Новиков: "Меня арестуют, как только я встречусь с журналистами"

Здесь и сейчас
28 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Судья Дмитрий Новиков добился восстановления на работе. Судебный скандал в Сочи разгорелся год назад. Тогда следственный комитет утверждал, что судья Хостинского районного получил более 100 млн рублей в качестве взяток и ездит по городу на Bentley.

Квалификационная коллегия судей Краснодарского края дала согласие на возбуждение уголовного дела в отношении Новикова. Но защита экс-судьи утверждает, что он пострадал за то, что обвинил в коррупции руководство Краснодарского краевого суда.

О судебном скандале рассказывает сам Дмитрий Новиков.

Писпанен: Я прочитала ваше интервью в The New Times, это очень жутко, страшно и ужасно, на самом деле. Это все правда, что там описано?

Новиков: Это лишь доля той правды ужасной, которую я пытаюсь донести людям. Сегодня мне очень трудно было пробиться к вам. Мне в течение дня поступило более 10 звонков о том, что меня арестуют, как только я встречусь с первым журналистом. Но поскольку я большой ценой шел к этому, я сегодня говорю правду всем и везде.

Казнин: А кто вам звонил?

Новиков: Звонят люди моего руководства, заместитель председателя краевого суда Кисляк Владимир Федорович, который на протяжении года ведет со мной личные встречи, как будто бы он государственный обвинитель. Но самое интересное, что мне приходится судиться с ним же и у него же. Только когда нужно мы делаем доброе лицо, делаем вид, что мы - независимый судья, а когда ему нужно, он приходит ко мне в камеру, приходит ко мне в условиях содержания под стражей и ведет со мной переговоры о том, что мне нужно сделать для того, чтобы правосудие свершилось по отношению ко мне. Хотя правосудием назвать это невозможно.

Писпанен: То есть вы – судья, который…

Новиков:  Хотел вас поправить – я не добиваюсь восстановления в должности. Я добился восстановления в должности судьи. Год назад президент Медведев, по его инициативе был принят закон о создании такого органа – суд для судий и над судьями, называется дисциплинарное судебное присутствие, в состав которого входят три судьи Верховного суда Российской федерации и три судьи Высшего арбитражного суда Российской федерации. Это судебный орган, который рассматривает дела в отношении судий, если их обвиняют в тех или иных проступках. Так вот 17 числа этого месяца 6 судей приняли решение об удовлетворении всех моих жалоб – а этих жалоб было около 15-ти, и они на 50 листах описывают все те ужасы, с которыми я столкнулся в СИЗО, и которые приняли по отношению ко мне квалификационная коллегия судий края – и отменили решение о прекращении моих полномочий судьи. Три дня назад мне было торжественно официально вручено удостоверение судьи, подписанное президентом нашей страны, и я как судья сегодня обладаю этим статусом.

Писпанен: А вам дадут работать, вы же пошли против всей системы?

Новиков: Я и иду. Я иду не против системы, а против конкретных личностей.

Писпанен: То есть вас система устраивает судебная в стране?

Новиков: У нас прекрасные законы в нашей стране, они обеспечивают любые интересы и права граждан, у нас суд толкует эти законы и применяет эти законы. А правосудие не может зависеть от настроения, от погоды либо от каких-то иных обстоятельств.

Писпанен: Там, наверное, не настроение и не погода влияют на решение суда?

Новиков: Когда я встречался с Владимиром Владимировичем Путиным, и на этой встрече присутствовал председатель Верховного суда, за что я, конечно же, благодарен, я, видимо, очень буквально принял призыв о необходимости борьбы с коррупцией на местах. Мы все ждем сверху команды, что придет добрый дядя, возьмет шашку и победит это все в один день.

Писпанен: Вот вы приняли это к сведению и пошли бороться с коррупцией на местах?

Новиков: И тут в ходе рассмотрения одного гражданского дела, которых тысячи таких дел обычных, ко мне приходит на заседание суда старенькая бабушка, пенсионерка и мужчина. Я говорю: «Послушайте, вы собственники олимпийской земли, у вас состояние $2-3 млн.». Они мне отвечают: «Господи, простите нас, пожалуйста, я пенсионерка, у меня 3 тысяч рублей зарплата. Я библиотекарем проработала – какая земля? Я никогда никуда не обращалась, не писала, мою фамилию использовали на основании паспортов». Как кредиты у нас иногда берут на чужие паспорта. Я отменяю это решение суда, в соответствии с которым глава города выделяет гражданам землю. Несуществующим гражданам, несуществующим фермерам, накладываю аресты на земельные участки для того, чтобы их вернули государству.

Писпанен: То есть олимпийские земли покупали «мертвые души».

Новиков: Конечно. Губернатор края проводит совет безопасности и говорит: «У государства украли землю, надо ее вернуть». И тут же покупает эту землю уже у фермеров, тут же. Я накладываю аресты на все земельные участки, отменяю все решения мэра о том, что он выделил землю незаконно. Но в итоге возбуждают уголовное дело за превышение полномочий.

Казнин: А вам предлагали договориться?

Новиков: Конечно. Я спрашиваю – почему? Потому что в списке лже-фермеров являются судьи, жены председателей судов Хостинского района города Сочи, жены судий.

Писпанен: Следствие говорило, что вы тоже владелец этой земли или нет?

Казнин: Что вы на Bentley ездите.

Новиков: Говорить очень много можно. Мы коснемся этого вопроса, если вам будет интересно. Я приехал в город Сочи в 2000 году, а все списки формировались до моего приезда в город Сочи. Я говорю – посмотрите, вызовите людей. Где здесь хоть один фермер? Есть документы, что это лже-фермеры, судьи. Судья не может быть фермером. После этого возбуждают дело, что я превысил полномочия. А что же я сделал? Я наложил арест на государственную землю с целью возврата ее государству и отменил решение, по которому мэр выделил землю. Интересный момент. Я говорю – допросите мэра города Сочи. ФСБ приносит справку – «Мы не можем установить место нахождения мэра города Сочи». Допросите мэра – а мы не можем его найти. Не можем найти председателя «Олимпстроя» России. Если ФСБ не может найти мэра города Сочи, то как оно найдет террористов?

Писпанен: Вы не владели этой землей вопреки материалам следствия. А вот еще утверждает следствие, что вы на Bentley раскатываете.

Новиков: Для того, чтобы ссылаться на материалы следствия, их нужно посмотреть. И сегодня, когда меня восстановили в должности судьи, я категорически против прекращения уголовного дела, потому что я хочу, чтобы вызвали тех людей, которые писали и показали этих людей. Как можно объяснить - ко мне в камеру приходит заместитель председателя краевого суда Кисляк и ведет со мной торг? Если это суд, то суд должен вести правосудие в зале суда, будучи облеченным в мантию – этого не происходит. Относительно  Bentley. Меня обвинили в дворцах, землях. Каждый из нас бывает в Москве, мы видим Ferrari, другие машины, не значит же, что они наши. Я не спорю – у моего двоюродного брата есть машина, которую он разбил в городе Сочи год назад и целый год ее ремонтировал. И если я ехал с ним в этой машине, это не значит, что она моя.

Писпанен: А это была Bentley все-таки?

Новиков: Да, это была Bentley. Более того, они сказали, что я отправлял с «Ритц Карлтона» всякие факсы. Я же не отрицаю. Действительно я отправлял с «Ритц Карлтона» факсы, где писал о преступлениях судий. Но почему вы не покажете людям, что это были за факсы, что это были за заявления?

Писпанен: Почему из «Ритц Карлтона»? вас никуда не пускали, вы нигде не могли найти факс-машину?

Новиков: Я там проживал несколько дней, и для этого не нужно иметь миллиарды, о которых пишут.

Писпанен: Это не преступление пока.

Новиков: Конечно, нет. Ибо тогда нужно прийти в «Ритц Карлтон» и забрать всю Государственную думу, которая находится там внизу. Но вопрос не в этом. Не в этом меня обвиняют. Меня обвинили в том, что я стал писать заявление относительно преступлений судий. Я лично пошел в дежурную часть ФСБ, сообщил о страшных преступлениях судий, я сообщил это в  Следственный комитет России, и что же? Эти же судьи, на которых я сообщаю о преступлениях, о незаконном предпринимательстве, рейдерствах, убийствах, они судят меня. Они пишут: «Надо возбудить дело в отношении Новикова». Удивительный факт. Мы говорим о стабильности судебной системы. Судьи очень нужны стране и обществу. Судья назначается президентом для того, чтобы быть независимым от всех.

Писпанен: А может судья быть независимым?

Новиков: Только такой ценой. Либо тебя назовут сумасшедшим…

Писпанен: Ну а вам сейчас не дадут, наверное, работать? Или дадут?

Новиков: Это не прерогатива тех оперативников, тех бизнесменов, это прерогатива верховной власти в стране. И когда президент создал дисциплинарное судебное присутствие, он и сделал это для того, чтобы иметь объективный независимый взгляд на судебную систему, и они согласились со всеми моими доводами. Теперь я требую согласия другого органа по этому вопросу. Самый главный момент – я рассматриваю дела по чеченским боевикам, по незаконным вооруженным формированиям, уголовные дела о страшных преступлениях. И тут тайным образом меня лишают полномочий судьи задним числом – четырьмя годами ранее. Кто был я? Это страшный, безумный прецедент нашей страны. Это кто такое мог придумать? И мы говорим, что квалификационная коллегия судей дала согласие – это 12 человек судей, они что, допустили ошибку, они недостаточно квалифицированы для того, чтобы понять абсурдность этого момента? Потому что это была уловка для того, чтобы сегодня Новиков судья, а завтра мы назовем Новикова не судьей и арестуем его как простого гражданина. Что они и сделали. 8 месяцев добивались от меня признания вины. Они мне говорят: «Новиков, возьми уголовный кодекс, выбери любое преступление, которое ты хочешь, мы тебя завтра отпустим домой». Но если судья себя не сможет защитить сам, то грош цена такому судье.

Писпанен: Слава богу, у вас победа получается, да? Вы себя защитили, дальше будете работать?

Новиков: Так абсурд. Мне нужно выходить на работу в понедельник. Меня вызывают в субботу в Следственный комитет и избирают мне меру пресечения подписку о невыезде, но теперь уже из Москвы.

Писпанен: То есть вы не выйдете на работу? Вы нарушите подписку о невыезде.

Новиков: Нет, я ее не нарушу ни в коем случае. Когда я жил в Москве, меня вернули в Краснодар, сказали – нельзя тебе выезжать из Красно дара, из Сочи. Как только меня восстановили на работе, мне пишут подписку о невыезде: «Новиков тебе нельзя выезжать из Москвы».

Писпанен: Будете продолжать свою борьбу.

Новиков: Только ради вас. Чтобы у вас была возможность рассчитывать на справедливость.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.