Нобелевская премия мира всех расстроила: причем тут ЕС?

Здесь и сейчас
12 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Нобелевская премия мира утвердилась в статусе самой неоднозначной. Сегодня ее впервые присудили не просто организации, а сообществу стран – Европейскому союзу. Решение пяти членов нобелевского комитета было единогласным.

У многих этот выбор вызвал недоумение. Хотя норвежский комитет объяснил свою мотивацию и заявил, что всем критериям создателя премии, Альфреда Нобеля, ЕС полностью соответствует. О чем говорит присуждение награды европейским чиновникам, пытался понять Егор Низамов.

Низамов: За сто с лишним лет, которые существует нобелевская премия мира, ее лауреатами много раз становились организации. Первой стал бельгийский институт международного права в 1904, последней до сегодняшнего дня была межправительственная группа экспертов по изменению климата. Красный крест, Врачи без границ, Amnesty International – все они когда-то получали эту награду. Но никогда еще ее не удостаивалось правительство, пусть и надгосударственное.

Впрочем, если судить по заявлению нобелевского комитета, премию мира заслужили вроде бы не руководители ЕС, а само сообщество. Официальная формулировка звучит так: «За продвижение мирного процесса, демократии и прав человека в Европе на протяжении 60 лет». Награждается не ЕС в современном виде, а сама концепция Европейского большого дома и братства народов.

Это новое слово. Если взглянуть на историю нобелевской премии мира, ее чаще всего удостаивались те, кто действительно боролся за мир. Первыми ее получили швейцарец Анри Дюнан – за вклад в мирное сотрудничество народов и француз Фредерик Пасси, за многолетние миротворческие усилия.

В последние десятилетия акцент немного сместился, и премировать начали правозащитников. Потому что они, как правило, борются за интересы слабых и мирно противостоят сильным. В 1989 ом премию получил 14-й Далай-лама Тензин Гьяцо, а в 1993 Нельсон Мандела. Были, конечно, и лауреаты, которые не всегда отличались пацифистскими настроениями. Например, палестинец Ясир Арафат и руководители Израиля Шимон Перес и Ицхак Рабин. Но они участвовали в мирных процессах.

Председатель европарламента Херман ван Ромпёй, узнав о том, что ЕС получил премию мира, заявил, что эта структура едва ли не главный миротворец во всем мире.

Ван Ромпей: Мы воевали на протяжении столетий, прошли через две мировые войны, в самой Европе шли гражданские войны. Мы положили этому конец, больше такое в ЕС не повторится, так что Европейский союз можно назвать крупнейшей миротворческой организацией, которая когда-либо существовала в мире.

Но с такой логикой не все согласны. Глава московской хельсинской группы Людмила Алексеева сегодня в эфире ДОЖДЯ сказала, что Евросоюз трудно назвать не только гарантом мира, но и гарантом свобод человека. Алексееву тоже номинировали, и она сказала, что не сожалеет о том, что ей награда не досталась. Но, по ее мнению, премии больше заслуживает европарламент, который хотя бы оказывает поддержку правозащитным организациям.

Алексеева: Вот Европарламент примет резолюцию, что нехорошо, что не соблюдает Белоруссия, Россия европейскую конвенцию, а совет министров Евросоюза так и всё замотал.

Обозреватель радио «Коммерсант FM» Константин Эггерт, тоже выступивший в эфире ДОЖДЯ, не дожидаясь объявления результатов, предположил, что комитет сделает выбор, который несет минимальные политические риски. И оказался прав. Российским правозащитникам, тоже номинированным на премию – той же Людмиле Алексеевой – было бы рискованно вручать награду, потому что это могло бы сойти за манифест политической позиции.

Эггер: В значительной степени это союзники Кремля, потому что многие их них видят в Путине противовес влиянию США, дикому капитализму. Поставили американцев под контроль, американцам показывают средний палец, поэтому давайте не будем, русские странные, они там между собой разберутся, кого посадить, а кого не надо. Я думаю, что это, конечно, так, и эта левая тенденция внутри норвежского Нобелевского комитета сегодня видна, как никогда, присуждают Премию мира политически корректным фигурам из третьего мира, за исключением Лю Сяобо, или транснациональным бюрократиям, которые, как правило, ничего хорошего уже не делают.

В каком-то смысле такое решение противоречит заветам Альфреда Нобеля. Он как раз хотел, чтобы вручение премии мира имело эффект. Чтобы она становилась поддержкой тем, кто борется за мир, но встречает сопротивление. Журналист Максим Шевченко в интервью ДОЖДЮ заявил, что, по его мнению, ЕС не то что не борется за мир. А идет в обратном направлении.

Шевченко: Как можно награждать Европейский союз, когда члены Европейского союза - Франция, Италия - участвовали в кровопролитной войне в  Ливии в прошлом году, когда Европейский союз занимал и занимает достаточно непонятную позицию относительно Афганистана и всего, что происходит в Ираке? Как можно этих циничных подонков награждать Премией мира, когда они правой рукой, скажем так, размазывают кровь по карте Ближнего Востока и бывших колониальных стран, а левой рукой отмахивают эту кровь со своих пиджаков достаточно либеральных, твидовых таких, хороших.

Очевидно, Нобелевский комитет смотрит на достижения Евросоюза по-другому. Видит в этой структуре некую идеальную модель, к которой стоит стремиться. И, вероятно, хочет поддержать ЕС в период кризиса. Но большинство комментаторов сходятся во мнении, что награждать стоит все же не за идею, какой бы совершенной она ни была, а за ее превращение в реальность.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.