Николай Сванидзе: Идет гламуризация Великой Отечественной

Здесь и сейчас
17 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Журналиста Алексея Пивоварова обвиняют в фальсификации истории. Сегодня стало известно, что некий господин Бекетов – телезритель из Москвы – подал иск о защите чести и достоинства к Пивоварову и телекомпании НТВ.

Речь идет о фильме «Москва. Осень. 41-й».

Как сказано в исковом заявлении, в документальной ленте грубо искажены события Великой Отечественной. Правда, историки, консультировавшие создателей фильма, с такой точкой зрения не согласны. К слову, среди консультантов числятся такие эксперты, как доктор исторических наук, заведующий центром истории войн и геополитики Института всеобщей истории Михаил Мягков и кандидат исторических наук, сотрудник центра истории войн и геополитики Юрий Никифоров.

За последние дни это уже не первый конфликт вокруг НТВ, связанный с фальсификацией истории. Недавно министр культуры Владимир Мединский направил в телекомпанию открытое письмо с просьбой снять с эфира фильм «Служу Советскому Союзу», действие которого происходит в годы Великой Отечественной войны в лагере для заключенных. Мединский счел фильм непатриотичным. Фильм, тем не менее, показали.

Участившиеся случаи борьбы с фальсификацией истории мы обсудили с Николем Сванидзе, историком, тележурналистом, членом Общественной палаты России.

Зыгарь: Как вы думаете, это звенья все той же самой цепи? Или что это такое?

Сванидзе: Вы имеете в виду что? Письмо? Иск?

Зыгарь: Иск против Пивоварова.

Сванидзе: Знаете, на самом деле, да. И здесь не случайно получилось, что эти сюжеты у вас идут встык, что называется, смыкаются друг с другом, потому что, на мой взгляд, как ни странно, одно имеет отношение к другому. Как есть желание контролировать все политические процессы, в том числе контролировать движение волонтеров, также есть желание контролировать исторические исследования, контролировать память о войне, в частности. В каком направлении контролировать? Идет, я бы сказал, некоторая гламуризация войны. Война - великая, гордая, страшная, трагическая страница нашей истории. И она сводится к победе. Война с ее потом, кровью, грязью, страшными поражениями, многомиллионными жертвами… ну, зачем об этом? Зачем расстраивать людей? Зачем очернять нашу историю? Не надо очернять, не надо расстраивать. Была победа? Сломили хребет нацистскому зверю? Сломили. Рейхстаг взяли? Взяли. Парад был? Был. Вот об этом и надо говорить. Это то, что я не иначе как гламуризацией и в конечном счете фальсификацией назвать не могу. Вот это то самое, с чем надо бороться. Вот это и есть вранье, ложь: ложь нашим детям, ложь нашим гражданам, прежде всего – детям. А им, в общем, врать постыдно. И чтобы показать, что все было светло, чистенько, замечательненько: промаршировали от Москвы до Берлина, взяли Берлин, постреляли в воздух, бросили к ногам Сталина гитлеровские знамена – хорошо, есть что вспомнить, а остальное вспоминать не нужно.

На мой взгляд, именно эта тенденция лежит в основе претензий к фильму Алексея Пивоварова.

Арно: А вы видели это кино?

Сванидзе: Я видел это кино.

Арно: У вас нет никаких претензий?

Сванидзе: Я там смотрел что-то, я сам делал фильмы не раз документальные, все исторические хроники о войне, у меня, естественно, другой подход, у меня другой взгляд, у меня другой почерк, мы с ним разные люди, разные журналисты, но, в принципе, стратегически у меня к нему претензий нет по большому счету.

Арно: А что там такого может задеть людей, которые, в общем, может быть, не совсем хорошо знают историю досконально, но навскидку их что-то может задеть?

Сванидзе: Черноватенько. Страшноватенько. Много жертв, слишком трагично. Но это правда, это была война, в которой сейчас считается, что погибло сколько? 26 миллионов? На самом деле не считано - сколько миллионов в ней погибло. Это была страшная война, в которой, особенно в первые годы, были страшные поражения. И врать, что их не было, на мой взгляд, это и бесстыдно, и просто недостойно нас, и недостойно нашей истории.

Зыгарь: Просто по аргументу «страшноватенько», используя этот аргумент, можно подавать иски против многих авторов даже советских фильмов, начиная с «А зори здесь тихие»…

Сванидзе: Раньше начиная. С «Летят журавли». Был великолепный фильм «Живые и мертвые», который до сих пор… Вообще советская кинематография, посвященная войне, она великая, потому что делали ее люди, которые еще в основном войну прошли, и они врать про свою собственную жизнь не могли и не хотели. Сейчас этих людей практически уже нет, поколение ушло, остались единицы. Но тем не менее, я считаю, что Алексей Пивоваров – один из честных журналистов, которые делают об этом честные фильмы.

Зыгарь: Учитывая то, что комиссия по борьбе с фальсификацией истории в ущерб интересам Российской Федерации была создана, а потом была расформирована, возникло какое-то время назад ощущение, что эта тема стала более не актуальна для властей и спекуляции на эту тему прекратятся. Почему она была расформирована, поскольку вы являетесь членом комиссии, и можно ли ждать возобновления активности на этом фронте?

Сванидзе: Я думаю, что активность на этом фронте будет продолжена несомненно - независимо от того, существует или нет комиссия. Она была расформирована, потому что не вполне понятны были ее функции, честно говоря, и я с этим согласен, потому что, во-первых, название само по себе оставляет желать лучшего. Что за такая борьба с фальсификацией истории или с попытками фальсификации истории в ущерб интересам России? А что, могут быть попытки фальсификации во благо интересов России? Я считаю, что всякая ложь – это есть фальсификация, вся она идет во вред интересам России. И потом не ясно было – что эта комиссия, она будет диктовать историкам, как им преподносить те или иные исторические факты? Бессмысленно и не хочется возвращаться в этот период нашей истории, когда так делалось. Поэтому непонятно было – что за комиссия, зачем она, и она поэтому почила в бозе. Но война будет по-прежнему привлекать внимание и историков, и политиков, потому что это, может быть, самый яркий и самый гордый, и самый при этом трагичный и страшный эпизод нашей истории последних очень долгих лет, а, может быть, и веков.

Арно: Давайте обратимся к случаю месячной давности, когда министр культуры Владимир Мединский написал письмо Владимиру Кулистикову о том, что дескать фильм «Служу Советскому Союзу» не хорошо будет показывать, особенно 22 июня. Как вы считаете, понятно, что телевидение и Министерство культуры не имеют друг к другу никакого отношения, Мединский не имел права писать Кулистикову такие письма …

Зыгарь: Как зритель он имел право.

Арно: Как зритель, да. Но я имею в виду как министр. Имел ли он право писать такое письмо как историк? Компетентен ли он в этом вопросе?

Сванидзе: Владимир Мединский много пишет об истории, он может называться историком, у меня к нему есть претензии как к историку относительно каких-то фактов, которые он излагает, в частности, кстати, касающихся и войны, и начала войны, в частности, он утверждал как-то на одной из радиостанций в прямом эфире, что не было совместного советско-германского парада в Кенигсберге, а парад этот был, я его показывал в исторических хрониках, и не я один, известные кадры. Но дело не в этом, всякий человек может ошибаться. Конечно, Мединский – опытный, грамотный человек, как всякий гражданин, как правильно сказал Михаил, он имел право написать любое письмо нашему с вами коллеге Владимиру Михайловичу Кулистикову.

Зыгарь: Он ссылался на письма, по-моему, 1996-ти.

Сванидзе: Вы знаете, можно письма подписывать любыми по количеству коллективами авторов или любые по направленности письма. Фильм оказался, кстати, достаточно профессионально слабый, но идеологически, на мой взгляд, совершенно нормальный. Это право. Я думаю, что этот эпизод был, скорее, какой-то забавный, нежели значимый, потому что мы знаем, что написал Мединский, мы знаем, что Кулистиков ему очень экстравагантно ответил, и это событие ушло в историю.

Зыгарь: Выглядело это как пиар-акция конкретного фильма, потому что, конечно, он не собрал бы такую аудиторию, если бы его не отрекламировал министр культуры.

Сванидзе: Вообще, все что меня не убивает, идет мне на пользу, как известно, и все, что критикуется, любые попытки снять что-то с эфира, если они не увенчаются успехом, они способствуют только рекламе того, что хотят снять. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.