторой необъективности, совершенно непонятно, на основании чего.

Кремер: На основании того, что вы называете «политическими задержанными» тех, кто не является задержанными по политическим причинам.

Бейлинсон: Это две разные истории. С одной стороны, нас обвиняют в том, что в Российской Федерации нет никаких политических статей, по которым сажают.

Кремер: В Российской Федерации нет политических заключенных.

Бейлинсон: Видимо, как следствие, нет политических заключенных.

Лобков: А в вашей работе у вас были союзники или источники в органах внутренних дел, которые вам сообщали, кого куда доставили, или вы опирались всегда только на сведения, получаемые от самих задержанных и тех, кто был с ними рядом?

Бейлинсон: Никогда у нас не было связей с органами. Мы каждый раз получаем звонки, информацию от друзей задержанных, проверяем ее и вешаем фамилии с согласия…

Лобков: Как проверяете?

Бейлинсон: Перезваниваем человеку.

Кремер: Только человеку перезваниваете или в отделение полиции тоже?

Бейлинсон: В отделение иногда перезваниваем, но это отдельная история. Если человек говорит, что он находится в таком-то ОВД, мы ему доверяем.

Лобков: То есть у вас не сложилось конструктивных взаимоотношений ни с пресс-службами, ни с какими-то источниками в органах внутренних дел.

Бейлинсон: Не то что конструктивных, у нас вообще никаких отношений не было. У нас не было такой цели. К ним обращаются за некоторой информацией, у нас берут некоторую информацию. Почему-то прокуратура нас обвинила в том, что у нас необъективная информация. Мы можем рассмотреть несколько интересных случаев, в том числе 6 мая прошлого года. В тот день пресс-служба заявляла о том, что было 300-400 задержанных, и продолжала на этом настаивать, а мы говорили о 600 задержанных. Недавно в ежедневном журнале появилась публикация по горячим следам – отчет одного полковника из МВД, в котором говорится, что было задержано 600 человек. Типичный пример наших «необъективных» данных.

Кремер: Каким образом вы готовитесь к ближайшему 6 мая?

Бейлинсон:  Мы знаем, что и 5, и 6 мая будут акции. У нас есть волонтеры, но мы совершенно не в курсе, кого будут задерживать, что будет происходить. Прокуратура нас еще обвиняет в том, что  мы будем заниматься организацией митингов.

Лобков: В три часа дня 6 мая прошлого года  я был здесь в студии. Недалеко шла акция 6 мая. Никто из тех, кто был здесь, не ожидали такого исхода этих событий. Сейчас есть ли на основании ваших данных какой-то прогноз, как будет развиваться акция 5 и 6 мая, не ожидается ли каких-то «пробок», искусственно созданных, или провокаций?

Бейлинсон: Мы ничего такого не можем сказать, и тогда не могли. Единственное, что мы делаем, мы делаем некоторый анализ данных, которые уже у нас есть. На основании этого мы можем сказать, что тема политзэков сейчас одна из лидирующих с точки зрения акций, на которых задерживают.

Аншаков: Мы проводили вчера переговоры в мэрии. Основным вопросом была безопасность. Там были представители ГУВД города Москвы, и нам удалось добиться, что на этой акции никаких бутылочных горлышек создаваться не будет. Будет создаваться накопительный карман на Якиманке, будет установлено в два раза больше рамок металлоискателей их будет 24. Мы другие вопросы взаимодействия с полицией проговорили. Если людей приходит много – а я призываю всех прийти 5 мая – эти цепи оцепления в случае, если народу будет больше, будут растягиваться до тех пор, пока это необходимо. Никаких препятствий полиция чинить не будет. Мы проговорили вопрос с представителем коммунальных служб, что никаких дорожных работ и ремонтов асфальтового покрытия в зоне проведения акции тоже не будет, то есть никаких кусков асфальта валяться не будет. Вопросам безопасности уделяется больше внимание.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.