Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Несколько недель взрывного роста, медленный спад и большая избыточная смертность: какая волна «омикрона» ждет Россию и как лукавят власти

21 января, 18:47 Валерия Ратникова
20 517
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Более 49 с половиной тысяч заболевших ковидом за сутки в России — такого стремительного роста числа зараженных не было за все время эпидемии в стране. Сегодня, 21 января, количество заболевших почти на 11 тысяч больше, чем вчера. В Москве тоже рекорд — около 16 тысяч новых случаев ковида сегодня, большинство из них — штамм коронавируса «омикрон». Однако количество госпитализаций в столице пока существенно не растет. Накануне мэр города Сергей Собянин встречался с президентом Владимиром Путиным, но не обсуждал с ним возможность введения локдауна в Москве. Об этом заявил пресс‑секретарь главы государства Дмитрий Песков. Обсудили новую волну пандемии в стране с Александром Драганом, аналитиком открытых данных.

Александр, здравствуйте!

Добрый день!

Власти, и это очевидно, судя по официальным данным, признают, что, конечно, в первую очередь Москву накрыло сейчас новой волной коронавируса. Что можно сказать о главном, наверно, показателе, на который ориентируются власти, решая, вводить или не вводить строгие меры, все-таки о госпитализациях? На первый взгляд, они не растут, значит, мы, кажется, легче проходим эту волну. Или рано делать такие выводы пока что? Действительно ли мы можем сделать вывод, что пока они существенно не растут и мы относительно легко, несмотря на рекорды по количеству заболевших, проходим подъем волны?

Да, смотрите, тут на самом деле такой очень лукавый момент, к которому сейчас прибегают власти и оперштаб. Они сравнивают долю сегодняшних госпитализаций от выявленных случаев сегодня же. То есть когда они заявляют, что госпитализации существенно не выросли, два дня назад они говорили, что госпитализации составляют 10% от новых случаев, сегодня говорили, что уже 7%, это очень лукавая статистика, потому что люди не попадают в больницу сразу, как только они заболевают и получают положительный тест. В среднем время между собственно заражением, между положительным тестом и собственно госпитализацией составляет где-то от пяти до семи дней, и в этом смысле нынешняя доля госпитализаций выше, чем эти 7%, на самом деле рост госпитализаций уже заметен, и он, к сожалению, ускоряется. Для сравнения, в Москве позавчера было порядка 860 госпитализаций, вчера 930, сегодня уже 1060. За последнюю неделю скользящее среднее выросло на 18%, притом что до этого был такой довольно плавный и аккуратный рост примерно на 7–8% в неделю.

Сейчас мы видим, что рост на самом деле ускоряется и это ускорение следует той заболеваемости, которая была на прошлой неделе, хотя, конечно, все-таки в меньшей доле. Но рассчитывать на то, что госпитализации останутся на низком уровне и у нас будут выявлять по 20–30 тысяч человек в сутки в Москве, а госпитализировать будут по 1000–1200, к сожалению, особенно не стоит рассчитывать, потому что мы видели на примере многих стран, и Британии, и США, и Канады, что все-таки «омикрон» приводит к очень быстрому росту не только заражений, но и госпитализаций.

Да, как раз хотела вас спросить об опыте других стран. Вы написали такую развернутую публикацию у себя на фейсбуке, разбирали как раз длительность вспышек в разных странах, к которым раньше пришел этот вариант вируса. Что известно об этом? Расскажите. И если вы следили за статистикой избыточной смертности в этих регионах, можно ли сделать выводы все-таки о каких-то итогах этой вспышки для других стран, такая же ли она была смертоносная, как «дельта», или нет? Что мы знаем?

Смотрите, давайте я начну с избыточной смертности, потому что про это рассказать короче. На самом деле, по избыточной смертности, в общем-то, судить пока по всем странам рано, кроме ЮАР, которая раньше всех вошла в эту волна и которая, соответственно, раньше других выходит. По ЮАР мы видим, что, например, за декабрь, когда «омикрон» уже доминировал, там избыточная смертность составила в районе 12 тысяч человек, притом что официально было в девять раз меньше умерших собственно от ковида. При этом сами южноафриканские демографы и статистики как раз объясняют, что корректнее смотреть именно на избыточную смертность для того, чтобы оценить ущерб от ковида, потому что у них очень высокий недоучет заболеваемости.

Но в то же время эта волна для ЮАР оказалась значительно мягче по части смертности, то есть избыточная смертность по итогам первых месяца-полутора оказалась, по сути, в несколько раз ниже, чем была избыточная смертность для «дельты». И тут стоит учитывать, что, с одной стороны, это связано, собственно, с колоссальной волной «дельты», которую они пережили несколько месяцев назад и которая привела к огромным потерям, с другой стороны, это связано с тем, что возрастная структура заболеваемости в эту волну, в волну «омикрона» очень сильно спустилась в сторону молодых и, собственно, детей. То есть если в прошлые волны и в волну «дельты» на пожилых приходилось где-то 40–50% госпитализаций и три четверти смертей, в том числе избыточных, то в эту волну, в волну «омикрона», на них приходилось уже где-то 20–25%, больше болели, попадали в больницы молодые. По другим странам, в общем-то, по избыточной смертности пока говорить рано.

И если говорить вообще об опыте других стран, нас, конечно, всех интересует, сколько будет длиться все это удовольствие.

Да, как быстро это закончится все-таки.

Да, мы примерно понимаем уже, чего ожидать от «омикрона», что будет перегрузка всего и вся, будет массовая заболеваемость, рост госпитализаций и так далее.

Но мы уже сейчас это видим в Москве, у всех, я думаю, очень многие знакомые болеют, это очевидно.

Да, и это на самом деле только начало, потому что будет, к сожалению, намного хуже в этом плане, хотя подавляющее большинство будет все-таки легко болеть. Это будет история такая, что волна «омикрона» на самом деле очень быстрая, заболеваемость растет действительно совершенно фантастическими темпами, этого мы никогда прежде не видели. Мы знаем, что число новых случаев с «омикроном», когда ведется надежная статистика, это число удваивается каждые два-три дня в среднем, в некоторые периоды удвоение даже каждые полтора дня. При этом заболеваемость очень быстро достигает рекордных значений, скажем, во Франции сейчас выявляют по 400–450 тысяч заболевших, то есть это 0,6–0,7% от всего населения. В Израиле по 70 тысяч заболевших, это тоже 0,7% от населения. В Великобритании выявляли по 0,3–0,4% от населения. На то, чтобы дойти до такого уровня, у «омикрона» уходит буквально несколько недель.

На самом деле понятно, что такой уровень заболеваемости мы можем увидеть только в странах, где развернуто действительно широкое тестирование, потому что в России мы вряд ли увидим более 100–130 тысяч случаев в сутки, и в силу нашей статистики, и в силу просто недостаточного тестирования. Собственно, опыт других стран показывает, что рост очень быстрый, но конечный, и от начала быстрого роста до пика проходит где-то три-четыре недели, сам пик коротенький, он занимает буквально четыре-пять дней, то есть там нет никакого длинного и высокого горба, дальше начинается спад. Собственно, это показали и Великобритания, и ЮАР, и Ирландия, Австралия, Канада. Сейчас, видимо, это показывают и Испания с Италией. Тот же паттерн показывают и отдельные территории, потому что я анализировал все провинции ЮАР, собственно, как они себя ведут, там везде идентичное поведение, и штаты американские точно так же себя ведут. Это такая общая история.

Как я понимаю, вы говорите, что эта волна в среднем длится месяц, такой активный рост, но спад гораздо дольше.

Да, на самом деле не столько волна длится месяц, сколько рост, собственно, период от начала роста до пика длится около месяца. Дальше начинается спад, собственно, в связи со спадом новости тоже уже не очень хорошие, потому что по тем странам, которые проскочили эту волну, мы видим, что на самом деле спад идет не так быстро, как шел рост. Например, опять же возвращаюсь к опыту ЮАР, которая с середины ноября вошла в эту волну, соответственно, там уже есть два месяца опыта. Мы видим, что заболеваемость там выросла, чтобы достичь пика, там ушло буквально шестнадцать дней, при этом спад продолжается там уже где-то тридцать пять дней, больше месяца, она еще не спустилась даже до того фонового уровня, с которого начинался рост. На самом деле в период спада в ЮАР уже заболело больше людей, где-то на треть больше, чем, собственно, во время роста и во время пика.

Да, Александр, последнее, наверно, что хотела с вами обсудить. Сегодня в Кремле комментировали вчерашнюю встречу Собянина с Путиным, говорили о том, что локдауны пока не обсуждаются, в частности, потому что, исходя из опыта, можно не акцентироваться на локдаунах, так сказал Песков. Действительно, по опыту что мы знаем об эффективности для новых штаммов локдаунов и других мер? Потому что ВОЗ также призвала отменить этот глобальный запрет на перемещение между странами как неэффективный. Действительно ли, исходя из опыта, Москве не понадобится локдаун в новой волне?

На самом деле пока опыта непосредственно локдаунов и строгих ограничений в отношении «омикрона» мы не наблюдали, потому что подавляющее большинство стран включило такой режим mass reflection из серии «переболеют все». При этом есть исследования, которые показывают, что, в принципе, ограничение и сокращение числа контактов, условно, вывод детей на удаленку, соответственно, вывод сотрудников офисов на удаленку, ограничение мероприятий ― это все все-таки работает против «омикрона», несмотря на все истории про его колоссальную заразность, и это позволяет действительно сгладить этот пик заболеваемости и смягчить этот рост.

При этом очевидно, что в России, вероятно, никаких локдаунов не будет, но, скорее всего, мы повторим ту же историю, через которую прошли и Британия, и США, и Канада, это история, когда, условно, государственный локдаун заменяется естественным локдауном, то есть в какой-то момент начинает болеть вокруг так много людей, что это кардинально влияет на все сферы жизни, то есть заканчиваются врачи в клиниках и больницах, не хватает персонала, закрываются коллективы, закрываются магазины, в частности, в Нью-Йорке закрывались все магазины Apple из-за массовой заболеваемости.

Но при этом сокращают срок карантина, как и в России.

Да, сокращают срок карантина, это тоже абсолютно в тренде западных стран. Было понятно, что на самом деле это неизбежно, тот двухнедельный карантин, который у нас был, по-хорошему, давно следовало сократить, хотя и не до семи дней, как это сделали, потому что на седьмой день довольно большая часть людей еще может оставаться заразными.

В общем-то, это все абсолютно в тренде западных стран, и в этом смысле, конечно, ничего нового. Но мы просто получим такой естественный локдаун из-за такой массовой заболеваемости с вынужденным сокращением контактов, с вынужденным, собственно, спадом активности во всех сферах. И пока на самом деле неизвестно, ущерб от какого локдауна больше и шире, от такого естественного, когда заболевают все вынужденно, либо, собственно, от локдауна, который объявлен государством, который позволяет защитить.

Фото на превью: Агентство «Москва»

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде