Не менее пяти членов "Молодой Гвардии Единой России" попадут в Госдуму

Здесь и сейчас
2 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Суханов: Как вы себя чувствуете почти депутатом Госдумы?

Прокопенко: Почти депутатом я себя не чувствую. У вас было сказано, что источник в «Молодой гвардии» по поводу квотной системы, якобы квоту выделил, никаких квот нет. Квоты были в 2007 году, и эти квоты были отменены сейчас, потому что такой билет в теплый вагон для молодежи обусловлен в большей степени в сегодняшней политической действительности минусами, чем плюсами. Потому что у нас была кампания своя, я имею в виду до праймериз, молодежная. У меня с собой книжечка, я ее специально взял, здесь все победители – те, кто на Госдуму был рекомендован и участвовал в праймериз партии, и те, кто будет сейчас в Законодательное собрание, 1900 человек у нас участников абсолютно во всех субъектах. Мы даже сами не думали, какой ажиотаж будет. И вот из них 162 – победители, они были участниками этой кампании по выявлению лидеров общественного мнения, праймериз. А благодаря инициативе Владимира Путина, то, что был создан Народный фронт, и наша организация вошла в него, получила возможность быть в координационном совете, мы этот механизм запустили, что называется, на всю молодежь. Не стали тянуть одеяло только на нашу организацию, дали возможность всем, кто хочет поучаствовать.

Малыхина: Это что значит?

Суханов: Всем – это не только «молодогвардейцам»?

Прокопенко: Абсолютно.

Суханов: То есть беспартийные?

Прокопенко: Абсолютно. По желанию, кто угодно.

Суханов: Вы сказали – 162 победителя, которые праймериз прошли. Беспартийных так называемых сколько в этом списке?

Прокопенко: Всего через наш механизм поучаствовали в праймериз 285 человек. Из них 162 – это победители молодежных праймериз, вот этой кампании. Там были еще активисты, и те, кто позже захотел.

Суханов: 162 «молодогвардейца»?

Прокопенко: Там статистика – 50 на 50 примерно.

Суханов: То есть 81 «молодогвардеец» и 81 беспартийный.

Прокопенко: Да. Под эту кампанию, под инициативу Владимир Путина тут же включились достаточно большие и массовые молодежные организации, кто объективно, кто субъективно, не был включен в текущую активную политическую деятельность. Они этим воспользовались в том плане, что именно «Молодая гвардия» получила такую квоту в координационном совете, соответственно дополнительные возможности как самая массовая молодежная организация, мы пригласили их всех, и они все поучаствовали. А потом у нас еще и лагерь был.

Малыхина: А как пригласили, скажите, пожалуйста. Меня не приглашали. Тебя приглашали, Алексей?

Суханов: Нет.

Прокопенко: Вы состоите в молодежных организациях?

Малыхина: А нужно состоять в молодежных организациях?

Прокопенко: Можно не состоять. А вы сами пытались поучаствовать в праймериз?

Малыхина: Вы же сказали, что вы предложили, мы поэтому и узнаем.

Прокопенко: Мы исходим всегда из того, что молодежь должна быть активная, кто-то должен сказать: «Я хочу сам», тогда была такая возможность, как написать заявление о вступление в Народный фронт и поучаствовать.

Малыхина: А чем «Молодая гвардия» лучше, чем, скажем, остальные молодежные движения, если у вас 50%, а у всех остальных тоже 50. Я полагаю, что там не одна и не две организации.

Прокопенко: Мы здесь не ставим вопрос, кто лучше, кто хуже. Мы здесь, наверное, будем лучше ставить вопрос, кто более активный, кто ежедневно и качественно занимается общественно-политической деятельностью. В этом плане, конечно, «Молодая гвардия» наиболее заметна на политическом небосклоне.

Суханов: Я бы переформулировал вопрос по поводу «Молодой гвардии», в частности. За какие заслуги «молодогвардейцы» получают такую путевку или возможность попасть в Государственную думу? Параметры?

Прокопенко: У нас в организации на данный момент 10 900 депутатов. Это, в основном, муниципального уровня, и до уровня – до Госдумы сейчас еще сложно сказать, потому что, по большому счету, на данном этапе 1-2 человека буквально – но вот на муниципальном уровне и на уровне субъекта самое большое количество «молодогвардейцев». А заслуги какие? На муниципальном уровне надо, что называется, землю потоптать, с людьми пообщаться, дела поделать и получить соответствующие голоса.

Суханов: Вы знаете, что «Единой России» все меньше и меньше верят? Вообще рейтинги сейчас самые низкие с 2007 года.

Прокопенко: А цифры можно озвучить?

Суханов: Ребята-редакторы, будьте добры, подготовьте. От 30 до 40% лишь поддержка «Единой России».

Прокопенко: Если взять динамику, что называется «с того лета», то рейтинг партии повысился именно за счет механизма Народного фронта, за счет инициативы Владимира Путина. Потому что достаточно большое количество людей получили возможность - мы видели в сюжете, я как участник праймериз в Саратовской области тоже знаю – там сейчас в списки победителей попали и учитель, и…

Малыхина: Много новых лиц. Это задача обновить образ «Единая России», Народный фронт призван сменить некую существующую имиджевую картинку привлечением этих людей, казалось бы, очень понятных и близких обычному россиянину – рабочий, учитель?

Прокопенко: Ставилась задача, безусловно, эта система обновления очень важна, в том числе, и в нашей молодежной организации. Но ставилась задача и выявить новых активных и эффективных людей, найти новых лиц, в том числе, и талантливых. На мой взгляд, новый состав Госдумы будет, безусловно, заметно качественно обновленный.

Суханов: Вы наверняка слышали эту историю из, по-моему, Первоуральска, Свердловская область, там один журналист, по-моему, главный редактор какой-то радиостанции, вешал рядом с рекламой «Единой России» свою рекламу, на которой было написано: «Все врут». Знаете эту историю?

Прокопенко: Да.

Суханов: Все-таки меня интересует, каким образом «Единая Россия» пытается избавиться от прежнего имиджа. Говорят же закавычно: «партия жуликов и воров».

Прокопенко: Во-первых, есть так называемые тосты, лозунги и заклинания, а есть аргументы. Если подать в суд на этого человека, пусть он докажет. В том числе, вчера была у офиса «Единой России» акция ЛДПР, где они также прокричали эти лозунги. Когда мы сказали: «Ребята, если мы на вас в суд подадим, то вы уже будете отвечать по серьезному». Что касается этих перегибов в ходе праймериз, они, безусловно, были. И у нас был федеральный координационный совет, где лидеру партии Путину все участники Народного фронта тоже сказали, что, безусловно, этот механизм совершенен. Была создана конфликтная комиссия в штабе Народного фронта, штаб возглавляет вице-премьер Вячеслав Володин. Эта конфликтная комиссия выезжала в Новосибирск, в Пермь, около 5-7 субъектов. А всего было около 60, если не ошибаюсь, жалоб на 4700 человек. Это, по-моему, достаточно неплохая статистика. Но заметьте, какая была реакция оппозиционных движений, когда Владимир Путин сказал, что этот механизм праймериз необходимо дать возможность всем партиям.

Суханов: Он потом отозвал свои слова.

Прокопенко: Почему? Не отозвал он свои слова, а выслушав мнение всех партий, а они почему-то побоялись – а почему, спрашивается вопрос?

Суханов: Не все такие богатые, как вы.

Прокопенко: А причем здесь богатые? Что, для этого деньги большие нужны?

Суханов: А не нужны на это деньги?

Прокопенко: Смотрите, предложение в народную программу дополнительное, мы это отдали тоже Владимиру Путину. У нас было задействовано 50 тысяч активистов. Деньги понадобились, чтобы бланки напечатать. Мы собрали миллион предложений, чуть больше миллиона, соответственно, чуть больше миллиона человек, и отдали это в соответствующий институт – социально-экономических и политических исследований, где пишется сейчас эта программа. На мой взгляд, оппозиционные движения не в состоянии организационно это все оформить и провести. Поверьте, что в каждой партии – и у КПРФ, и у ЛДПР – есть соответствующие спонсоры, по 1-2 человека, кто в состоянии оплатить всю кампанию праймериз. Но для этого хватит денег, которые выделяются на деятельность партии.

Малыхина: Тимур, можно вам личный вопрос задам?

Прокопенко: Конечно, любой.

Малыхина: Вы в гражданской жизни что делаете?

Прокопенко: Хобби, увлечения?

Малыхина: Работаете вы кем? Или вы только возглавляете движение?

Прокопенко: Я занимаюсь молодежной политикой. К сожалению, на это уходит очень много времени, все мое время.

Малыхина: Какая-то зарплата у вас есть? Просто, чтобы наши телезрители понимали, как это устроено. Я лично не очень понимаю.

Прокопенко: Конечно. У нас есть так называемый центральный штаб, субъекты. В каждом субъекте у нас есть соответствующие свои штабы, фонд поддержки партии, исполкомы, свои ставки. Там мы все работаем и получаем зарплаты.

Малыхина: То есть вы сотрудник?

Суханов: А деньги откуда эти?

Прокопенко: Фонд поддержки партии.

Суханов: Он как пополняется?

Прокопенко: Фонд поддержки партии как пополняется – это уже не ко мне.

Малыхина: Это к партии.

Суханов: Это как раз к Счетной палате, о чем мы говорили.

Малыхина: Я пытаюсь базовые вещи уточнить. Скажите, какой приблизительно у вас оклад, если это не тайна партийная?

Прокопенко: От 15 до 50-60 тысяч.

Малыхина: От чего зависит?

Прокопенко: Зависит, наверное, от должности, от статуса. Как везде, как в любой организации и на вашем телеканале, безусловно.

Суханов: Вы меняете, насколько я понимаю, образ партии, вы сейчас становитесь из партии чиновников и топов партией доярок, токарей, слесарей. Вас это больше устраивает?

Прокопенко: Вы так навешиваете - меняете. Меняем что?

Суханов: У нас товарищ веселый токарь уже выступил, мы давали его синхрон.

Прокопенко: Безусловно, всякие люди нужны, всякие люди важны. Смысл в том, что партия дает возможность всем людям самореализоваться. А итоги будут делать уже на выборах, голосование покажет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.