Николай Злобин: Холодная война между Россией и США не заканчивалась никогда

Здесь и сейчас
30 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Саммит Россия НАТО под угрозой срыва. Причины обсудили с Николаем Злобиным, директором европейских и азиатских программ Института мировой безопасности США.

В Министерстве иностранных дел 30 ноября заявили, что Россия может отказаться от участия во встрече в Чикаго ‑ и опять из-за американских планов разместить объекты ПРО в Европе.

Отношения России и США в последнее время все больше напоминают "Холодную войну". Западные газеты уже и не стесняются в открытую употреблять этот термин эпохи СССР. Особенно после начала предвыборной кампании, в которой и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев активно используют антизападную риторику.

Достаточно вспомнить недавний ультиматум президента, когда он пригрозил выйти из договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Барак Обама ‑ считает этот договор важнейшим за последние два десятилетия двусторонних отношений. И базой пресловутой перезагрузки.

О конце этой перезагрузки говорят все чаще. С концом эпохи Медведева наступает и конец приятельских отношений двух стран, отмечает сегодня газета International Herald Tribune. Многие мировые журналисты называют и еще одну сферу противоборства ‑ это российская позиция по Сирии. Так, итальянская газета Il Tempo написала: "Судя по всему, Россия поставила режиму Асада новые самолеты и ракетные установки, пренебрегая тем, что в Сирии сложилась взрывоопасная ситуация. Таким образом она хотела оказать поддержку президенту Асаду и направить послание США и НАТО, чтобы они не предпринимали попыток повторить операцию "Ливия".

Месяц назад влиятельный политик‑респубилканец, спикер нижней палаты американского конгресса Джон Бейнер, выступил с очень показательной речью ‑ потребовал от властей страны свернуть политику "перезагрузки" и заявил: "Несмотря на все позитивные шаги со стороны администрации Барака Обамы, Москва все ещё пытается восстановить мощь и влияние советских времен". Пытается или нет, обсудили с Николаем Злобиным, директором европейских и азиатских программ Института мировой безопасности США.

 

Писпанен: Скажите, пожалуйста, будет «холодная война»?

Злобин: В том виде, в каком она была в свое время, конечно, нет. Там нет идеологического…

Писпанен: То есть, без «железного занавеса»?

Злобин: Нет, «железный занавес» как раз может быть, но идеологического противостояния, вот этой борьбы нервов, ядерного шантажа, конечно, не будет. Потому что сегодня она, во-первых, никому не нужна. Экономика становится все более глобальной, и когда ты начинаешь войну, ты рано или поздно ударишь по себе, по своим интересам, а сегодня никому не выгодно нарушать тот хрупкий экономический баланс, который сегодня есть на грани полного обрушении глобальной экономики. Поэтому я думаю, в том виде, в каком она была «Холодная война», конечно, не будет восстановлена.

Писпанен: Но она не будет ядерной, но она уже, можно сказать, РЛСная или какая ПРОшная?

Злобин: На самом деле, если говорить откровенно, если отбросить всякую риторику, на протяжении последних 20-ти лет все равно Россия и Америка направляли ракеты друг на друга, ничего по большому счету не менялось. И сегодня российские ракеты нацелены на Соединенные Штаты, Соединенные штаты нацеливают свои ракеты на Россию. Если с этой точки зрения, то «Холодная война» никогда и не кончалась.

Писпанен: Не заканчивалась.

Злобин: Да. Мирного договора никогда не было подписано, на самом деле, если вы считаете войну войной. И условия послевоенного мира тоже никогда не было договорено, обсуждено и так далее. То есть, эта часть отношений России и Америки никогда, по большому счету, не была отрегулирована.

Писпанен: А почему вот это ужесточение риторики? Это просто предвыборный ход, показать опять, побряцать оружием, показать какие мы сильные, бойтесь нас?

Злобин: С российской точки зрения, я думаю, что да, это конечно, предвыборный ход в большей части, но и российская логика тоже имеет некий смысл, потому что Россия боится оказаться в ущербной ситуации, благодаря тому, что Америка наращивает вооружение.

Писпанен: Имея ядерное оружие, какая же это ущербная ситуация?

Злобин: Понимаете, ядерное оружие это небольшая часть безопасности, все-таки если подходить в современном мире к безопасности более системно, то есть другие вещи, которые действительно Россию должны волновать. Например, полное отсутствие союзников на мировой арене. Вот смотрите, как бы не говорить про политику США, стоит очередь из стран, желающих заключить военный договор с Вашингтоном, встать под ядерный зонтик, все европейцы подписались под систему ПРО европейскую.

Писпанен: Не все.

Злобин: Все.

Писпанен: Чехи вроде бы отказались.

Злобин: Они против конкретной конфигурации, но все хотят находиться в рамках ПРО, все 26 европейских стран, плюс Канада и Америка, 28 стран членов НАТО. Это ведь не НАТО принимало решение по ПРО, а правительство каждой конкретной страны принимало политическое решение о том, участвовать или нет. И в России здесь, конечно, есть поводы для беспокойства, учитывая, что в Москву никто не рвется с предложениями «разместите ваши ракеты у нас», «а давайте мы пошлем наших солдат в вашу защиту».

Писпанен: Зато Москва уже предлагает создать некий свой Евразийский союз.

Злобин: Пока никто не говорит о том, что он будет военизирован. Пока речь идет о сугубо экономическом союзе. И на самом деле, ничего плохого в этом нет. Было бы странно, если бы Россия не действовала исходя из своих эгоистических интересов. Америка действуют из своих эгоистических интересов, поэтому Америка не очень понимает, как ее можно остановить, когда она реализует то, что Америка считает своими национальными интересами.

Казнин: Вообще, военные же эксперты говорят, что и гонка вооружений даже невозможна исходя из того, что, мы, в общем, отстаем в этом вопросе.

Писпанен: Мы уже давно ее проиграли.

Злобин: Да. Но это опять, гонка вооружений, это все, так сказать, критерий прошлого, скорее. Потому что, посмотрите на современный мир, что является опасностью? Переходит границы…

Писпанен: Долговой кризис является опасностью.

Злобин: Да, например. Бьют по гостиницам, центрам городов, а не по границам там, какие-то танковые армады не переходят границу.

Казнин: То есть, возможности Карибского кризиса, его подобие не может быть?

Злобин: Я думаю, что нет, это никому не нужно. Кроме того, так сказать, это не решает никакой проблемы, на самом деле, по большому счету. Но вот с американской точки зрения, здесь есть некая такая растерянность, потому что Россия на протяжении последнего года трижды предложила разные варианты решения проблемы ПРО и для американцев это является, на самом деле, как это не парадоксально, свидетельством о том, что у России нет одного настоящего варианта. Вот ее варианта, который для нее является жизненным и важным. Если это гибкая позиция, то где ваши национальные интересы? Американцы стоят на своей позиции как танк, который прет. Он не то, что против России…

Писпанен: Но они же не собирались ее менять, но, тем не менее, все-таки каким-то образом через столько лет договорились по СНВ. Медведев тут же говорит, а вы знаете, а вот мы вот сейчас откажемся от этих договоренностей.

Злобин: Что немножко странно, потому что в Америке, по крайней мере, в Вашингтоне…

Писпанен: Это вообще разные, это день и ночь.

Злобин: …Большинство экспертов считает, что этот договор был более выгоден России. Поэтому, когда Медведев сказал, что мы, может быть, теоретически, выйдем из этого договора, там, конечно, иронически хмыкнули, потому что тогда Америке не надо сокращать огромные, по договору надо сокращать гораздо больше, чем России. И поэтому, можно, конечно, свести проблему безопасности к одной программе ПРО и, решив эту программу, договорившись даже с американцами, считать, что российская безопасность обеспечена. Это же не так, все понимают, что у России огромное количество проблем, связанных с целостностью территориальной, национальные проблемы, вся южная граница России, экономические проблемы России и так далее, и так далее. Взрывоопасное Евразийское пространство. То есть, не в проблеме ПРО. Проблема ПРО - это такое черно-белое видение мира и, конечно, на этом легко сделать политическую карьеру.

Казнин: А важно, кто возглавляет страну, кто является президентом? Ведь скоро произойдет рокировка и главой государства станет Владимир Путин, человек, который…

Писпанен: И будет перезагрузка №2.

Казнин: Да. …Признан, в общем-то, и Западом тоже, одним из самых влиятельных людей на планете, чего не скажешь об отношении к Дмитрию Медведеву.

Злобин: Смотрите, здесь есть некий парадокс. У Путина, который имеет репутацию жесткого антизападного, антиамериканского лидера, на самом деле, в реальной политике никаких антизападных, антиамериканских шагов найти почти нельзя. Вот даже после Мюнхенской речи очень жесткой ничего не происходило. Поэтому американцы исходят из того, что Путин, если он будет продолжать свою риторику, не реализуя ее в политике, на самом деле это хорошо.

Писпанен: Пусть говорит.

Злобин: Пусть говорит, это на внутренний рынок идет, это нравится его истеблишменту.

Писпанен: То есть, вы думаете, что в принципе, после марта, вот это вот ужесточение риторики может совершенно спокойно сойти на нет?

Злобин: Я думаю, оно сойдет на нет, в ближайшие дни.

Писпанен: Даже раньше.

Злобин: Потому что, на самом деле, ничего в этой области нового не произошло, чтобы вызвать такую реакцию Москвы. Переговоры идут много лет и Чикагский саммит будет в следующем году. И пока Россия говорит, что она отказывается от участия… Россию пока не приглашали, на минуточку, на этот саммит. Поэтому отказываться можно от того, куда приглашают. Но единственное, естественно, в дипломатии, так сказать, надо знать, что ты примешь предложение, когда тебя приглашают. Поэтому саммит еще будет впереди, переговоры еще будут. Я бы не драматизировал эту проблему. Речь идет о том, как будет выглядеть мировая европейская, в частности, глобальная система ПРО в следующие 20 лет. У России есть, действительно, свои сомнения, они имеют основание, но не факт, что Америка должна, по крайней мере, так считают американцы, эти сомнения учитывать, нарушая национальные интересы США, как они их понимают.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.