Нечаев не хочет быть на разогреве у Бондарчука, но рассуждает о новом кризисе

Здесь и сейчас
23 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Несмотря на падение фондовых рынков и рубля, министр экономического развития Эльвира Набиуллина "второй волны" кризиса не ждет и призывает не паниковать. Согласен ли с ней бывший министр экономики, президент банка "Российская финансовая корпорация" Андрей Нечаев?

Вслед за "черным четвергом" на российских биржах наступила и "черная пятница". Сегодня дружно продолжили падать и рынки, и рубль.

За минувшую неделю российская валюта подешевела до двухлетних минимумов, доллар перевалил границу 32 рубля. Евро - 43 рубля. Рынку акций не легче - индексы обвалились до уровней лета прошлого года. В целом же за неделю ММВБ рухнул на 12,5%, РТС - на 16,5%. 

Казнин: Согласны с министром?

Нечаев: Вы знаете, мне кажется, на фоне такого события мировой значимости как съезд незаменимой партии «Единая Россия», обсуждать такие скучные материи как курс доллара, просто…

Писпанен: Так новостей больше нет.

Нечаев: Практически неприлично, но поскольку я работаю на разогреве у Бондарчука, то я, конечно, несколько слов скажу.

Писпанен: Я думаю, он оценит, когда придет.

Нечаев: Я, если говорить коротко, я согласен с Эльвирой Набиуллиной.

Писпанен: То есть не паниковать.

Нечаев: Мне тоже кажется, что слухи несколько преувеличены. Слухи, я имею в виду, о второй волне кризиса, о том, что нас ждет страшный экономический спад и так далее. Пока я не вижу для этого никаких серьезных оснований. Дело в том, что фондовые рынки живут немножко по своим законам, и поскольку я просто каждый день этим занимаюсь, там вообще работают очень такие нервные люди. И они на каждую новость - хорошую, плохую - очень активно реагируют.

Писпанен: Но нервные люди - это, например, Нурель Рубини, Джордж Сорос, которые говорят, что мы уже практически в кризисе. Что даже уже не нужно его ждать, не за горами. Он уже здесь и сейчас.

Нечаев: Рубини на фондовом рынке не работает, насколько я знаю, он профессор. И он вообще, он играет в такую беспроигрышную лотерею. Он, примерно раз в три-четыре года говорит, скоро будет кризис.

Писпанен: Он же предсказал предыдущий.

Нечаев: Почему я говорю, что это беспроигрышная лотерея, потому что если кризиса нет, все и так рады. Ну кто вспомнит, что он его предрекал? Но если кризис не дай Бог грянет - гений, гений, Рубини гений!

Писпанен: Но также и было действительно, предсказал же, все всё знали. Рубини предсказал.

Нечаев: Мы с вами тоже давайте договоримся - вы меня раз в год будете приглашать, и мы договоримся, что я буду предрекать.

Писпанен: А вы будете говорить, не будет кризиса.

Нечаев: Нет, а я буду что-нибудь такое предрекать, что вызовет интерес у широкой публики.

Писпанен: Нет, мы хотим вас чаще приглашать, а не раз в год.

Казнин: Предреките сейчас.

Нечаев: Значит, предрекаю. Хотя, мой покойный друг Егор Тимурович Гайдар говорил, что прогнозировать цены на нефть и курс рубля - это занятие опасное для репутации экономиста. Но тем, не менее, тем не менее. Если нефть будет оставаться на том уровне, на котором она находится сейчас - она упорно не хочет падать ниже 100 долларов за баррель, а перед тем, как ехать к вам, я посмотрел в компьютер, она была 105 долларов за баррель Brent - все слухи о какой-то драматической девальвации рубля мне кажутся преувеличенными. То есть он может подешеветь ну на рубль еще. Я удивлюсь, но допускаю, что еще на 2 рубля. Но вот то, что он будет, скажем, 40 рублей за доллар в ближайшие месяцы, у меня это вызывает большие сомнения. И я могу сказать.

Писпанен: Наверное, потому, что Центробанк просто не даст? Нам такие потрясения к выборам зачем?

Нечаев: С одной стороны, конечно, я думаю, что Центробанк вмешается. И сейчас его золотовалютные резервы вполне позволяют манипулировать рынком так, как он считает правильным. Не думаю, что он будет считать правильным, чтобы рубль подешевел до 40 рублей за доллар. Но с другой стороны, я не случайно упомянул нефть, потому что доходы от нее идут, и они приходят на валютный рынок. Им больше, в общем, деваться некуда. Потому что…

Писпанен: Но отток то тоже идет.

Нечаев: Отток идет, но большая часть оттока уже произошла, по крайней мере, с фонового рынка почти все западные деньги уже убежали, отчего он и обрушился. Что мы наблюдали, в том числе, убегали последние. Поэтому, если не дай Бог, или дай Бог, потому что если нефть сильно подешевеет, у нас в стране, наконец, начнутся необходимые реформы. То есть она…

Писпанен: Вы тоже об этом мечтаете, скажите честно? Очень многие просто эксперты говорят: ну вот пусть она уже подешевеет, уже пусть мы, наконец, начнем работать, а не спекулировать.

Нечаев: Знаете, я позволю себе тогда такое смелое утверждение. Если цена нефть упадет до 40 долларов за баррель, и продержится на этом уровне больше года, через полтора года мы будем жить с вами в другой стране, возможно даже с другим политическим режимом.

Писпанен: А мы можем каким-нибудь образом, так, гипотетически, этому способствовать?

Нечаев: Возможно, мы узнаем, что партия «Единая Россия» заменима.

Писпанен: Да вы что? То есть на самом деле, недопущение страны до кризиса - это во многом сейчас и политическое решение перед выборами, чтобы не было никаких потрясений? Даже если совсем будет плохо, вся конъюнктура будет плохая, негативная, у нас все равно не позволят ни рубль обрушить, ни допустить невыплату пенсий и зарплат?

Нечаев: Безусловно, в предвыборный год экономическая и финансовая политика имеет некоторую специфику. Ну, во-первых, больше раздают. Во-вторых, стараются непопулярные меры как-то отсрочить. Например, повышение тарифов, с которыми мы сталкиваемся каждый январь, в этот раз благородно перенесли на июнь.

Писпанен: Главное, это вообще не связано с выборами. Это было официальное заявление, что перенос тарифов, повышение тарифов на полгода, абсолютно не связан с выборами.

Нечаев: Конечно. А вы думали, что связано?

Писпанен: Нет.

Нечаев: И я не верю.

Писпанен: Я просто напоминаю новость.

Нечаев: И я так не думал. Я удивился, почему не перенесли на 1 апреля. Как же, выборы к этому времени пройдут, но все-таки как-то так поступили более интеллигентно, перенесли на июнь. Но, знаете, наши финансовые власти все-таки не маги и не чародеи.

Писпанен: Даже Кудрин?

Нечаев: То есть, при нынешних резервах Центрального банка, с чего я начал, конечно, он может практически регулировать курс в разумных пределах, так, как он считает правильным. Кстати, от того, как он считает правильным, и будет зависеть, какой курс. Потому что если Центробанк ставит во главу угла - сейчас, как мне кажется, он именно это делает - борьбу с инфляцией, в первую очередь, тогда он конечно заинтересован, чтобы рубль не слишком слабел по отношению к доллару. Если, как это делал в свое время Виктор Владимирович Геращенко, вдруг возобладает точка зрения, что надо поддерживать отечественные товаропроизводителей, повышать конкурентоспособность по отношению к импорту и так далее, тогда рубль надо ослаблять. Но это не значит, что это может продолжаться бесконечно. Если действительно нефть драматически обрушится, я к этому не вижу пока основания, сразу хочу успокоить тех зрителей, которых вообще этот вопрос почему-либо волнует, но если цена нефти драматически обрушится, как это было в 2008 году, и долго на этом уровне продержится, тогда, конечно, никаких там золотовалютных резервов Центрального банка не хватит для того, чтобы удержать рубль.

Казнин: У нас видите, политика с экономикой связана, в том числе, в нашем выпуске. Наши зрители задают вам вопрос. Пишут: «Нечаев вместе с Томчиным написал программу для «Правого дела», но вышел, в отличие от Томчина. Как он относится к выбору своего коллеги остаться в партии?».

Нечаев: Я действительно писал программу для «Правого дела», поэтому сейчас такая немножко трагикомическая ситуация. Они идут на выборы с моей программой, но без меня.

Писпанен: Да и без Прохорова.

Нечаев: Ее съезд единогласно принял. Но это было уже после Прохорова, я написал как бы альтернативную программу, что у Прохорова там в идеологическом смысле был такой немножко коктейль, а я написал такую либеральную программу. Вот просили либеральную, я написал - либеральная программа. Они идут на выборы под действительно по-настоящему такой либеральной, демократической программой, но без ее носителей. Вы знаете, мы с коллегами договорились, что мы не комментируем действия других коллег. Гриша Томчин, которого я очень люблю и уважаю, вот он принял такое решение, у него есть некие свои мотивы. Я с ними не согласен, но я не готов его ни осуждать за это, ни хвалить. Поэтому в этой части без комментариев.

Казнин: А может быть, коротко, что вы посоветуете людям по поводу, в чем хранить сбережения сейчас?

Нечаев: Слушайте, вообще ваш телеканал стал отличаться таким здоровым консерватизмом. По какому бы поводу я к вам не пришел, последний вопрос всегда бывает: «В чем хранить сбережения?»

Писпанен: Мы верим вам.

Казнин: И сейчас есть прямой повод спросить.

Нечаев: Из чего следует, что…

Писпанен: В следующий раз, когда будем приглашать вас на танцы…

Нечаев: Что все-таки у ведущих есть сбережения.

Писпанен: Это нас попросили задать из аппаратной, этот вопрос.

Нечаев: И в аппаратной сбережения есть. В общем.

Писпанен: Это не у ведущих.

Нечаев: Журналисты живут все лучше и лучше.

Казнин: Итак?

Нечаев: Отвечаю примерно так же, как я отвечал в прошлый раз. Потому что я действительно искренне так думаю, что при разумных сбережениях, если в аппаратной не сидит тайный олигарх, а вот при сбережениях среднего класса, скажем так, заниматься всерьез какими-то валютными спекуляциями - дело пустое. Вы на комиссиях больше потеряете, и на лечение потом нервов. Поэтому деньги, я считаю, правильно хранить в той валюте, в которой вы собираетесь их тратить. То есть, если вы живете все-таки в рублевой зоне, и зарплата у вас в рублях, и тратите вы в основном в рублях - что вам, по большому счету, переживать, какой там курс швейцарского франка к японской йене? Ну никак он вас напрямую не затрагивает. Если, например, вы собираетесь в какую-то серьезную туристическую поездку, или вы уже такой middle-class, вы хотите своих детей учить где-нибудь в Европе, или у вас серьезное лечение в Европе, и вам понадобится тратить евро, то, конечно, лучше соответствующую сумму запасти загодя, чтобы не зависеть от колебания курса. Другое дело, что это правильнее было бы сделать полгода назад, прислушавшись к моему совету. Но для тех, кто этого не сделал, я повторяю этот совет еще раз.

Казнин: Но ведь еще рад справедливости надо сказать, что Федор Бондарчук должен был быть первым в нашем выпуске, то есть выступать на разогреве у вас. Просто он опоздал. Закончим, чем начали.

Нечаев: Я стал жертвой своей дисциплинированности.

Казнин: Да.

Писпанен: Зато как мы вам благодарны за это.

Нечаев: В следующий раз я непременно опоздаю, если вы скажете, что у меня на разогреве будет какая-нибудь звезда.

Писпанен: Нет, нет. Мы поняли.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия